Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Разд­ра­жи­тель­ное сос­то­я­ние ду­ха про­ис­хо­дит, во-пер­вых, от са­мо­лю­бия, что де­ла­ет­ся не по на­ше­му же­ла­нию и взгля­ду на ве­щи, а во-вто­рых, и от не­ве­рия, что буд­то бы ис­пол­не­ние за­по­ве­дей Бо­жи­их в нас­то­я­щем мес­те не при­не­сет ни­ка­кой поль­зы.

преп. Амвросий

День памяти святых царственных страстотерпцев

День памяти святых царственных страстотерпцевИмператорская чета отличалась глубокой религиозностью. Религиозным духом было проникнуто воспитание детей императорской Фамилии. Все её члены жили в соответствии с традициями православного благочестия. Обязательные посещения богослужений в воскресные и праздничные дни, говенье во время постов были не­отъемлемой частью их быта. Личная религиозность Государя и его супруги была не простым следованием традициям. Краткие богослужения в придворных храмах не удовлетворяли Императора и Императрицу. Специально для них совершаются служ­бы в Царскосельском Феодоровском соборе. Семейную жизнь Императора отличали удивительная простота, взаимная любовь и согласие всех членов этой тесно спло­ченной семьи. Как политик и государственный деятель Государь поступал, исходя из религиозно-нравственных принципов.

2 марта 1917 года представители Государственной Думы и предатели из высшего военного командования вынудили Николая II отречься от престола. «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят ос­тавить трон, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину», — говорил Государь.

В Царской семье, оказавшейся в заточении, мы видим людей, стремившихся во­плотить в своей жизни заповеди Евангелия. Вместе с родителями все унижения и страдания с кротостью и смирением переносили Царские дети. Хорошо знавший их священник писал: «Дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, предан­ность воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной — меня привело в изумление». В почти полной изоляции от внешнего мира, окруженные грубыми и жестокими охранниками, узники Ипатьев­ского дома проявляют удивительное благородство и ясность духа. Их истинное ве­личие проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравст­венной высоты, на которую они постепенно поднялись.

Святые царственные страстотерпцы, молите Бога о нас!

Минея