Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Не жди­те от мо­лит­вы од­них вос­тор­гов, не уны­вай­те, ког­да не ощу­ти­те ра­дос­ти. Ведь и так бы­ва­ет, что сто­ишь, сто­ишь в церк­ви, а буд­то внут­ри не серд­це, а так, де­ре­вяш­ка, да де­ре­вяш­ка-то не­ост­ру­ган­ная... Ну что ж, и за это, т.е. за де­ре­вяш­ку, спа­си Гос­по­ди. Зна­чит, на­до так бы­ло. Ведь иная ду­ша, пе­ре­жив вы­со­кие вос­тор­ги, и во­зом­нить о се­бе мо­жет, а та­кое сос­то­я­ние „ока­ме­нен­но­го не­чу­в­ствия" сми­ря­ет ее.

преп. Варсонофий

О красоте земной и небесной

Внешний мир с его красотами благотворно действует на человека, и душа, способная наслаждаться красотою мира, есть душа возвышенная, но человек, достигший совершенства, созерцает в душе своей такую красоту, перед которой видимый мир ничего не стоит.

О красоте земной и небеснойХороша и наша северная природа… Но нынешний мир только слабое подобие мира, бывшего до грехопадения. Есть мир Горний, о красотах которого мы не имеем понятия, а понимают его и наслаждаются им только святые люди. Этот мир остался неповрежденным, но земной мир после грехопадения резко изменился. Все равно, как бы кто-нибудь лучшее музыкальное произведение, например, Бетховена, разделил на отдельные тона, тогда впечатление целого не получилось бы. Или картину, например, Рафаэля разорвал на клочки и рассматривал отдельные кусочки. Разбейте великолепную статую на части – впечатления прекрасного не получится.

Так и нынешний мир. Некоторые подвижники даже отвращали от него взоры. Известен один подвижник, который загородил иконой единственное окно своей кельи, а из него открывался восхитительный вид. Его спросили:

– Как это ты, отец, не хочешь даже взглянуть, а мы не могли налюбоваться и на небо, и на горы, и на Эгейское море и его острова.
– Отчего я закрываю окно, вам не понять, но созерцать красоты мира сего я не имею желания, – ответил подвижник.

Это оттого, что он созерцал красоту Горнего мира и не хотел отвлечь от него своего внимания. Действительно, кто познал высшее блаженство, тот нечувствителен к земным утешениям. Но для сего познания надо иметь высокую душу.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского