Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Про­шу вас за оби­дя­щих вас мо­лить­ся, го­во­ря: не­на­ви­дя­щих и оби­дя­щих нас ра­бов Тво­их (имя рек) прос­ти, Гос­по­ди Че­ло­ве­ко­люб­че, не ве­дят бо, что тво­рят, и сог­рей их серд­це на лю­бовь к нам, не­дос­той­ным.

преп. Антоний

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Пение

Ты скорбишь о расстройстве вашего хора; ежели оный и расстроится, то, верно, за тщеславие ваше. Пели хорошо и тщеславились: и это уже не ради славы Божией, а ради своей славы; не можете пения петь хорного, пойте про­стое со смирением, и оно уладится для вас лучше хорного нотного. Ангелы непрестанно поют и славословят Бога, но по нотам ли они поют? И тщеславятся ли оным? напротив, они благоговеют и не могут насытиться славо­словием, так и вы, когда оставите тщеславие и будете петь ради славы Божией, то Бог пошлет вам и человека, и сих умиротворит (преп. Макарий).


...Слова церковных песнопений, не только Евангелия, но тропарей и канонов, могут наполнить блаженством душу, не совсем еще погрязшую в житейской прозе. Но чтобы пение церковное производило должное впечатление, не­обходимо вникать в смысл этих песнопений, — и тогда не оторваться от них, а если многие стоят бесчувственно в церкви, зевают и только ждут, когда окончится служба, то это потому, что не понимают они смысла церковных пес­нопений. Особенно трогательны старинные церковные на­певы... Но для спасения нужно петь Господу не голосом, но самой жизнью своею. В Священном Писании жизнь во Христе называется пением: «Крепость моя и пение мое Господь, и бысть мне во спасение...» (Пс.117, 14) «Воспою Господеви в животе моем...» (Пс.103, 33) (преп. Варсонофий).


А что ленишься петь, это от твоего нерадения и от диавола... Читай в это время молитву Иисусову (преп. Анатолий).


Вопрос: «Отчего я, будучи поставлен на клирос, испы­тываю робость?» Ответ: «От тщеславия» (преп. Амвросий).


«...Пойте Богу нашему, пойте разумно» (Пс.46,7,8). Объясняю простейшим, что петь разумно, во-первых, оз­начает, чтобы понимать то, что поем или слушаем в церк­ви; во-вторых, петь или слушать внимательно и благого­вейно. Если же мы поем или слушаем рассеянно или еще с кем-либо разговариваем в церкви, то как будет пение наше разумно? За таковое бесстрашие явно обличает нас Господь чрез пророка Исайю: «приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня» (Ис.29, 13). Чтобы разумно приносить пение Богу нашему, потребна, кроме того, воздержная и вообще исправная жизнь (преп. Амвросий).


Пение гимнов или духовных стихов не грех. Но это хорошо для мирян. Хорошие мысли и мотивы настроение создают хорошее, не то, что мирские песни. Но для мона­ха пение гимнов не подходит. Они отвлекают от молит­вы. Разве может сравниться какое-либо, хотя и хорошее, пение с молитвой Иисусовой? Она превосходит все. Она высшая — радость и утешение. Все остальное только мешает молитве. Пение — это мягчайшая пища, а монах должен твердой питаться (преп. Никон).


«Како воспою песнь Господню на земли чуждей?..» (Пс.136, 4). Невозможно, невозможно в страстном состоя­нии богословствовать, петь хвалебные песни Господу, — нужно плакать... (преп. Никон).


А ты не петух и не курица: должна помнить, что пение твое должно быть не петушье, а ангельское, т. е. с глубо­ким смирением, страхом, горячею любовью и самоукорением — таковое пение истинное и Богу приятное. А тще­славное, не из угождения Богу, а людям, — такое хуже петушиного (преп. Анатолий).

Переход в другой монастырь

Переходить в другое место — эту мысль выкинь из головы, куда ты ни пойди, то же и в другом месте будешь с твоим обычным расположением склонного к тоске духа твоего. Это — первое, второе же, где ты ни живи, от данного обета и ответственности по оному избавиться невозможно, свидетели тому и Ангелы. Лучше всего по­нуждаться по силе на исполнение должного и в случае неисправности стараться каяться в том со смирением, без самооправдания (преп. Амвросий).


О перемене места ты не думай, кольми паче не скор­би, а лучше Царицу Небесную благодари, что хоть в таком месте устроила тебя проводить остаток дней своих. Ког­да же будут тебя беспокоить неудобства, или болезнен­ные страдания, или что-либо подобное, тогда старайся не упускать из памяти слово Святого Писания: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14, 22) (преп. Амвросий).


Пишешь, что греха не будет, если перейдешь в другой монастырь. Греха, конечно, не будет, но лучше-то будет ли? Хорошо, как примут и успокоишься, а то отсюда-то уйдешь, да другого места не найдешь, — вот чего надо опасаться. А уж обратно сюда тогда и не примут, и будешь раскаи­ваться. Потому прямого совета не даю в этом, смотри сама. Если по силе, то потерпеть лучше, и тут получишь, что нужно, если будешь жить и служить. Без скорби никогда не прожи­вешь, такова уж жизнь земная (преп. Иосиф).


...Мы вообще советуем вам, по вашему усердию и же­ланию, попроситься в Киев для поклонения святым мо­щам угодников Божиих или для свидания родственников в Калужскую и Орловскую губернии и с паспортом при­ехавши и погостивши в нашей обители, и потонку (подробно) на прак­тике увидевши нашего места положение, порядок церков­ный и сообращение в братстве, и все, что нужное для жизненного нашего состава к подкреплению своего брен­ного тела, что употребляется и что может попуститися по старости и дряхлости, и тогда-то можно будет вам и совсем расположиться остаться и причислиться в число нашего сообщества, и тогда-то, кажется, будет ваше пе­ремещение сорассмотрительное и основательное для ваше­го утверждения. Ежели же, паче чаяния, хотя бы и не понравится вам здешнее место пребывания или что-либо другое, то, кажется, незначительная потеря для вас будет, поелику проедешься и с нами, недостойными, по своему усердию и благорасположению увидишься, и со старцами, в нашей обители живущими, побеседуешь о благоназидательности душевных чувств к совершенному любомуд­рию и спасению (преп. Лев).


...Где очень зовут, там проку мало бывает, что и из опытов довольно известно, а где умеренность, там и впоследствии оказывается благоприятнее (преп. Лев).


В нашем монашеском звании святыми отцами ограничены вины <причины> о переходе из монастыря в другие монастыри и объяснены вины, которых ради позволено переходить и о коих подробно вам не в силах за слабостью объяснить, да и по вашему новоначалию совершен­ной нужды не полагаю, а только для сведения вам означил и мало что упомяну и вопрошу у вас. Ежели вам попущена скорбь подобна, что и не ходя, вы еще в мирской жизни ею преследуемы были, то есть на вас клевету говорят, и зло­словят, и поносят, укоряют, а сердце твое лежит ко оби­тели и к старице какой-нибудь, к которой относишь и объясняешь накопляемые помыслы, и сие должно пола­гать внутри покой, а извне попущенная скорбь от врага, дабы расстраивать внутренний покой (преп. Лев).


Благо, что ты успокоилась на месте и оставила мысль о переходе в О. Перешедши туда, перенесла бы туда с со­бою и страсти свои, не побежденные тобою в указанном тебе Богом месте для подвига и искания спасения, да и бес, боровший тебя, здесь не остался бы, а пошел бы за тобою: ему не нужно нанимать лошадей и перевозить пожитки, они невещественны (преп. Макарий).


О желании твоем остаться в К. я не могу сказать ничего, потому что не знаю, есть ли на это воля Божия. Но это довольно известно, что куда ни пойдем, то и страсти туда с собою понесем (преп. Макарий).


Идти тебе в ...монастырь нет никакой нужды, когда ищешь спасения; живи в одном месте безропотно и сми­ренно, то и получишь и мантию, и спасение... (преп. Мака­рий).


Мысль о оставлении обители неосновательна и душевредна; в уме твоем живописуется, что там тотчас уже и покой обрящешь, а сим обольщаешься, а ты, напротив, представь, что можешь встретить сугубейшие скорби, и ис­пытай себя: готова ли ты к оным? По словам старцев: кто ищет покоя, оный от того удаляется, а кто предает себя на скорби и почитает себя недостойным покоя, обретает его. Да куда пойдешь при слабости твоего здоровья? И известно ли, сколько странствие твое здесь продолжит­ся? Оставь эту мысль, не сходи со креста, вини себя, а не других, и Господь тебя успокоит (преп. Макарий).


Вижу, что вы тянетесь в новый монастырь, но еще не знаете, где будет лучше. А ну, будете проситься опять назад, ведь начальница нам еще не известна! Подожди! Не спросясь броду, не суйтесь в воду! (преп. Анатолий).


Живя в тамошнем монастыре, не удивляйся тому, что иногда тоска отягчает душу твою. Все, переходящие в дру­гой монастырь, это чувствуют, куда бы они ни перешли (преп. Амвросий).


Тесно тебе тут, но нельзя надеяться, чтобы отрадно было и там, разве к этому прибавить малороссийскую по­словицу: «хоть гырше, да инше». Поэтому сама смотри, и соображай, и сравнивай то и другое, чтобы после не мало­душествовать, когда встретится и там не отрадное. Прежде всего, советую тебе отслужить молебен Спасителю, Божией Матери и всем Святым, и после посмотри на свое сердце, в каком оно будет положении; если мысль при переходе покойнее и более есть преклонение к переходу, то можешь написать туда так: если начальство назначит - то противить­ся не буду. Если же при мысли о переходе сердце будет очень тревожно и исполнено страха и боязни, то изъяв­лять согласие опасно. В таком случае можешь прямо напи­сать, что ты не согласна (преп. Амвросий).


Место не спасает. От себя никуда не уйдешь (преп. Никон).


Мы с вами оба тяжко страждем, но я в страдании своем ощущаю мир мног в душе своей, а вы ропотливостью своею выгнали его из себя вон. Вы пишете, что вы и не по месту тут и что в другом месте лучше будет вам, но это одно лишь внушение противника, усиливающегося выта­щить вас от истинной пользы ко мнимой. Куда бы мы с вами ни надумали уклониться или переселиться, туда же и внутренний свой хаос перетащим, ибо как смиренным ду­шам везде земной рай, так и не смиренным везде будет мука и каторга не легче смерти. Не определяйте себе тишины вне обители своей, но ищите ее в духе смирения Христова внутри оной и в своем сердце, обвиняя себя во всем и считая от души себя недостойною пользоваться тишиною... (преп. Антоний).

Печаль

Если хочешь избавиться от печали, не привязывайся сердцем ни к чему и ни к кому. Печаль происходит от привязанности к видимым вещам (преп. Никон).


...По нашему слабому рассуждению, не противно будет воле Господней, ежели вы употребите все ваши силы, что­бы противостать печали вашей, не имеющей ни малейшего основания. Милосердый и Правосудный Господь ужели бу­дет казнить живущую у вас за ваши грехи? Откуда такое рассуждение? Без сомнения: от врага. За грехи Давида, пророка и царя, Господь поражал смертью его народ, но и то после извещения. Но кто из вас осмелится поравняться с Богоотцем и подумать, что он, подобно Дави­ду, столь редко впадает в прегрешения, что за первый грех будет непременно поражен не он, а его ближний, — тот будет недуговать злейшим тщеславием. Правосудие Божие, если бы от нас окаянных — яко от Давида — потребовало возмездия, то что бы стало с нами? Куда мы скрылись <бы> от обличения Господня? Не казнит нас Человеколюбивый наш Спаситель, а милует и Своею Кровию омывает всегда, когда мы к Нему прибегаем. Пере­станьте же раздражать Его своим неразумием и научитесь, призывая Его помощь, покоряться Его воле, без которой влас главы вашей не погибнет. Печаль ваша непременно заслужит наказание, и не на другом ближнем вашем, а на вас самой оно явится, если <сие> продолжать будете во утешение врага (преп. Лев).


Выразумевши сие, можно премениться от печали века сего на радость духовную о спасительном Промысле Божием. Мы радовались о мнимом благе, не предусматривая печали, и она пришла, по слову Божию. Теперь в печали не предусматриваем истиной радости, но она в свое время будет. Вечер водворится плач, и заутра радость. Что жизнь смертного, если не всегдашний вечер? Лишь родится, уже и плачет, и всю жизнь, будучи близким к смерти, проводит оную в болезнях, и скорбях, и сетованиях. Когда же ра­достное узрит утро и освободится от всякой болезни, и печали, и воздыхания? Не по нощи ли смертной, когда прейдет от смерти в живот вечный, где нет вечера, но все день. Конечно, есть радость и теперь, но она более иску­шение человеку на земле, нежели подлинная радость. Хо­чется кому усладить себя приятным благополучием века сего и порадоваться о благосостоянии своем, но какая жи­тейская сладость печали не причастна? Какое благополу­чие бедствию не подлежаще? Все приятное соединено с противным, и потому нельзя не страдать человеку, стяжавающему временное благо. Чтоб меньше страдать и не лишаться удовольствия временного, надобно содержать себя в равнодушии: в радости не слишком восхищаться, а в печали не весьма печалиться (преп. Моисей).


Не без причины Православная Церковь велегласно вос­певает: Благовествуй, земле, радость велию. Хвалите, небе­са, Божию славу. Благовествуй и ты своим N. эту радость с хвалою Божией славы. Да и сама нерассудно не предавай­ся печали, твердо помня, что это твое главное искушение, которым враг старается отравлять твою душу и делать чрез это препинания разные на твоем пути. Святой Иоанн Лествичник пишет, что безвременная и неуместная печаль, и особенно вышемерная, делает душу дымоватою. А сама знаешь, что как видимый дым разъедает очи телесные, так невидимый мысленный дым и мрак печали повреждают очи душевные (преп. Амвросий).


Написала ты, что иногда бывает отрадно на душе, а иногда нет. Так и со всеми людьми бывает, потому что в теперешней временной жизни ничего постоянного нет (преп. Иосиф).


Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в серд­це, когда Господь в нем (преп. Никон).


В затруднениях, недоумениях и всех обстоятельствах ближайшее средство и верное к пользе нашей — одно обращение ко Господу и возложение на Него всей печали и попечения. Притом надобно молить Бога о тех, с которы­ми предлежит дело, и все уладится хорошо. Господь про­свещает всякого человека, грядущего в мир, и дает мир душам нашим. Уныние же и печаль бесполезны в деле, требующем мужества (преп. Моисей).


Недужных братий, сколько можно, поддерживать всеми мерами, а более всего возлагать на Господа печаль об них, ибо где человеческие средства не успеют ко благу и исправлению других, там ожидать от Господа со уповани­ем, да исправятся стопы человеку. Богу бо все возможно. К Нему взор души нашей да обращается с молитвою о всех и каждом (преп. Моисей).


Если некому открыть свою душу — Господу Богу воз­вестите печаль вашу (преп. Никон).


За О. М. первое дело ко Господу молитву приносить с возложением всей печали на Него, да созиждет Он ду­шевное его устроение, и употребить все позволенные спо­собы к исправлению его и обузданию. Если он окажет соответственное, благодарение Богу, а если неисцельным пребудет, то предложить ему, пусть <идет> куда он изволит, чтоб не представлять начальству дурных качеств его и из­бавить от повреждения других немощных братий (преп. Моисей).


...Печальными выражениями наполненное ваше писа­ние получил, и по человечеству сострадательность довольно коснулась моего пресквернейшего сердца; очувствовавшись в здравый рассудок, и вспомнил, что бедственно безмерно печалиться и безвременно убивать себя, но всячески долж­ны за все благодарить Господа, каковыми бы Он нас ни наказывал наказаниями на сем свете (преп. Лев).

Пища

Что же касается до пищи... — предлагаемое с воз­держанием употреблять во славу Божию, а для чревобесия не изыскивать излишнего (преп. Лев).


...Пишешь о пище, что трудно тебе привыкать к тому, чтобы понемногу есть, так, чтобы после обеда еще быть голодной. Святые отцы установили касательно пищи три степени: воздержание, чтобы после принятия пищи быть несколько голодным; довольство, чтобы не быть ни сытым, ни голодным; и сытость, чтобы есть досыта, но без некото­рого отягощения. Из этих трех степеней каждый может избирать любую, по своим силам и по своему устроению, — здоровый и больной. Для последнего трудно принимать пищу один раз в день (преп. Амвросий).


Счастлив тот монах, который может довольствоваться трапезною пищею (преп. Амвросий).


Пищу вкушай смотря по голоду, а не по тому, как смотреть будут (преп. Амвросий).


Касательно употребления пищи в посты, не позволен­ной Церковью, я не могу дать вам разрешения настоящего. А когда будете употреблять оную, то принимайте в виде лекарства, от доктора предписанного, а после о сем прино­сите покаяние пред духовным отцом, и получите от него разрешение. Дозволять не позволенного Церковью мы не можем, а разрешать по содеянии кающимся дана власть от Бога, только не имейте никакого смущения, а успокаивайтесь духом (преп. Макарий).


Быв вынуждены <по болезни> употреблять пищу в не­разрешенные дни, вы оную принимайте как лекарство, не произвольно за сластолюбие, а принужденно во врачевство, и при исповеди непременно должны исповедать духовнику и принять от него разрешение, и быть спокойными (преп. Макарий).


...Слышу, что касательно пищи нет у вас настоящего порядка. Следует в простые дни готовить только три пищи: холодное, щи и кашу, или — щи, суп картофельный и кашу, и в праздники четыре пищи — холодное, щи, лапшу и кашу. Есть в вашей стороне какое-то растение кукуру­за, нельзя ли ею по временам заменять кашу, чтобы далеко не отступать от монастырских правил, и арбузы не всегда в трапезе подавать, а по усмотрению, в праздники или еще при каком случае (преп. Амвросий).


Пишете еще, что вы давно перестали есть мясное. Начинание это не к пользе вам, потому что подает повод к гордости. В житии преподобного Иоанна Лествичника сказано, что он вкушал, хотя и помалу, но всякую пишу, не возбраненную уставом монашеским, и прибавлено, что сим премудро сломлял рог гордости и кичения. Поэтому со­ветую вам вперед употреблять, во славу Божию, пищу мясную, вместе с семейством вашим, как и все мирские благочестивые христиане употребляют, кроме среды и пят­ка и постов, по правилам церковным, разумеется, умерен­но и с воздержанием и благодарением, во смирение воз­носящегося помысла, внушающего вам ложную святыню, от которой да избавит нас Господь (преп. Макарий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>