Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Ожив­ле­ние ду­ши со­вер­ша­ет­ся во­лей Бо­жи­ей и си­лой Бо­жи­ей, но от че­ло­ве­ка тре­бу­ет­ся его про­из­во­ле­ние в при­не­се­нии Бо­гу по­ка­я­ния. Срок по­ка­я­ния, пот­реб­но­го сог­ре­шив­ше­му, из­вес­тен Еди­но­му Бо­гу. Ка­ю­щий­ся греш­ник, бу­ду­чи как бы да­же за­быт Бо­гом, как ему ка­жет­ся это, по чуд­но­му ус­мот­ре­нию Бо­жию об­ре­та­ет поль­зу ду­шев­ную, при­хо­дит в пре­ус­пе­я­ние.

преп. Никон

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Издание книг

Если за чашу студеной воды не лишается человек от Господа мзды, то кольми паче вы, за участие свое в добром деле этом, удостоитесь многой милости Божией, ибо чтение отческих книг есть питие, не тленное, а живое, вразум­ляющее и спасающее человека (преп. Антоний).


Когда-нибудь кто-нибудь прочтет ту или другую книгу, и - душевная польза одного человека вознаградит все наши труды. Наше дело — сеять, Бог даст, когда-нибудь будут и плоды (преп. Моисей).


Хоть и удостоил Господь чрез нашу обитель быть вы­ходу в свет трудов блаженного старца Паисия, переве­денных им отеческих душеполезных книг, но мы не смеем этого приписывать себе, а вам известно, кто и каким обра­зом споборствует в сем деле, а мы только служим малым орудийцем к сему. И самое надписание: Издание Оптиной Пустыни приводит в стыд и страх, а особо когда по­смотришь на свою душевную скудость, а другие мнят нас быти нечто, взирая на издание (преп. Макарий).

Иконы

Не хлопочи о ризе, я передумал, решил, что лучше те­перь не делать ризу на Калужскую икону Божией Матери. Первое — у нас денег мало... Второе — вспомнил я слова покойного митрополита Филарета, который не советовал делать ризы на иконы, потому что приближается время, когда неблагонамеренные люди будут снимать ризы с икон. Поэтому я решил для Калужской иконы Божией Матери вместо ризы сделать киоту, чтобы икона была виднее и чтобы было удобнее к ней прикладываться. О заказе же ризы, повторяю, отложи всякое попечение, — разве кто поусердствует сделать (преп. Амвросий).

Искус обучения

Я вижу, что тебя уже встретили неприятности со сторо­ны неблагоприятствующих выходцев. Можно об них ска­зать: «изыдоша от нас, но не беша от нас». Уверен, что ты находишься в Училище веры и, проходя должность казначея, имел потрясения ко искушению, однако все они прошли, а при тебе оставлен искус обучения Промыслом и смотрением Божиим, и теперь попущается оным враждую­щим восставать на тебя, также по искушению и обучению в терпении, простоте, незлобии и смирении, которым добро­детелям и сам ты братию свою должен поучать, а ведь должно творить и учить, но успевают они только то, что от Бога будет попущено (преп. Моисей).

Искусство

Изящные произведения искусства услаждают не од­ною красотой внешней формы, но особенно — красотою внутреннего содержания, красотою умно-созерцательною, идеальною. Откуда такие явления в душе? Это гости дру­гой области, из области духа. Дух, Бога ведущий, естествен­но постигает красоту Божию и ею единою ищет насла­диться. Хотя не может он определенно указать, что она есть, но, предначертания ее сокровенно нося в себе, опреде­ленно указывает, что она не есть, выражая сие показание тем, что не довольствуется ничем тварным. Красоту Божию созерцать, вкушать и ею наслаждаться есть потребность духа, есть его жизнь и жизнь райская. Получив ведение о ней чрез сочетание с духом, и душа увлекается вслед ее и, постигая ее своим душевным образом, то в радости бросается на то, что в ее круге представляется ей отражением ее (дилетанты), то сама придумывает и производит вещи, в которых часть отразит ее, как она представилась (художники и артисты). Вот откуда эти гости, сладостные, отрешенные от всего чувственного чувства, возвышающие душу до духа и оду­хотворяющие ее! Замечу, что из произведений искусства я отношу к сему классу только те, содержанием которых служит красота незримых божественных вещей, а не те, которые хотя и красивы, но представляют тот же обычно душевный телесный быт или те же полезные веши, которые составляют всегдашнюю обстановку того быта. Не краси­вости только ищет душа, духом водимая, но выражения в прекрасных формах невидимого прекрасного мира, куда ма­нит ее своим воздействием дух (преп. Варсонофий),


Некоторые говорят, что науки и искусства, особенно музыка, перерождают человека, доставляя ему высокое эс­тетическое наслаждение. Но это неправда. Под влиянием искусства: музыки, пения и т. д., человек, действительно, испытывает наслаждение, но оно бессильно переродить его (преп. Варсонофий).


Поэты и художники, которые удовлетворялись только восторгами, получаемыми от искусства, подобны людям, до­шедшим до портика Царского дворца, но не вошедшим внутрь чертога, хотя им и предлагали (преп. Варсонофий).


...У художников в душе всегда есть жилка аскетизма, и чем выше художник, тем ярче горит в нем огонек религиоз­ного мистицизма (преп. Варсонофий).

Искушения

При начале призвания к жизни духовной Господь посе­щает благодатью Своею и различными утешениями, но по­сле отнимает оные и ввергает в огнь многообразных ис­кушений и скорбей, чтобы самолюбивое и славолюбивое наше устроение совершенно испепелилось огнем искушения, и не имели бы надежды на себя и на свои дела, но на милость и человеколюбие Божие. Смирение велие благо, (преп. Макарий).


Всякому нужен огнь искушений к испытанию и науче­нию в терпении. Ты смотри на вещи с точки той, как Промысл Божий печется о спасении нашем: иному больше, а иному меньше требуется случаев к терпению и обуче­нию, а другому еще не пришло время (преп. Макарий).


...Считаю за нужное напомнить вам, чтоб вы не стра­шились искушений, какие будет угодно Богу послать вам к познанию и уведению своей немощи и к смирению. Я по­мню, как вы говорили, что боитесь искушений, а без иску­шения и спасение не совершается: «муж не искушен — не искусен», и «всякому делу благому или предыдет, или после­дует искушение», а без того и дело твердо быть не может. Я вам давал читать малую книжицу к новопоступившему монаху; вы там видели, что нужны искушения, и когда оные обыдут вас, то не смущайтесь, аще и тысячу язв на день приймете; кто не имеет искушений, тот лишается и даро­ваний духовных (преп. Макарий).


Ты все немоществуешь телесно, да и душевно не хва­лишься, и говоришь, что у вас духовная ярмарка не бывает, а я скажу напротив — бывает, но вы плохо торгуете и мало барыша получаете от невнимания вашего: всякий случай скорбный, от кого-либо досада, уничижение, укорение, пре­зрение и тому подобное есть торг, а стечение многих тако­вых случаев — ярмарка, торговать и получать на оной выгоду состоит в произволении каждого: переносить с самоукорением и смирением и приобретать от сего душев­ное исцеление от страстей; многие приобретают, а многие пропускают время сие, и остаются не только без приоб­ретения, но даже и с убытком... (преп. Макарий).


В часы посещения тебя душевною скорбью ты малодушествуешь. О сем сердечно сожалею! Неужели не волен Господь искусить любовь и веру нашу к Нему отнятием утешений и посланием тяготы и мрака, чтобы мы и в сем состоянии пребыли тверды в вере и надежде к Нему; по мере терпения и смирения нашего множится и любовь к Нему. Скажи себе: «аще благая восприяхом от руки Гос­подни, злых ли не стерпим?» (Иов. 2, 10). Вспомни слова пророка Давида: «аз рех во обилии моем: не подвижуся» (Пс. 29, 7), может быть, и ты думала навсегда пребыть в обилии, хотя не высоких дарований, но по крайней мере спокойствия, может быть и мнимого, однако ж он далее говорит: «отвратил же еси лице Твое, и бых смущен» (Пс. 29, 8). Кажется, с тобою то же случилось. Но он не возмалодушествовал, а к Богу помолился, и услышан был. Так и ты не малодушествуй, и узришь мрак оный и мглу, прогнан­ную светом Божия милосердия (преп. Макарий).


Искус же во всем предлежит, а без оного и не позна­ешь себя, и не обучишься духовной брани. Помни, что вся­кая благая мысль есть от благодати, и напротив, всякий лукавый помысл ко искусу и искушению попускаем бывает. Но ты еще младенчественна в понятии сего, посему о всем должна иметь откровение к Матери и не доверять своему разуму, попирать свою волю, иметь самоукорение и дости­гать смирения и любви... (преп. Макарий).


Не будь искушений, и никто бы не спасся, говорит авва Евагрий, и прочие отцы тоже, и что как не чрез искушения приходим в разум истины, а святой Петр Дамаскин: «смире­ние есть порождение разума, а разум есть порождение ис­кушений». Итак, не должно бояться искушений и не дерзать на оные... (преп. Макарий).


...Бог не посылает нам искушения выше меры, но разве (только) за гордость, за самомнение и за ропот, коим мы сами себе скорби отягчаем. Берегись роптать и малодуше­ствовать: великодушие и терпение облегчают скорби, а ма­лодушие и ропот умножают и отягощают оные (преп. Макарий).


...Бог выше меры не пошлет искушения, и когда посы­лает оное, то точно на пользу душ наших сие творит. А мы, часто сего не разумея, малодушествуем и думаем, что когда бы сего не было, то могли бы больше благоугождать Богу, но сим обольщаемся ложно. Ибо когда мы, делая что благо, думаем, что благоугождаем, то обольщаемся сим мнением и паче Бога прогневляем, а случается, что, при всех наших усилиях благоугодить Богу, отъемлются от нас силы по вышеписаной причине, или болезнью посещает нас Господь, или попускает умножаться немощам нашим душевным, да не будем надеющеся на себя, но на Бога, а это очень часто случается, что мы недугуем или мнением о своих исправле­ниях, или нерадением. Сии две противоположенности хотя и... вредны, но из последней скорей можно изыти, пришед в чувство, и, сокрушаясь о грехах своих и смиряя себя, удосто­иться милости Божией, а обольщенный своим мнением по­мрачается и ослепляется душевными очами и не скоро мо­жет обратиться к смирению и покаянию, разве особенною милостью Божиею попустится впасть во искушение (преп. Макарий).


...Да не превознесешься, приемля благие утешения от Премилосердого Господа, о коих ты нередко ко мне пишешь, и... что ты благодарила Бога, удостоившего тебя быть в обители и наслаждаться духовным наслаждением, ни с чем не сравняемым. То, видно, хотя тонко, но возвысилась умом о себе, вот и попустилось тебе такое искушение (преп. Макарий).


...Дарования без искушений весьма опасны; враг может обольстить святынею, а искушения смирят. Буди же воля Господня. Искушений устрашаться не должно, и не наскаки­вать на них, а какие пошлет Бог, принимать с благодарени­ем; в кресте познается любовь Божия, а не в сладости утешения (преп. Макарий).


..И в искушениях твоих прибегай к самоукорению и смиренной молитве: «буди, — по слову святого Исаака, — в молитве твоей, яко мравий и якоже гадове земний» (Слово 49 ), и верую, что Господь не уничижит сокрушенного сердца твоего, но пошлет благодать Свою в помощь и облегчит тебе брани, попускаемые Промыслом Его к нашему научению (преп. Макарий).


...Вперед, что бы ни случилось противное к твоему искусу, надобно принимать, что это послужит к твоему спасению; чрез искушения мы приходим в разум истинный, а от разума к смирению, которое всего нужнее нам ко спасению... (преп. Макарий).


...Во многих отеческих учениях видим, что нельзя прий­ти в познание своих немощей и в смирение, аще не будет попущено быть искушенным душевными и телесными немо­щами. Вникните в действия ваши, и увидите, что при возму­щающих вас случаях — и следа не было смирения, но все одно оправдание (преп. Макарий).


...Вы праздник светлый встретили благополучно и приятно, мирно и спокойно, — слава Богу! но после встрети­лись болезни и скорби; этому и должно быть, чтобы мы не превозносились, но получаемые духовные утешения очищались бы огнем искушений, доставляющим нам смирение (преп. Макарий).


Для тебя товарищество нужно, но и тут в течение времени могут встречаться искушения, потому что оно и нужно, чтобы чрез сообращение ближних познать свою не­мощь и смириться, а смирение для нас очень нужно, ибо оно помогает и тем, кои борются с домашним врагом, и когда побеждаются от него, то явно, что предварила гор­дость, впрочем, брань сия, так как естественная, то и необ­ходима... (преп. Макарий).


Юная подвижница! Не унывай, когда бывают тебе ка­кие потрясения: это необходимо в обучении духовной жиз­ни; старайся находить в себе вину и не обвиняй никого из ближних твоих (преп. Макарий).


Слава Богу, что искушение между вами упразднилось и прошло, а вы должны иметь себе на замечании, как в вас сила страстей, действием или подущением врага, противится воле Божией и стирает вашу душевную выю <шею>, отго­няет мир, и кому делает подобными? Бог насадил в нас любовь, а от нее многовожделенный мир, а враг, напротив, вселяет вражду и смущение за самые пустяки: «не так сказала слово! не так взглянула!» — и самый тон и звук слов на весу и на мере. Это я обеим вам пишу и прежде много писал, и где любовь и смирение и самоукорение, там бы не было сего (преп. Макарий).


Вы желали бы знать, чего ради попущено быть столь тяжкому искушению, но я вам уже писал, что судьбы Божии и Ангелам Его неведомы, кольми паче нам, человекам грешным, т. е. за грехи ли соделанные искушение оное случилось, или в предохранение от грехов будущих, или яко злато, тако искуси вас Бог, да соделает вас достойных Себе. Вы знаете, кажется, историю праведного и многострадального Иова, который в кратком часе времени сколько претерпел ужасных пыток не за грехи и за все оное бла­гословлял Бога, и, успокаивая себя, говорил: «аще благая от руки Господней прияхом, то злых не претерпим ли?» (Ср.: Иов. 2, 10). А как праведник сей, в чем сам много искушен был, то получил от Господа Бога велию благо­дать и искушаемым помогать, то посему и советую вам обратиться к нему с усердным молением и смиренно про­сить его молитвенного ходатайства пред Богом о избав­лении вас от искушений и бед, и уповаю, что ради его святых и всесильных молитв обрадует вас Господь милостью Своею (преп. Антоний).


Недоумеваешь, отчего произошло с тобой такое страш­ное искушение? Писание говорит: «аще принял ecи запо­ведь, жди от нея искушения» (Ср.: Сир. 2, 1), и святые отцы пишут, что добрым делам предыдет или последует искушение, даже и в молитве это бывает: «аще помолишься якоже подобает — жди от нея якоже не подобает». А эта хула случилась с тобой оттого, что ты больно при­няла к сердцу: он не только что на старца хулит, но и на Святую Троицу и на все таинства хулит, тем только и освобождаются от этих его козней, что не внимают им. А главное, что было причиною твоего искушения — это зависть бесовская, чтобы отбить от старческого пути, ко­торый тяжельше ему всех добродетелей. — Не смущайся этим искушением, оно все пройдет. Бог да простит и разре­шит тебя во всех мысленных твоих искушениях... (преп. Иларион).


...И просим вас не унывать и <не> удивляться, что сие попустилось искушение по действу злокозненного врага ко искусу и познанию своих <немощей>, и дабы мы не мудрство­вали <и> не думали нечто о себе, но смиряли бы и <отдавали> себя под крепкую руку Божию, и почастее исповедали бы свои помыслы Матушке... попущению однако благоду­шествуйте, и Господь не оставит вас... (преп. Лев).


Вы пишете о приходящем вам рассуждении, что люди чрез несчастия делаются мудрыми, истинно так, искушения, посылаемые нам от Бога, точно суть полезны, из оных мы познаем свою немощь, можем судить здраво о ближних и видим, сколь наша вера есть мала, когда тогда только благо­душествуем, когда получаем благое, а когда оное отъемлется, упадаем духом. Но да поможет вам Господь смирен­ным духом и благодарным сердцем принимать от Господа <все> посещения, а Он силен и паки восставить ваше по­ложение и привести в порядок торговые ваши дела (преп. Лев).


Практика, т. е. слово Божие, говорит: «Даждь кровь и прийми Духа», а наша ученость хитрит — нельзя ли уло­вить Духа так, чтобы не портить крови. И не уловит. А вечная-то мудрость ищет, толкает, зовет не к мечтатель­ной жизни, а к истине. Вот и посылает удар! Даждь пре­мудрому вину, и премудрший будет. А муж неискушен — неискусен. Потому-то и учит Апостол: «Искушение соделывает терпение: терпение же — искусство» (Ср.: Иак. 1, 3-4). Нам же хочется как-нибудь объехать искушение и терпение и попасть в искусные. А этого нельзя! Даждь кровь, говорит практика!., (преп. Анатолий).


Когда вы находитесь в хорошем, благодушном настроении - ждите бури... Так почти всегда бывает... Действительно, всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение... (преп. Варсонофий).


...Эти годы — это искушение есть одно из звеньев цепи искушений, тебя преследующих. А только переменяются эти звенья. Все же они имеют один корень: «Я, мол (т. е. Н.), уж очень умна и знаю дело». Следовательно, если сми­ришься и сознаешь свою немощь — все твои искушения всею цепью отлетят от тебя (преп. Анатолий).


Когда усердно молишься, то так и смотри, что иску­шение будет. Это и со всеми случается (преп. Амвросий).


...Скажите ей, что во искушении ее требуется терпение и сознание своих немощей, признание своих грехов и самоукорение, но что Бог призрит и умиротворит враждующих на нее. А ежели будет обходиться с прекословием, вздором и злопомнением, то более воздвигнет на себя гонения и скорби (преп. Лев).


...Всякая душа, стремящаяся к новой жизни, жизни во Христе, испытывает гонение извне от мира и переживает великую борьбу с внутренними врагами. Эти искушения неизбежны по слову Спасителя: «Меня гнали и вас будут гнать» (Ин. 15, 20). Но тут же утешает Господь: «Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Ин. 15, 20). Относиться же к этим искушениям нужно различно: с внутренним врагом упорно бороться, побеждая его с помо­щью благодати Божией, внешним же врагам — прощать. Бояться этой борьбы не надо. Господь укрепляет нас в ней и дает нам такие неизглаголанные радости, что по сравне­нию с одной минутой их все земные радости — ничто (преп. Варсонофий).


Тебя беспокоят искушения бесовские. Без этого не­льзя. Кто не терпит искушений от сестер, тот должен терпеть от бесов. Прочти об этом у Лествичника (преп. Анатолий).


Кому легко бремя искушения? На что велик пред Богом святой Исаак Сирин, и тот говорит: «Кому не тяжко оно, время, в неже напояется человек ядом искушений?..» Пото­му и ты: попищи, попищи, да и помолчи! Пройдет! Ей, пройдет и не воспомянется! А плод этих болезней возрастет, созреет, разукрасится. И как же сладок будет он! Как же благовонен! Как заблестит всеми цветами радуги, всеми красо­тами драгоценных камней! Каждая капля пота, каждый вздох тысячекратно вознаградится щедрым Подвигоположником нашим Иисусом. Потерпи Господа, мужайся. Да крепится сердце твое! Спасайся... (преп. Анатолий).


Жалуешься на искушения и думаешь, что не поверю, как тяжко тебе бороться со страстями. Верю, матушка Н., верю. Хоть тебе уже и 23 года, а искушения все еще не оставляют — конечно, неприятно! А я вот, матушка, в мо­настыре 23 года и все-таки работаю под игом фараона. Что же — и кричать: караул! Нет, родная, этим ничего не возьмешь... А укорим себя, как умудрился грешник мытарь, который изыде из храма оправдан паче праведного фари­сея. Впрочем, все грехи твои — грехи послушницы, а по­слушница приходит учиться жизни духовной, что же уди­вительного, если и ошибается (преп. Анатолий).


Смиримся, попросим у Бога помощи. Он может искушаемым помочь, ибо и Сам искушен был (преп. Анатолий).


Тяжесть какую чувствуешь в церкви, иногда попускается и святым. А мы с тобою пока еще не святы. Потерпи. Укори себя — и будет с тебя (преп. Анатолий).


...При полном здоровье, особенно молодым, какая и ка­кая пустошь не приходит в голову. Враг, чтобы выманить их из монастыря, обещает им почти все царство земное, и всякие блага, и всякие удовольствия, и то, чего и написать неудобно. А на самом деле, если послушают, награждает противным. Святитель Димитрий Ростовский пишет, что мир обещает злато, а дарует блато (преп. Амвросий).


Что тебе тяжело стало жить, не печалуйся, не унывай и не смущайся! Нельзя юному переплыть бурное море стра­стей без волнений и страха ежечасно угрожающей поги­бели. Но это все временное: стихнет и буря, и заблещет красное солнышко, и достигнем уютного, тихого, вечно зеле­неющего островка. Только потерпеть надо! (преп. Анато­лий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>