Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Будь го­то­ва встре­тить скор­би. Ибо всех, ко­му слю­бит­ся Ии­су­со­ва мо­лит­ва, враг ни­ког­да не ос­та­вит без отм­ще­ния, но неп­ре­мен­но на­у­чит или стар­ших, или млад­ших, а уж па­кос­тей неп­ре­мен­но нат­во­рит.

преп. Анатолий

Настоятельский крест прп. Моисея Оптинского

Собственным искусом я отчасти узнал, что из всех чинов иноческих нет тягостнее, нет бедственнее и горестнее как быть начальником над братиею! Я в скитской убогой обители хотя и не уполномочен, но первый год провел с довольною горестию и хлипанием, и едва ли который день прошел без уныния, но и ныне если бы не духовная любовь ко мне батюшки отца строителя <архимандрита Моисея> удерживала меня в пределах терпения, то паки возвратился бы в пустынную землю, которая оставила в сердце моем неизгладимое впечатление премногих духовных неизглаголанных удовольствий, бывших некогда там. Но видно и я, не еже хощу, но и что не хощу – то соделать соделаю.

Настоятельский крест прп. Моисея ОптинскогоВоле Божией кто противиться может? Батюшка отец Моисей бремя на себе несет самое тяжкое, я – полегче, а Вы <Cаровский игумен Исаия> чуть не более обоих, ибо когда-то сказали: "Cтолько мне хлопот по должностям и неприятных случаев было, что я от печали едва жив остался". Вот выгода начальства! Пусть честолюбцы послушают. Я не могу довольно надивиться безумию тех, кои всяким образом даже и предосудительным проискивают себе чинов и высоких престолов; в том ли наше утешение, когда во храмах возглашают и всечестнаго отца нашего, или в том, когда колена пред нами преклоняют и лобызают десницу, или в том еще, если сажен за двадцать и более не доходя до нас, благоговейно покланяются? Есть, правда интерес и от начальства, когда кто захочет нажить себе дебелое брюхо, то лучшей оказии найти к тому нельзя, как быть штатным игумном, но с такою постыдною толстотою не только пред Богом в молитве, но и пред людьми явиться крайне стыдно, ибо это украшение не монашеское.

Я Вам, батюшка, тяжесть начальника представил только по одному телу и то кратко, а сколько Он <отец Моисей> по душе бедствует, того и изъяснить никак неудобно.

Батюшка отец строитель наш имеет у себя братии в монастыре 60 человек, да в скиту поболее 20-ти, а всего слишком 80 человек; при том кроме управления еще он же и общий всем духовник, должность казначея, благочинного и письмоводителя исправляет сам; закупкою разных потреб для обители занимается по большей части сам; имеет монастырь три водяные мельницы расстоянием от обители в верстах осьми и менее, над которыми почти еженедельный надсмотр имеет сам, посетители обоего пола и благодетели, хотя изредка бывают, но по обычаю здешнего края принимаются и угощаются в келлиях настоятельских, чем он также сам занимается; экономией и постройками с большою охотою занимается сам, но скудость обители не попускает распространяться, ибо доходу церковного от мельниц и от доброхотов не более всего бывает в год 10 т. р. Письма просительные и благодарные, хотя не часто, но сам пишет. А потому, видя его такой труд, Вы не будете на него негодовать, что нечасто к Вам пишет, если бы мне досталась такая тягота, то давно бы я тогда ушел где бы меня никто не нашел, да и Он от многих забот и неприятностей имеет у себя довольно поседевшую браду.

Из письма прп. Антония Оптинского брату, Саровскому игумену Исайе (Путилову)