Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Что де­лать? Так уж Гос­подь уст­ро­ил, что­бы вре­мен­ная жизнь на­ша без скор­бей не про­хо­ди­ла, как ска­за­но: вся­кая гла­ва в бо­лезнь, и вся­кое серд­це в пе­чаль. Но все­го уди­ви­тель­нее, что ни один свя­той муж, сколь­ко бы ни был свят и со­вер­шен, не про­вел жизнь свою без то­го, что­бы не пре­тер­петь че­го, и – то­го ра­ди, что­бы че­ло­век не пре­воз­но­сил­ся. И ес­ли свя­тые тер­пе­ли, а нам и коль­ми па­че долж­но тер­петь!

 

преп. Антоний

Совет в духовной жизни: не смущаться, а смиряться

Тебя смущает, видя в себе совершенное неисполнение всех заповедей, и боишься, что вся жизнь пройдет только в намерении, какой же будет конец? Прочти у св. Исаака Сирина в 34 Слове: «Награда бывает не деланию заповедей, но смирению, и когда <делание> сила первых оскудеет, то смирение, вместо их, приятно бывает». И еще предлагаю выписанное из книги Петра Дамаскина, чтобы не отчаиваться, но каяться и смиряться.

Совет в духовной жизни: не смущаться, а смирятьсяВпрочем, это не должно нам быть поводом к нерадению и ослаблению, а к тому, чтобы не смущаться, а смиряться: при исправлении чего-либо не возвышаться, а при недостатках не упадать духом, но наблюдать средину; а когда Бог узрит в нас залог смирения, то и поможет в делании добрых дел; а пока оного нет, то самыми нашими поползновениями и немощами приобретаем смирение, и невольно видя свою худость и нищету.

При исполнении заповедей Божиих нужно иметь смирение, и если сила заповедей в нас оскудеет, то смирение о нас ходатайствует. А когда будем делать добродетели и хотим удостовериться, что мы уже спасаемся, и просто как бы видеть на ладони свое спасение, то очень ошибаемся. Надобно делать добродетели, но не видеть сего, а приписывать исправления свои Богу и Его помощи и смиряться истинно, а не ложно. Заповедь Божия повелевает: аще и вся повеленная вам сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17,10). Фарисей видел свои добрые дела и благодарил Бога, но не оправдался так, как смиренный мытарь, сознавший свою греховность и просивший от Бога милостиву ему быти.

Из писем прп. Макария Оптинского