Собор Оптинских Старцев

К празд­ни­ку всег­да враг ста­ра­ет­ся сде­лать не­п­ри­ят­ность, скорбь. Ко­му удар, ко­му щел­чок, всем ста­ра­ет­ся что-ни­будь пре­под­нес­ти для празд­ни­ка. И чем жи­вешь вни­ма­тель­нее к се­бе, стро­же, тем бо­лее и силь­нее во­ору­жа­ет­ся враг, и в осо­бен­нос­ти к празд­ни­ку чем-ни­будь да угос­тит. Все­го на­до ожи­дать, ко все­му го­то­вить­ся. Но Гос­подь ми­лос­тив, да к празд­ни­ку и по­дар­ки раз­да­ют­ся. И вы что-ни­будь по­лу­чи­те, толь­ко вы это за­ме­ти­те лет че­рез со­рок, мо­жет быть. Тог­да вы уз­на­е­те, ка­кой дар Гос­подь пос­лал вам на этот празд­ник.

преп. Анатолий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Отшельничество

...На отшельничество и затвор нельзя решаться само­произвольно, необходимо на то призвание от Бога (преп. Никон).


При высокоумии и душевных страстях нельзя избирать уединенное житие. Кроме явной прелести, затвор может быть причиной тонкой мысленной прелести (преп. Никон).


Иногда приходится наблюдать, что к пустынному жи­тию и безмолвию некоторые стремятся, в тайне сердца своего ища вполне удобного, безмятежного, безскорбного жития. Это стремление безрассудное, не говоря уже, что оно и несбыточное. Безскорбного жития не было, нет и не будет (преп. Никон).

Отъезд из обители

Вы пишете, что приходят вам иногда мысли удалиться куда-либо из обители. Подобные помышления бывали преж­де и со мною, но ныне погибе бегство от мене. Я такие помышления открывал старцу и слышал от него вот что: диавол, яко лев рыкая, ходит искии кого поглотити и на­падает на праздношатающихся, и глотает, что меня крайне устрашило и присадило на одном месте сидеть (преп. Анто­ний).


...<Нужно>, чтобы путешествие ваше было не праздною прогулкою и рассеянием ума на разные предметы, но по подобию любомудрой пчелы возвратиться в обитель свою не без пользы, т. е. приобрести благонравие, любовное чувствование ко всем, готовность ко всякому делу благому, смирение в духе и преуспеяние в послушании и быть доб­рым примером для других, ибо и пчелы, вылетая из улья, собирают доброе не для себя только, но стараются быть полезными и для других (преп. Антоний).


...Как рыба, выскочившая из воды, не много надышит, так и инокиня, исшедшая из обители, если долго проша­тается, то может умереть, аще и не телом (преп. Антоний).


Если г-же Игуменье вашей не известит Бог благосло­вить вас в путешествие, то вы не извольте и усиливаться, поелику где нет согласия настоятельницы, там и воли Божией нет. Если же вынудить согласие, то за своеволие неизбежно последует искушение, от которого да сохранит вас Господь (преп. Антоний).


...Ноева голубица, излетевши из ковчега, до тех пор не обрела себе покоя, дондеже паки возвратися в ковчег. Так и вы, когда окончите свои дела и возвратитесь в обитель нашу, то тогда обрящете покой себе (преп. Антоний).


Именем Божиим прошу вас не унывать, не малоду­шествовать и не смущаться духом о том, что видите безза­коние и пререкание во граде и что чувствуете и днем и ночью труд посреди его и неправду. Ибо действительно посреди мира (т. е. во граде) несть мира. Но когда уда­лимся и водворимся в пустыню, то тогда узрим Бога, спа­сающего нас от малодушия оного и от бури. А до тех пор возверзи печаль свою на Господа, и прочитай 54-й псалом (преп. Антоний).


...Проситься должно у г-жи Игуменьи не настойчиво: если на первое слово скажет вам — Бог благословит, тогда со благодарением и грядите во имя Господне, а когда услышите — зачем? ты и так уже там была, тогда с покорностью сидите дома в мирном духе и своей воли не ищите! (преп. Антоний).

Падения

...Враг... ничего бы не мог успеть, когда бы не пред­варила твоих падений гордость... После падений одно средство — смирение, сознание своей немощи и испрошение прощения с обвинением себя (преп. Макарий).


Падения наши в гнев и прочие действия страстей доказывают нам предварившую духовную гордость и уже невольно нас смиряют; будем стараться истреблять ко­рень сей, то ветки сами отвалятся... (преп. Макарий).


...<О> твоих неисправлениях приноси всегдашнее по­каяние и проси Бога подать тебе помощь; оттого мы и падаем, что не имеем смирения, ибо, по слову святого Иоанна Лествичника, где совершилось падение, там пред­варила гордость. О падении надобно разуметь всякого рода: в помыслах, словах, нерадении и лености (преп. Макарий).


...Надобно иметь многий искус, пока познаем нашу немощь истинно и смиримся, и это не малым временем, а многим стяжавается. Самые падения наши обуздывают наше дмение и уже невольно смиряют. А пред Богом лучше грешник с покаянием, нежели праведник с гордостью... (преп. Макарий).


...Враги наши бодры, бессонны, бесплотны, хитры, злы, горды, то паче всего надобно от нападения их за­ключаться в твердыню смирения, недоступную никаким татям и врагам, а пока мы еще далеки от любви и сми­рения, то нужен и страх Божий, ибо «Страхом Господним уклоняется всяк от зла» (Притч. 15, 27), нужны иногда и поползновения, к познанию своей немощи попущением Божиим бываемые, за возношение тайное и нами не­уловимое, а чрез падения и познаем, что оные предварила гордость... (преп. Макарий).


Знайте же, что поползновения обуздывают нашу са­молюбивую часть, показывают нам нашу нищету и худость, токмо не смущайтесь во оных и не теряйте душевного мира, а принимайтесь за дело покаяния и добродетели. Смущени­ем же вашим враг веселится и, наводя отчаяние, отвращает от добродетелей. Не давайте ему порадоваться вами, при­помните слова святого Исаака Сирина из 7-го Слова: «про­роческое слово имей даже до исхода твоего: «Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану; хотя я во мраке, но Господь свет для меня» (Ср.: Мих.7, 8). И да не предаст побеждению душу свою (уклонением в отчаяние), дондеже есть в нем дыхание, и в самом том побеждении своем, но аще и на всяк день сокру­шится ладия его»... (преп. Макарий).


...Скажу тебе, что и ныне есть змий, Ева и Адам, и древо, и всегда подлежим искушению и обольщению; чув­ственность — змий обольщающий, Ева — воля наша, ра­зум — Адам; чувственность обольщает, воля соглашается, и разум, послушав воли, падает. Так-то и мы вкушаем ежед­невно от запрещенного плода, различными страстями побеждаясь. Так будем же стоять на страже, делая и храня, замечая свои страсти, противоборствуя им, а в немощи сми­ряясь, да оттого-то они и одолевают нас, что вместо сми­рения имеем возношение (преп. Макарий).


...Падаяй и востаяй, каяся и смиряяйся лучше непа­дающего и некающегося, и несмиряющегося; от браней научаемся искусству (преп. Макарий).


Читая о падении Иакова, ты ужасалась опасением за себя, но кто боится грехов, тот избавится от них, безопас­ность гораздо страшнее. Падение Иакова хотя и велико, но оно без увлечения, а как разбойническое нападение, а вот когда постепенно кто увлекается и до страсти произыдет, т. е. привязанность, сохрани Боже! Тогда сердце от­дается в плен врагу и не скоро подумает о оставлении и покаянии (преп. Макарий).

Паломничество

Слава Богу, что вы намерение свое посетить святую Афонскую гору отсрочили до году и занялись благоукрашением святого храма в своей обители. В Афонской горе побывать есть дело собственного произвола, а заниматься благоустройством своей обители и благоукрашением оной есть дело Божие, возложенное на вас Самим Богом, а по­сему и должно предпочесть сие паче оного (преп. Антоний).


Пишешь, что игуменья мать N. приглашает тебя ехать с нею в Иерусалим, и ты под этим предлогом думаешь попроситься у своей матери Игуменьи отправиться в Крым для лечения морским купаньем. Но такое купанье в Кры­му монахине несвойственно и неприлично... А в Киев попроситься можешь на поклонение Царице Небесной и мощам угодников Божиих. Если в Киев не пустят, попро­сись в какое-либо другое место, в Задонск и Воронеж, а при такой поездке можешь заехать и к нам (преп. Амвро­сий).

Памятозлобие

Нужно заставлять себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим, а главное — не мстить им и быть осторожным, чтобы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения (преп. Амвросий).


Истина без смиренномудрия основывается на зло­памятности. Истина значит — кто ставит ланиту и обра­щает другую, а на злопамятности — кто оправдывается, что не виноват (преп. Амвросий).

Память Божия

...Проснувшись, — первая мысль наша должна быть о Боге, и первое наше слово к Богу, потом воображать о Нем многократно, (как вы вспоминаете о матушке) до чаю, и за чаем, и до стола, и в столе, и после до вечера и до ночи, каковое воображение больше утешит и успокоит вас, нежели воображение о матушке, по писанному: «помянух Бога и возвеселихся» (Пс.76, 4) (преп. Антоний).

Память смертная

О моим зачатием написывался внутри меня закон раз­рушения: на каждый вновь образующийся член смерть накладывала свое грозное клеймо, говоря: он мой. Цепь дней моих есть цепь больших или меньших страданий, каж­дый новый день моей жизни есть новый шаг, приближаю­щий меня к нетлению. Приходят болезни, и трепещущее сердце вопрошает их: предвестники ли вы только моей кончины или уже дана вам власть разлучить тело от души разлукою горестною и страшною? Иногда умственное мое око, развлеченное суетою, оставляет созерцание моей пе­чальной участи, но едва встретится какое-либо внезапное скорбное приключение, опять быстро притекает к моему любимому поучению, как младенец к сосцам матерним, — к поучению о смерти, ибо в истинной печали сокрыто ис­тинное утешение, и благоразумное памятование смерти рас­торгает смертные узы! (преп. Макарий).


Вы прежде жаловались мне, что страх смерти напал было на вас. Но наиболее должно бояться тем, кто не имеет сего страха... (преп. Антоний).


Вот, матушка, не только старые, но и юные умирают. А посему и мы не должны беспечальными быть, но опасать­ся, чтобы смерть и в нашу келью когда не пожаловала нежданная. Почему будем молиться и бдеть, ибо блажен раб тот и блаженна раба та, коих смерть обрящет бдящих, недостойни же и окаянни тии, ихже обрящет унывающих и погруженных в нерадение (как в сон) о спасении своей бедной души (преп. Антоний).


Старайтесь быть всегда готовыми к смерти, ибо смерть близко и к старым, и к молодым, и монахам, и мирянам одинаково, часто она приходит внезапно и неожиданно. Пусть каждый подумает, что будет с его душой (преп. Варсонофий).


Гроб прежде был страшен, а как полежал во гробе Христос — он стал Чертогом Царским; скорби и болезни были страшны и безотрадны, а как вечная Любовь испи­ла до дна чашу скорбей и самую даже тяжкую чашу смерти, тогда болезни и скорби засияли паче сапфира и злата, паче звезд небесных, паче луны и солнца. Потому что ими украшался Сам Бог богов, Сам Царь царей. И но­сящий эти украшения-язвы есть истый подобник Иисуса Христа (преп. Анатолий).


...Провидеть... вашу участь о смерти мне, непотребному, не открыто, а потому и не смею о сем не токмо писать, но даже и думать. Напомянуть же вашей любви решаюсь, что нам Сам Спаситель предал во Святом Евангелии, что смерть яко тать <настигает>, да и преподобный Иоанн Лествичник пишет: «...смертная <память> да совозлегает и совосстает от одра», а как мы с тобою от самочиния и от сладост­растных действий, ярости и вспыльчивости повредили свое здоровье ..., то таковые, поврежденные, редкие до старости маститой доживают, но в цветущих летах смерть их похи­щает. Сие-то мне удивительно, что вы сами себя почитаете за урода, а смириться не понуждаетесь! (преп. Лев).


Чувство твоей болезни заставляет тебя помышлять о приближающейся смерти, что хорошее дело. Писание го­ворит: «помни последняя твоя, во веки не согрешиши» (Сир. 7, 39). Притом и о прежних грехах воспомянувши, кайся, и смиряйся, и помышляй о том, от чего происходили грехи, как не от того, что не имела смирения, но противный сему порок. И паки речем: смирись, и помилует тя Господь (преп. Лев).


Память о смерти научит внимать самому себе. Часто в цветущих летах восхищаются от сей жизни в вечную, а тем ужаснее, как если внезапно, нам же, приближенным к двери гроба, ужели можно отлагать жизнь свою на многая лета; покаемся и живы будем душою вечно (преп. Лев).


Для возбуждения нашего нерадения и сие приводить себе на память нужно всегда, что мы смертны, жизнь наша весьма скоропреходяща и неизвестностью смертного часа очень опасна, ибо хотя и известно знаем, что умрем, но не знаем, когда умрем: сегодня ли или завтра, рано ли или поздно, в день ли или в ночь. Сия судьба каждого человека совсем неизвестна, когда кого посечет смертная коса, и в каком устроении обрящет: готового ли благими делами, или неготового и злыми преисполненного. В чем бо заста­нет кого, в том и пред Богом на суд представит, и от дел своих всяк или прославится, или постыдится. И никто нам в часе оном смертном не поможет, только с Богом добрые дела (преп. Моисей).


Готовиться же к кончине мы имеем заповедь от Самого Господа, глаголющего во Евангелии: «будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Мф.24, 44). Пишешь, что если начнешь готовиться и понудишь немощную плоть, то можешь слечь в постель. Но готовиться нужно душою, а не телом (преп. Амвросий).

Пастырь

Когда проходите начальство не для своих выгод и спо­койствия, но для спасения ближних, то оное неминуемо сопряжено со скорбями и с не спокойствием. А ежели для чести, славы и наслаждения начальствовать, то и сам, и подчиняемые бедственно погружаются от волнения стра­стей, «Горе тебе, земля, когда царь твой отрок...» (Ср.: Еккл.10, 16) (преп. Макарий).


Не имея давно сведений о твоем пребывании, не знаю, как возмогаешь о Господе в трудоношении бремени, воз­ложенного на тебя, — пасти словесное стадо бдительно. И какая потребна бодрость, когда недремлющий супо­стат наш, яко лев рыкая, ходит, ища кого поглотить, и тем паче, что он лежит втайне, яко лев во ограде своей. Воздрема душа моя от уныния, — и вот могло сделать­ся похищение из здешнего стада (преп. Моисей).


Приключения домашние в хищениях и у нас случа­ются нередко; братских разных требований почти еже­дневно, — кто куда простирается, кто чего желает и просит!? Иной выхода, другой определения, а кто постри­жения. Все потребно нести, и молитвою ко Господу о всех и каждом сыскивать успокоение (преп. Моисей).


Господь Всеблагий да даст тебе благодать и милость во благовременную помощь во всех затруднениях и недоуме­ниях по обязанности, на тебе лежащей. Благожелание ко всем и каждому сохранит любовь, не побежденну злом, а искание во всем Божией воли и преданность ей облегчит труд. О братиях, искушаемых десными и шуиими наветами врага, будем молить Бога, да наставит их на путь Свой и сохранит от всякого зла, и все борения и побеждения обратит в пользу их, и нашу тут же, которые обязаны носить немощи немощных и заботиться о спасении душ их, как и о своей (преп. Моисей).


О успокоении и благоустройстве душ недугующих бра­тии, о которых пишешь, советую обращаться ко Господу с молитвою о них, да вразумит Он всех и каждого творить волю Его божественную, предавая себя и их оной с верою и упованием. Он созиждет сердце чисто и подаст мир душам нашим. И так, возлагая всю печаль о успокоении вверенных нам душ и спасении их на Всеблагого и Все­сильного Бога, будем великодушно нести немощи немощ­ных и смотреть на них с чувством любви благожелатель­ной (преп. Моисей).


Об О. С. мыслю сказать, что у него характер природ­ный, которого он не может преодолевать и побеждается. С этой стороны нельзя не извинить его. Но потребны и меры к обузданию, а сие с Божиею помощью зависит от тебя, провчего всеми. Обыкновенно того коня, который слишком горячится, востягивает провчий всячески. И тебе подобно тому должно О. С. поумерять в действиях, несо­образных со святым званием (преп. Моисей).


Твое предприятие держи в строгой скромности до решительного события, подчиняя все мысли и желания Божией воле, с преданностью оной, и ничего не упускать к пользе обители, в которой для того поставлен Небесным Промыслом. Господь да исполнит во благих желание твое, как ему угодно; не определяя собою ни месяца, ни числа, ниже года, действуй все спокойно, дондеже (пока) будет (преп. Моисей).


О. Ф—я нельзя не пожалеть о его внутреннем недуговании. Особливо ты, как восприемник, обязан печься о спасении его души, как и о своей, и советом направлять к тому, что обещал торжественно в пострижении, и молить Премилосердого Бога, да спасет его от всех козней вражиих и наставит на путь Свой. Далее же усилие к удер­жанию его бесполезным считаю (преп. Моисей).


За недужную братию и чад присных надобно молить Бога, яко Всесильного Врача душ и телес наших, и воз­лагать всю печаль на Него, и Он подаст им мир душев­ный. А отеческих советов не должно оставлять. Хоть бы и не были ими принимаемы как должно, по крайней мере, мы свое должное исполним (преп. Моисей).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>