Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Заз­ре­ние се­бя и са­мо­у­ко­ре­ние во всем при­но­сит сми­ре­ние, а оное сох­ра­нит мир.

преп. Макарий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Милостыня

Свойство милостыни есть сердце, сгорающее любовью о всякой твари и желающее ей блага. Милостыня состоит не в одном подаянии, но в сострадании, когда видим сродного нам созданного человека в каком-либо злострадании и, если можем помочь ему чем-либо, помогаем. Оная (милостыня) изображена в шести заповедях Евангелия от Матфея, гла­ва 25. А подаяние есть только часть милостыни, надобно и оное творить по силе, без смущения и разбирательства, — хоть немного подать, но с благим произволением и надеж­дою... (преп. Макарий).


Милостыни ради не должно входить в долги. В исто­риях церковных нигде не видно, чтобы кто-либо и из при­мерных милостынелюбцев связывал себя долгами ради ми­лостыни. В Писании Ветхого Завета сказано: «благотвори требующему, елико может рука твоя» (Ср.: Втор. 15, 10). Притом необходимо иметь в виду и обстоятельства собст­венного семейства, чтобы и его не довести до крайнего положения неосновательною и необдуманною щедростью... (преп. Макарий).


Милостыня духовная больше вещественной; кто не уделяет ближнему, сам пользуясь, тот скуп есть и немило­стив (преп. Макарий).


...Когда вы, по слову преподобного Нила Сорского, бла­годушно претерпите от ней <сестры> скорбь, обиду и укорение, то приимет сие от вас Господь Бог вместо душевной милостыни, которая толико есть выше телесной милостыни, сколько душа выше есть тела (преп. Антоний).


На подаяние жить опасно. Можно привыкнуть к по­прошайничеству. Одно дело — для других просить, а дру­гое — для себя. Милостыню можно просить в крайней нужде, но так, чтобы она не послужила поводом для огор­чения кого-либо. За благодетеля, оказавшего помощь, надо, по возможности, молиться (преп. Никон).


Кто жертвует что-либо Бога ради, тот и получит от Бога воздаяние, а не от людей. Сказано: «Господь праведен и преподобен, и воздаст комуждо по делам его», как Всеведу­щий и Всемогущий и Судия Праведнейший, и на Страшном Суде пред всеми объявит: «понеже послужисте меньшей братии Моей, Мне послужисте» (Ср.: Мф. 25, 40) (преп. Амвросий).


В одном из житий Киево-Печерских угодников ска­зано: ежели кто об украденных у него деньгах не жалеет, то это вменится ему более произвольной милостыни. Кольми паче тебе жалеть не следует, что так или иначе употребле­но дарованное тобою или у тебя взятое, а иначе умень­шишь духовную пользу своего жертвования (преп. Амвро­сий).


Есть два рода благотворения: первое благотворение соб­ственной своей душе делами благочестия со смирением и неосуждением других, чтобы не подвергнуться тому, чему подвергся фарисей; второе благотворение внешнее, внеш­ними средствами, которые также приносят пользу нашей душе, если не судим и не доверяем своему помыслу, что будто бы средства эти не так употребляются. Полезнее всего благотворить и веровать несомненно, что получим за это от Господа воздаяние, по сказанному у пророка Дани­ила: «избавление мужа свое ему богатство» (Ср.: Притч. 13, 8). И в другом месте: «милостынею и верою очищаются грехи» (Ср.: Притч. 16, 6) (преп. Амвросий).


...В духовных делах есть многое и великое различие. Можно сделать полезное в тридесят крат, а лучше в шесть­десят, а во сто крат еще лучше и полезнее, и спасительнее. Ежели начальник блудниц, как пишется в старческих сказаниях, поставлен выше преподобного Макария Велико­го за то одно, что он нашел возможность тридесять дев монастырских сохранить от растления, заменив их лицами, бывшими у него под командою, то какую, думаешь ты, мо­жет получить мзду тот, кто ста девам, собравшимся в оби­тель для служения Богу, даст возможность не рассеяться по разным местам или обратиться в мир? Хорошо помочь и погоревшим, но тут одна лишь скорбь, по большей части приносящая пользу людям, для какой причины пожар и попускается от провидения свыше, но стократно выше то, если сохранить или дать возможность сохраниться многим от явного душевного вреда. Если бы в N. не было край­ней необходимости, то я никак бы не решился не только тебя, но и никого убеждать так к пожертвованиям (преп. Амвросий).


...Большая разница раздать бедным мирским или на эту сумму устроить обитель, в которой до пришествия Христова спасаться будут многие. Единовременное добро от посто­янно-прибыточного добра большую имеет разницу... (преп. Амвросий).


Пишешь о работнице скончавшейся и спрашиваешь, не искушение ли это тебе, что помысл внушает тебе жалость о ней и понуждает заботиться о ее поминовении, так что из пяти рублей, которые у вас были, вы отдали два священни­кам, чтобы ее поминали? Отвечаю: конечно, это искушение. Святое Писание говорит: «благотвори ближнему елика рука твоя может» (Ср.: Втор. 15, 10). И преп. Варсануфий Великий говорит, что если монах, имея только необ­ходимое для самого себя, откажет просящему, то не со­грешит. А вы разве живете выше учения Варсануфия Великого? Вы постоянно сами нуждаетесь: вам ли думать о денежном благотворении ближним? Если вы отдадите по­следнее, что вам самим нужно, то враг, который всегда вас борет заботою о ваших недостаточных средствах, еще более будет вам стужать (беспокоить) этим. Хорошо ли вам чрез непосильное благотворение самим ввергать себя в смущение и забот­ливость, и попечения, когда мы имеем Евангельскую запо­ведь: не пецытеся! Рассуждение, по учению святых отцев, выше всего. Если вы ощущаете жалость к умершей, то вам, при вашем положении, приличнее не денежные благотво­рения за нее делать, а, если хотите, самим за нее келейно молиться, чтобы Господь, якоже Сам весть, помиловал душу ее. И думаю, что если так будете делать, то и жалость и усердие ваше, все это пропадет скоро (преп. Амвросий).


Ты спрашиваешь, хорошо ли сделала, занявши для странницы пять рублей и отдавши ей новые сапоги П., ко­торые ей самой были нужны. Отвечаю: нехорошо, очень нехорошо, и очень неосновательно. Вперед так не делай ни по какому поводу. Нигде не написано для милостыни за­нимать деньги и делать такое благотворение, за которым неминуемо следует смущение для тебя или для других. Я, кажется, тебе писал слово и совет Пимена В., что монах не солжет, если откажет просящему, что нет у него, когда не имеет излишнего, сверх своей потребности, а иначе он должен со смущением добывать себе то, что нерассудно отдал другому. Твое положение требует великой осмот­рительности и здравого обсуждения (преп. Амвросий).

Мир

...В этот день Иисус Христос родился для того, чтобы на земле поселить мир. А потому, если желаешь иметь мир, то имей Иисуса, если не в сердце, то хоть в устах, как и заповедовал я тебе лично... (преп. Анатолий).


...Бог Сам живет в том человеке, у которого мирное сердце. Главное: считай себя хуже всех, не ищи ни любви, ни чести ни от кого, а сама ко всем оные имей — вот и улучишь мир! А как только начнешь искать, чтобы другие тебя заметили да отыскали бы в тебе достоинства и неко­торые добродетели, тогда прощай, мир душевный! (преп. Анатолий).


...Учись и ты терпению, смирению, посту. А больше всего избегайте соревнования. Где мир — там Бог. И аз с вами духом... Мы все равны перед Богом (преп. Анатолий).


Где Бог — там и мир. И противное само себя пока­зывает: где зависть, вражда, нетерпение, самолюбие — там и диавол. Где диавол — там и все губительное, гордое, враждебное (преп. Анатолий).


Все терпи — будешь и сама мирна, и другим доста­вишь мир! А начнешь считаться — мир потеряешь, а с ним и спасение... (преп. Анатолий).


Мирно жить от тебя зависит. Потерпишь — и будет мир. А станешь воздавать злом за зло — то и мир отступит, и Бог оставит самосудку. Где мир — там Бог. В мире место Его (преп. Анатолий).


Дай Бог мирное и душеспасительное жительство, со­гласно образу учения Христова, а не — сводов узаконений гражданских — зуб за зуб (преп. Моисей).


Где мир, там Бог, а где вражда, там сопротивный, от которого да избавит вас Господь! (преп. Макарий).


Вопрос: «Батюшка, ... как же мы без вас останемся? Вам еще надо с нами пожить». Ответ: «Да с вами-то мне иногда уже очень трудно бывает. Вот я вас учил, — кажется все вам говорил, всему учил, только не знаю, выучил ли чему-нибудь. Вот я и боль­ной задавал себе этот вопрос. По крайней мере, имейте мир между собою» (преп. Амвросий).


При разных неудачах <старец> советовал говорить: «Господи, верю, что терплю должное и получаю то, что я заслужил. Но Ты, Господи, по милосердию Твоему, прости и помилуй меня» — и так повторять, пока не почувствуешь мир в душе (преп. Нектарий).

Мир душевный

Вы еще не победили страстей и имеете залоги оных в сердцах своих, но при мире не знаете о них, а враг, оными возмущая, вас борет. Вам есть случаи к истреблению оных, самоукорением, самосознанием и объяснением друг другу, но это дело не одного дня или случая, но многого времени и искуса потребно, чтобы от пажитей сердца прогнан был враг и вселился неотъемлемый мир. Все, что скоро спеет и без труда получается, непрочно (преп. Макарий).


Ты желаешь мира и спокойствия душевного, но ведь это награда от Божией благодати за труды, подвиги и понесение искушений... а ты что понесла, а ищешь награды? Смиряйся и считай себя недостойною сего. И напомню от старцев духовных: «кто ищет покоя, он бежит от него, а кто предает себя на крест смиренным мудрованием, обретает покой» (преп. Макарий).


Что делать, мы все пока находимся вне смиренного пути, по стремнинам, и дебрям, и холмам скитаемся. Видно, еще рано иметь покой, не потрудившись истребить страсти. Но милостив Бог, силен послать Свою помощь ко исцеле­нию... (преп. Макарий).


Мир не достигается без борьбы со страстями и победы над ними, а когда они наши господа, то где мир? — не всегдашний ли плен? (преп. Макарий).


...Немирство наше происходит от нашего неустроения, а не от чужих страстей: они своими пороками не влагают в наши сердца немирства, но только обличают и показуют нам, что в нас есть и какой залог мы имеем в себе (преп. Макарий).


Не давайте западать искре немирства и вражды, чем далее, тем более старается враг делать между вами возму­щения, да не поругается он вами, блюдите. Смирение разрушает все его козни (преп. Макарий).


Мы, согрешая пред Богом, теряем мир, а покаянием оный возвращается — милосердием Божиим. Подобно ли­шаемся мира, приемля скорбь и враждуя на людей, а когда самоукорением угасим сей пламень, то водворяется и мир (преп. Макарий).


Вот как непрочен мир ваш, и хотя ты пишешь в конце письма, что сердце успокоилось и совершенно умиротвори­лась к сестре, но пока совершенно не истребится память прежнего друг друга оскорбления и не убиется самолюбие смирением, нельзя надеяться иметь мир (преп. Макарий).


Все мы несовершенны и находимся в подвиге на ду­ховной брани нашей, а как оную побеждать, учат нас святые отцы: самоукорением и смирением, дондеже до­стигнем врат любви (преп. Макарий).


Я писал к вам, дабы не был самонадеян ваш мир, но поставьте стражу: любовь и смирение. Любовь не падает, а смирение еще более не допустит и укрепит, но тут нужна работа, а не слова (преп. Макарий).


...Вы мирны между собой, но да не возносятся о сем сердца ваши, и не приписуйте каждая себе, что от тебя или от твоего старания мир устраивается, но паче пусть каждая предпочитает другую и ей приписывает несение немощи, а себя да укоряет (преп. Макарий).


Вопрос твой на Евангельские слова: «и на земли мир» (Лк. 2, 14)— «где же мир?» — не совсем ловок. Мир дан нам, но мы сами причиною, что лишаемся его; исполним заповеди Божий, то ничто не может отнять от нас мира. Мы должны сами в себе искать любви и мира, а не от людей оных требовать. Когда не могло быть нам оскорбле­ний к нашему искусу, то на что ж бы и заповедь о терпении и люблении врагов? До пришествия Христова люди были под клятвою и мира не имели, а оным (пришествием) примирены с Отцем (преп. Макарий).


...Всегда имейте Бога помощника себе, не уповайте на свой разум и на свои силы, считайте себя последнейшими всех и между собою имейте любовь о Господе и смире­ние, да не будет между вами старшей, но каждая считай себя последнею, и всех сестер считайте лучшими себя; не глядите ничьих пороков и не судите, то и мир Божий будет с вами! (преп. Макарий).


...Я сердечно радуюсь, что у вас мир между собою и что вы познали, откуда происходит смущение каждой — от себя и от своего устроения, знайте же и то <что>, когда бы не было брани, — не было бы и искуса, вы видели брань, победу и побеждение, познали оружие против злокознен­ного врага — самоукорение и смирение, коими привлека­ется и помощь Божия (преп. Макарий).


Ты пишешь: «счет дружбы не теряет», это мирская пословица, а духовное мудрование: «твое и мое» — есть пекул <опека> лукавого — и это в отношении к стяжа­тельности и сребролюбию — корню всех злых, а у тебя, как и сама ты видишь, из другого смрадного источника исте­кают расчеты, из самолюбия и гордости, равно и у той тоже, а может, и другое. Все это дружбы не созидает, а разоряет. Советую, сколько можно, избегать мелких расчетов и тебе и ей и не питать страсти сребролюбия, не желая быть обязанными друг <перед> другом. Это в полном смысле: «мир»! Сердечный мир и согласие дороже всех сокровищ мира, храните его больше, чем деньги или самолюбие (преп. Макарий).


Избави Боже вас от особых партий, и чтобы одна другой не знала; это значит истребить любовь, насажденную Богом и утвержденную Самим Господом нашим Иисусом Христом. Он заповедал нам: «тогда познают вси, яко уче­ницы Мои есте, аще любовь имате между собою» (Ср.: Ин. 13, 35), а когда оной нет, то чьи же будут ученицы? И святой апостол Иоанн все свои послания пронзил любовью, желая оную утвердить в учениках Христовых... Впрочем, любовь к ближним не тем являть, чтобы обхо­дить все кельи, но тем, чтобы не избегать сообщества и братского приветствия; не так, как некоторые считают, что одной матери дочери не должны иметь с другими уже ника­кого сношения, это не угодно Богу, и я вам не советую следовать сим правилам, ежели бы случилось что подоб­ное... (преп. Макарий).


Где мир, там Господь посреде вас, а где смущение, там сопротивный. Первого да возжелаем и привлечем, а от последнего да отвращаемся, средства к сему известны: самоукорение и смирение... (преп. Макарий).


...Старайся хранить свои чувства. А особливо зрение и продолжай свое безропотное находящих неприятностей терпение со благодарением, и когда с помощью Божиею будешь стараться благодушно переносить находящее иску­шение и будешь приписывать все оное своим грехам, а при получении в сердце скорбей молитесь по заповеди Господ­ней за творящих вам напасть, тогда явственно ощутишь в сердце своем радость и утешение неизреченное, мир по­мыслов и любовь к Богу и ко всем, не только живущим с тобою, но и прочим... (преп. Лев).


Не думай, что мир обитает в здоровом теле: там жабы и пиявицы. Нет, мир обитает лишь в мертвенной плоти нашей. И этот-то есть истинный мир, мир Иисусов, мир, всяк ум превосходящий (преп. Анатолий).


«Батюшка! — спрашивали некоторые, — отчего это мира нет в душе?» Старец отвечал словами: «Мир мног любящим закон Твой» (Пс. 118, 165) (преп. Амвросий).


Раз как-то, по козням вражиим, два из старших иеромо­нахов завраждовали друг на друга. После долгих усилий и, без сомнения, усердной молитвы к Господу <преподобному Амвросию> наконец удалось примирить их. Со светящим­ся на лице восторгом старец повторял всем и каждому: «Ну, слава Богу! хоть как-нибудь, да помирились. Худой мир лучше хорошей войны» (преп. Амвросий).


Дело спасения нашего требует на всяком месте, где бы человек ни жил, исполнения заповедей Божиих и покорно­сти воле Божией. Этим только приобретается мир душев­ный, а не иным чем, как сказано в псалмах: «мир мног любящим закон Твой, и несть им соблазна» (Пс. 118, 165). А ты все ищешь мира внутреннего и успокоения душевного от внешних обстоятельств. Все кажется тебе, что ты не на том месте живешь, не с теми людьми водворилась, что сама не так распорядилась, и что другие будто бы не так дей­ствовали. В Святом Писании сказано: «на всяком месте владычествие Его» (Ср.: Пс. 102, 22), т. е. Божие, и что для Бога дороже всех вещей целого мира спасение одной христианской души (преп. Амвросий).


Среди всех тревог и придирок К. и другого прочего умудряйся направляться к внутреннему христианству и старайся отражать все противные помышления молитвен­ным призыванием имени и помощи Божией. Я много раз тебе писал: как бы ни казались благовидны и достоверны приходящие помышления, но если они приводят в смуще­ние, то явный признак, что они с противной стороны, и по евангельскому слову называются волками в овчих кожах. Правильные помышления и рассуждения успокаивают ду­шу, а не возмущают; только при этом всегда должно ста­раться дела и поступки других предоставлять суду Божию и собственной воле человека, памятуя Апостольское слово: «кийждо сам о себе воздаст слово Богу» (Ср.: Рим. 14, 12). Есть и духовная ревность не по разуму, такой ревности всячески следует избегать, потому что такую ревность святой Исаак Сирин относит к великому недугу душевно­му (преп. Амвросий).


Не вотще (даром) сказано в псалмах: «взыщи мира и пожени и» (Пс. 33, 15), то есть всячески избегай того, что нарушает мир твой душевный, как бы ни казалось это благовидно. Бог судит человека не просто по делам, но по намерению дел, а намерение это только Ему Единому известно. Ежели мы в чем-либо немоществуем, то должны в этом принести искреннее покаяние, и смиряться, и никого не осуждать, и никому не досаждать (преп. Амвросий).


...Истинное и прочное утешение тесно соединено с истинно полезным (преп. Амвросий).


Сказано в псалмах: «мир мног любящим закон Твой, и несть им соблазна» (Пс. 118, 165). Поэтому если нас что-нибудь смущает или блазнит, то должны мы упрекать себя в недостатке любления закона Божия и смиряться, и про­сить помилования и помощи от Господа (преп. Амвросии).


Чтобы умиротвориться, незачем в далекий путь пускаться, а лучше смириться дома, — это будет прочнее. Одни царственные особы, ради умиротворения, уезжают в даль­нюю сторону. Потребно понудиться к смирению и самоукорению. Благоразумному разбойнику и голени переби­ли, — он, ради получения обещанного Господом Царствия Небесного, все терпел, а мы с тобою как хотим получить милость Божию? Осмотрись, сестра! В Киев ходят на бо­гомолье, а не по домашним претензиям (преп. Амвросий).


Никто тебя ни в чем не обвиняет, только ты перестань винить других и успокоишься. Никакого толку нет в том, чтобы винить других; если совершенно права, то и будь покойна. Чистая совесть сама себе успокоение, — зачем нам искать в других правоты или вины. Каждый от своих дел или прославится, или постыдится (преп. Амвросий).


Мир тебе и Божие благословение, и всякое утвержде­ние в добром и спасительном и прежде всего в мире душев­ном, и всяком мужестве, и долготерпении, и удалении от всякого малодушия, зело отягчающего немощных душою и телом, для которых нет ничего полезнее, как Бога благода­рить за все случающееся приятное и неприятное и никого не винить, кроме себя самих за многое и во многом повин­ных, других же винить — нисколько нас не успокоит, а еще более смутит (преп. Амвросий).


Пишешь, что и святую воду пьешь, и херувимский ладан куришь, а мира не обретаешь. Святую воду следует пить реже, а херувимский ладан не кури. Не поможет тебе никакой ладан, так как все дело в высокоумии, от которого усиливаются все твои душевные брани, и ты лишаешь мира (преп. Амвросий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>