Собор Оптинских Старцев

Бог по­се­ща­ет Сво­ею ми­лос­тию толь­ко сми­рен­ных.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Молитва Иисусова

Молитесь усердно Господу Богу и хладное сердце свое разогревайте Сладчайшим именем Его, поелику Бог наш огнь есть. Оное призывание и нечистые мечтания ис­требляет, и сердце согревает ко всем заповедям Его. А по­сему молитвенное призывание Сладчайшего имени Его дол­жно быть дыханием души нашей, должно быть чаще биения сердца нашего (преп. Антоний).


Псаломские слова, троекратное повторение слов: «Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им» (Пс. 117, 11) вполне понимают все делатели молитвы Иису­совой, хотя бы им этого никто не растолковывал. Они по­нимают, что это говорится про молитву Иисусову. Это одно из самых ясных мест о молитве Иисусовой, коих очень много в Псалтири... (преп. Варсонофий).


...Как увидеть Христа? Путь к этому возможен: не­престанная молитва Иисусова, которая одна способна все­лить Христа в наши души (преп. Варсонофий).


Вопрос: «Когда я творю молитву Иисусову или справ­ляю пятисотницу, я бываю очень рассеян, мысль так и пере­скакивает от одного к другому, она везде побывает, только не в словах молитвы». Ответ: «А все-таки уста освящаются именем Господа Иисуса Христа» (преп. Варсонофий).


У нас один меч — молитва Иисусова. Сказано: «Бей этим мечом невидимых ратников, ибо нет более сильного орудия ни на небе, ни на земли» (преп. Варсонофий).


Путь молитвы Иисусовой есть путь кратчайший, самый удобный. Но не поропщи, ибо всякий идущий этим путем испытывает скорби. Раз решился идти этим путем — пошел, то не ропщи, если встретятся трудности, скорби, — нужно терпеть (преп. Варсонофий).


...Чтобы всегда иметь память о Боге, для этого и молит­ва Иисусова (преп. Варсонофий).


Молитва именем Иисуса есть завет, повеление Самого Христа. При пострижении в монашество дается обет мо­литвы Иисусовой. Обет остается обетом и требует испол­нения его. Согласно обету, инок должен всегда иметь имя Иисусово на устах, уме и сердце, или, так сказать, всю свою жизнь наполнить молитвой Иисусовой. Весьма недостаточ­но, если инок в деле молитвы ограничится вычитыванием или приуготовлением некоторого числа молитв и молитвословий. Надо освятить всякое дело молитвой, чтобы не терять молитвенного настроения при житейских делах и обязанностях, к которым мы переходим по необходимости после молитвы, и которые заполняют время дня и ночи от одного молитвенного правила до другого, по большей части двух: утреннего и вечернего. Кто оставляет молитву, не прибегает к ней, забывает ее, после совершения молитвен­ного правила сразу вдается в суету, тот быстро теряет молитвенное настроение, ум и сердце наполняются у него пустотой. Чтоб этого не было и нужно творить молитву Иисусову при всяком деле, по крайней мере, понуждать себя к этому. Об этом много и прекрасно сказано святыми отцами... На них (эти статьи о молитве) надо обратить внимание. Дело молитвы — первое дело. Молитва утешит в скорби, молитва не допустит уныть, молитва предохра­нит от греха, и всех плодов ее и действий не перечтешь. Говорит преподобный Марк Подвижник: «Скажем ли что, или сделаем что, не испросив помощи Божией молитвою все окажется впоследствии или погрешительным, или вредным мы подвергаемся таинственному обличению опытно» (глава 108. О думающих оправдаться делами). Вот какое зна­чение молитвы!.. Во время монастырских всенощных бдений особенно было удобно привыкать к молитве Иисусовой. ...Надо смиренно о себе думать и смирением раство­рить всякое свое делание, но ложное смирение, выставляе­мое в извинение своего нежелания и лености подвизаться, далече отогнать: «Где уже нам грешным это делать. То были люди святые...». Так приходится слышать тех, кто не хочет трудиться для своего спасения. Можно им ответить: да, это верно, но и святые, очень часто, прежде были вели­кие грешники, стали святыми, подвизаясь, поэтому грешни­ком себя считать — считай, а на добро себя понуждай. Будет польза. Самооправдание — корень зла (преп. Ни­кон).


Побеждалась в заутрени дремотою от малого сна и, чтобы разогнать дремоту, творила молитву Иисусову с по­ясными поклонами. При Иисусовой молитве поклоны класть не следует, молитва при <каждом> дыхании должна быть, но чтобы <это> незаметно было бы для других. И поясные поклоны должно класть в свое время, только когда пола­гаются <смотри в> Уставе (преп. Иларион).


Молитва Иисусова, по научению святых отцов, прилич­на, когда человек идет, или сидит, или лежит, пьет, ест, беседует или занимается каким рукоделием, кто может при всем этом произносить молитву Иисусову со смирением, тот не должен оставлять оной, за оставление же укорять себя и каяться со смирением, но не смущаться, потому что смущение, какое бы оно ни было, есть признак тайной гордости и доказывает неопытность и неискусство человека в прохождении своего дела (преп. Амвросий).


Пишешь ты, что в молитве Иисусовой есть у тебя ка­кое-то запинание на словах «помилуй мя грешную»; это по­казывает, что прежде эта молитва совершалась тобою без должного смирения, без которого неприятна Богу и молит­ва наша. Поэтому принудь себя ударять на слово грешную с должным понятием (преп. Амвросий).


Врага и приносящие искушения злые мысли отгоняй­те молитвою: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя грешную». Молитва эта может совершаться при всех занятиях (преп. Нектарий).


..К молитве простирайся елико можешь, поминая ска­занное тебе при пострижении, как тебе давали четки: «Вот тебе, сестра, меч духовный. Глаголи выну во уме, во устех, в мысли, в сердце: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Держись и ты этого предписания, и как будет тебе возможно, так и произноси молитву, иногда умную, иногда устную, а на свободе и сердечную, если Бог поможет. А при немощах и неисправностях кайся и смиряй­ся, но не смущайся (преп. Амвросий).


Дабы подвигнуть ленивых и унылых к упражнению в этой молитве, батюшка передавал следующий рассказ о си­ле имени Иисусова: «У одного боголюбца был обученный говорить скворец, который, постоянно слыша произноси­мую хозяином молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Бо­жий, помилуй мя грешного, — и сам навык ее повторять. Раз летом вылетел он в растворенное окно на улицу, а тут и налетел было на него ястреб, но скворец, по привычке, в испуге проговорил Иисусову молитву, и тотчас ястреб отскочил от него. Так даже бессмысленно произносимая молитва послужила во спасение от угрожавшей беды» (преп. Амвросий).


Молитву в келье читать устами: Господи, Иисусе Хрис­те, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Или: Боже, очисти мя грешную. А в церкви: Господи помилуй. И слушай боль­ше, что читают. А если не слышишь, то всю молитву читай: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную (преп. Амвросий).


О Иисусовой молитве я писал вам, чтобы смиренно проходить, не увлекаться во мнение и подвизаться на за­поведи Божий; да сохранит вас Господь от прелести вражией и дарует познать истинный путь (преп. Макарий).


...От молитвы Иисусовой, которую ты имела, при раз­говорах с другими, отстала. Явно, что незаметно тебе, как возмечтала о сем, то, к пользе твоей, и показана тебе твоя немощь, да смиришься. Кто употребляет сей меч духовный, надобно, чтобы был смирен, ибо тогда только оным пора­жаются враги, а без того многие попадают в неисцельную прелесть. Советую тебе не простираться на такую высоту. Но при свободе, при страстных движениях, при немощи призывать Бога сею молитвою со смирением (преп. Мака­рий).


О памяти Иисусовой ты пишешь, что не имеешь оную всегда и не имеешь чувств, какие имела прежде, о сем я выше тебе написал, а молитва Иисусова, когда будет со смирением проходима, то водрузится, а чуть увлечется ум во мнение, то или от нее отпадает, или обольщается. При молитве подвизайся на заповеди, а не ищи теплоты: сия возвышает, а заповеди смиряют. «Прежде времени бедственно искать высоких» (преп. Макарий).


Ты, M. М., жалуешься на себя, что всегда, как станешь творить молитву Иисусову, то и засыпаешь, и о сем смуща­ешься; не надобно смущаться, лучше засыпать с молитвою, нежели с какими-нибудь дурными помыслами. Когда же хочешь потрезвеннее ее исправлять, то пораньше проходи. Опасайтесь искать в себе высокого устроения, а смирен­ными ведитесь, вменяя себя быти отребие <ненужные ос­татки, сор>... (преп. Макарий).


А лучше всех крестиков и крестоносцев, всех портрети­ков и их подлинников — вырисовывать на мягком юном сердце Сладчайшее Имя, светозарную молитовку: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Вот тогда-то будет верх радостей, бесконечное веселие. Тогда, когда т. е. утвердится в сердце Иисус, не захочешь ни Рима, ни Иерусалима. Ибо Сам Царь со всепетою Своею Материю и всеми Ангелами и святыми придут сами к тебе и будут жить у тебя. «Аз и Отец к нему прийдем и обитель у него сотворим» (Ср.: Ин.14, 23) (преп. Анатолий).


...Только ты не забывай самого важного — моего тебе завещания: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Богоро­дицею помилуй мя. Знаю, что вначале это дело трудное, но зато узришь свет и радость. А без сего делания тяжка и безотрадна жизнь иноческая, если продлится. Правда, труд­но, но вникнуть тут особого нет ничего. Не требуется ни книг, ни свечей, ни времени. Сидишь, ходишь, ешь, лежишь, а сама все: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас! (преп. Анатолий).


...Молитву Иисусову всеми силами старайся держать — она вся наша жизнь, вся краса, все утешение, что вначале она трудна — это всем известно, но после зато неоцененна, всерадостна, вселюбезна (преп. Анатолий).


Делай по силе, делай со смирением и самоукорением, и обыкнешь, и полюбишь ее так, что и насильно не оторвут от нее. Потому что она сладка и радостотворна. «Помянух Бога и возвеселихся» (Пс. 76, 4) (преп. Анатолий).


Будь готова встретить скорби. Ибо всех, кому слюбится Иисусова молитва, враг никогда не оставит без отмщения, но непременно научит или старших, или младших, а уж па­костей непременно натворит (преп. Анатолий).


А молитву Иисусову творить привыкнуть скоро нельзя. Ты только старайся не забывать о Боге и кайся в забвении и развлечении... (преп. Анатолий).


Говорю о молитве Иисусовой. И слава Тебе, Господи, снисходящему нашим немощам! Постоянно творить ее тебе еще нельзя. Ибо, пока не вкусит человек, яко благ Господь, трудно непрестанно иметь в сердце Иисуса. Но и за то, что есть, слава Богу! Значит, пока держится молитва, не оставляй ее. А главное — во время молитвы окаивай себя, как недостойную произносить имя, непрестанно славословимое на небеси и на земли Ангелами и человеками. А скорби собирай, как сокровище, ибо это очень способствует Иисусовой молитве. А потому враг и научает и подстрекает всех, кто только может, досадить тебе. Я тебя предупреждал давно, что всякий христианин чем больше держится за эту молитву, тем больше озлобляет диавола, не терпящего имени Иисусова и направляющего на такого людей, даже и близких (преп. Анатолий).


А что радость разливается в сердце — это я тебе, кажется, говорил — бывает. Иногда Господь желает под­вижника утешить, видя, что он уже изнемогает: иногда же от усиленного напряжения к этой молитве. Сказано: Бог — т. е. Иисус — огнь есть (грехи и немощи) попаляяй! И по­тому, часто призываемый, Сладчайший Иисус не может не веселить сердце. Разве уж окаяннейший какой, якоже аз, огрубелый, то долго не может чувствовать радости. А насто­ящие молитвенники через несколько дней чувствуют радость и сладость, которая из сердца разливается — и на всего человека. Но только опасно принимать ее без разбора, «ибо и сатана преобразуется во Ангела светла» (2 Кор. 11, 14). А потому, как неопытная в духовной жизни, будь осторож­на: и принимать берегись, и отвергать берегись. Прочти у Марка Подвижника Слово 2-е, глава 28. Прочти еще в том втором Слове главу 134-ю. А если оставишь молитву, куда тебя тогда девать? Терпи. Это скоро все пройдет и слюбит­ся. Молитва прекращается — это обыкновенно от праздно­словия, обжорства, осуждения, и главное, — от гордости. А так как ты особенно горда, то особенно и держись за эту молитву. А чтобы она никогда не прекращалась, так для этого ты, молоденькая, посиди у моря, подожди погод­ки! (преп. Анатолий).


Молитву Иисусову держи по силе. А когда ослабеешь, имей одну память присутствия Божия. Что молитва твоя не беспрерывна, не скорби — это тебе рано. А благодари Бога за то, что есть. Спасайся, и да спасет тебя Господь (преп. Анатолий).


Помысл мучает тебя, что, если будешь горячо старать­ся о молитве Иисусовой, — впадешь в гордость. Если бу­дешь как должно проходить молитву Иисусову, то ничего этого не будет (преп. Иларион).


...Один молился молитвой Иисусовой. Другой, стоя в храме со вниманием, молился словами церковных молитв, употребляя вне церковных служб другие некоторые мо­литвы. И того и другого молитву одинаково слышит Гос­подь. Но молитва Иисусова все превосходит. Батюшка Варсонофий говорил: «Можно березовыми дровами нато­пить печь, а можно и осиновыми. Лишь бы тепло было». Вся суть в том, чтобы в душе было молитвенное настроение (преп. Никон).


Делание монашеское должно быть тайным. Потому и молитва Иисусова у святых отцов называется «сокровен­ным деланием». Даже от самого себя надо хранить в тайне, не трубить, как сказано в Евангелии, не только перед други­ми, но и перед самим собою (преп. Никон).


Вопрос: «Что это такое, батюшка, умная молитва?» Ответ: «Учитель молитвы — Сам Бог». А в другой раз... о том же предмете <батюшка> невольно высказался: «Труд­ное это, брат, дело — всего разломит» (преп. Амвросий).


Иисусову молитву твори всегда, потому что призыва­ние имени Господа помогало даже и язычникам. От рассеянности и празднословия воздерживайся трудом с молитвой Иисусовой, а от уныния спасайся плачем о грехах. Когда унываешь, говорит Апостол, молись, а когда весела — то пой псалмы и песни духовные (преп. Иосиф).


...Спрашиваешь о молитве, как ее творить? Когда ка­кое есть желание, но во время рассеянности устами вполго­лоса, т. е. слышали бы твои уши, а когда помыслы и все вообще мирное, то тогда лучше умом, со вниманием, держи больше молитву устную со вниманием. О высшей степени молитвы: нельзя ее проходить самочинно, без наставника опытного. Устную молитву всегда за всяким делом можно творить, и в церкви (преп. Иосиф).


Вопрос: «А что, батюшка, всегда нужно перебирать с молитвой четки?» Ответ: «Обязательно. Всегда имейте четки при себе. За службой в церкви и на правиле они должны быть в руках. Если даже будут смотреть, ибо смотрят, не смущайтесь, пе­ребирайте, творя молитву Иисусову. За обедней внимайте тому, что поется и читается, а молитву оставьте. Вот за всенощной можете в ход пустить четки, когда не слышите, что читают... За послушанием, конечно, невозможно пе­ребирать. Тогда в уме без четок должна быть молитва. Когда в келье пишете, читаете, то четки должны быть за поясом. Когда же так сидите, то творите молитву по чет­кам. При разговоре можете говорить про себя: «Господи, помилуй». А можно даже и Иисусову молитву...» (преп. Варсонофий).


...Молитва Иисусова не только не мешает, но даже способствует слушать чтение и пение, и помогает обык­новенной церковной и келейной молитве, и услаждает, очень услаждает сердце, и дух делает мирным, и мысль дает светлую. А ты думаешь неправильно, ибо ты девочка не­опытная, да еще своенравная. А ты старайся смирять себя, и молитва скоро привьется к тебе. Только не спеши, а жди помощи Божией. А что другие про тебя говорят, об этом не беспокойся. Ты пришла в монастырь угождать не людям, а Богу, который и спасет тебя — в этом ручаюсь, — только потерпи (преп. Анатолий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>