Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Гор­дость че­ло­ве­чес­кая го­во­рит: мы сде­ла­ем, мы дос­тиг­нем, и на­чи­на­ем стро­ить баш­ню Ва­ви­лон­с­кую, тре­бу­ем от Бо­га от­че­та в Его действи­ях, же­ла­ем быть рас­по­ря­ди­те­ля­ми все­лен­ной, меч­та­ем о за­об­лач­ных прес­то­лах,– но ник­то и нич­то не по­ви­ну­ет­ся ей, и бес­си­лие че­ло­ве­ка до­ка­зы­ва­ет­ся со всею оче­вид­ностью горь­ким опы­том. Наб­лю­дая опыт сей из ис­то­рии и древ­них, дав­но ми­нув­ших дней, и сов­ре­мен­ных, при­хо­жу к зак­лю­че­нию, что не­пос­ти­жи­мы для нас пу­ти Про­мыс­ла Бо­жия, не мо­жем их по­нять, а по­то­му не­об­хо­ди­мо со всем сми­ре­ни­ем пре­да­вать­ся во­ле Бо­жи­ей.

преп. Никон

Всякая добродетель обращается в навык, а молитва является следствием подвига

Нельзя стать святым, т.е. исполнить заповеди Божии без труда, а этот труд состоит из молитвы, поста и бдения. В Евангелии говорится, что однажды привели к ученикам Христовым бесноватого. Сколько Апостолы ни старались изгнать злого духа, он не слушал и говорил: "Не выйду". Тогда бесноватого отвели ко Христу, и Сам Господь изгнал беса.

Всякая добродетель обращается в навык, а молитва является следствием подвигаУченики, оставшись наедине со Христом, с оттенком упрека говорили Ему: "Почто мы не возмогохом изгнати его?" Господь сначала сказал: "За неверие ваше", затем же добавил: "Сей же род (т.е. злые духи) не исходит, токмо молитвою и постом" (Мф. 17, 21). Итак, молитва, пост и бодрствование над собою, т.е. хранение своих мыслей и чувств, делают нас победителями врагов нашего спасения. Самое трудное из этих дел есть молитва. Всякая добродетель вследствие управления обращается в навык, а молитва до самой смерти требует побуждения и является следствием подвига.

Молитва трудна, т.к. ей противится наш ветхий человек, но она трудна еще и потому что враг всей силой восстает на молящегося. Молитва есть вкушение смерти диаволу, хотя, конечно, он уже умер духовно. Но молитва как бы снова поражает его, а потому он всячески противится ей. Даже святые, уж, кажется, должны бы только утешаться молитвой, но по временам она и для них трудна. Правда, молитва несет с собою и высокое утешение, и не только праведнику, но и грешнику.


Враг сильно нападет, внушая уныние, отчаяние и какой-то необычайный страх. "Тамо устрашишася страха, идеже не бе страх" (Пс. 52, 6). Иногда человек чувствует свое полное бессилие и руки опускает, но такая печаль незаконна: нужно молитвой и крестным знамением, в котором сокрыта непостижимая сила, противиться козням врага.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского