Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Гос­подь дол­го­тер­пит. Он тог­да толь­ко прек­ра­ща­ет жизнь че­ло­ве­ка, ког­да ви­дит его го­то­вым к пе­ре­хо­ду в веч­ность или же ког­да не ви­дит ни­ка­кой на­деж­ды на его исп­рав­ле­ние.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

Брак

Вопрошаете вы худость мою о столь важном предмете, каков предстоит вам, и с большою верою последовать моему совету, но я сознаю мое недостоинство и не смею дерзновенно решить вам на то или другое. Видя же ваше затруднительное положение в недоумении и веру, с какою вопрошаете меня, призвав помощь Божию к вразумлению меня, даю вам такой совет: во-первых, надобно прибегать к Господу Богу с молитвою и к Пречистой Божией Мате­ри — Ее ходатайство сильно у Бога: да устроит Он участь вашу по святой Его воле, а если будет вам полезно всту­пить в предлагаемый вам брак, то да ниспошлет к содейст­вию Свою помощь и благословение, а если не на пользу, то судьбами Своими да расстроит это дело. Таковое преда­ние себя в волю Божию, а не искание своей воли, предо­хранит вас от многих искушений, каковые иногда бывают, и кто непременно хочет, чтобы исполнилось по своей воле, потом принять совет родных и ближних ваших, конечно, Господь и им известит сказать вам полезное, еще надобно узнать о его религиозном направлении и благочестивом сохранении уставов Матери нашей Православной Церкви, и о нравственности его, хотя отчасти: нынешние времена опасные, много есть вольнодумства и непокорно­сти Святой Церкви; хотя бы он и нравился вам, но если нет прочной веры и благочестия, то не советую вам пося­гать за такого, а если истинный христианин и сын Право­славной Церкви, благочестив, то советую, при содействии помощи Божией. Если есть воля Его идти за такого челове­ка и если дело устроится к совершению, то прежде брака советую, приготовясь, сообщиться Святых Пречистых Тайн Христовых и вам, и ему. Приступая к столь важному таин­ству, какой брак, должно приготовить себя, очистившись исповедью и приобщением Святых Тайн и молитвою, но не балами и музыкою и танцами, ибо этот шаг простирается не только на всю здешнюю жизнь, но даже и на вечность. А какая может быть участь ваша в супружестве? Это предоставьте воле Божией, судьбы Его нам непостижимы, по мере каждого нравственного устроения, — или наказует, или награждает. Касательно состояния не надо много пещись: «ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся» (Мф.6, 33) (преп. Макарий).


На письмо ваше о предлежащей вам судьбе вкратце и сколько могу, по слабости моего здоровья, отвечаю. Моли­тесь Богу и Его Пречистой Матери, да устроит Господь судьбу вашу по святой Его воле. Если есть воля Его святая на то, чтобы вы отдали в настоящее время руку свою предлага­ющему вам о брачном совокуплении, то и всякое препятст­вие устранится. Вы же совершенно покорите вашу волю воле Божией; а между тем надобно узнать об нем: истинный ли он христианин Православной Церкви, доброй ли нравственности, и о семействе (его). Согласны ли ваши родители на ваше замужество, и есть ли ваше собственное, полное согласие? При таких условиях и действиях да благо­словит вам Господь вступить в новую, семейную жизнь, а что будет вперед — никому не известно... (преп. Макарий).


Неожиданная встреча с незнакомою девицею сделала на тебя впечатление, не может ли она составить партию? Может быть, и осуществится, если на то будет воля Бо­жия; ты не ищешь богатства и красоты, а благочестия и разума, чтобы разделять на поприще житейском приятное и скорбное и чтобы имела правильное понятие о вещах и могла рассуждать хорошо. По уверению оной почтенной дамы, у которой ты ее видел, она довольно образованна, умна и скромна, а и это немаловажно, что, проводя жизнь умеренно и даже бедно, могла избежать шумных и неполез­ных приличий мира или света, много имеющих влияние на нравственность. Ты находишься в колебании и не знаешь, серьезна ли эта мысль: я не смею взять на себя в таком важном деле решительно тебе сказать, но советую молиться Богу и предоставлять Его воле это дело. Если оное будет Ему благоугодно, то желание твое усилится к исполнению, и тогда, также призвав помощь Божию, отслужа молебен Господу и Матери Божией, приступить к делу, а ежели по молитве будет изглаживаться из памяти, то так и оставить (преп. Макарий).


Из писания вашего вижу, что вы скорбите и мучитесь о том, что, видевшись со мною, недостаточно поговорили о себе и о том, что сказали: «это будет наказанием Божиим — выйти замуж». Еще, при желании вашем остаться без замужества, знакомые ваши внушают вам, что вы этим словом прогневляете Бога, как бы хотя быть свыше Создателя и устроить свою жизнь по собственному произволу, и что всякое жела­ние есть грех, и ничего не надобно просить у Господа, но во всем положиться на Его святую волю. Находясь от сего в недоумении, просите на сие решения... Человек одарен от Бога разумом и свободною волею в избрании лучшего, посему желание наше есть происхождение свободной воли; когда самовластное наше произволение, разумом управляемое, же­лает доброго, т. е. исполнения воли Божией, и стремится к оному делом, то сие угодно Богу и Он помогает нам в творении сего. Когда же, по безумию, желает противного воле Божией и старается о соделании сего, Бог, не связуя нашего самовластия, попускает быть сему, но за первое награждает, а за второе наказует, о чем в Священном Писании много упоминается; посему желание благого есть сродно нашему естеству и никак не погрешительно, и не только о желании, но даже и о старании к исполнению его надобно иметь попечение, но только надобно желания свои и деяния сообразовать и согласовать с законом Божиим, предавать воле Его и просить Его содействия; то, когда усмотрит Бог, что нам это на пользу и согласно с Его волею, пошлет и помощь Свою к содействию нам в оном деле, а когда не предвидит нам пользы и нет Его воли, то хотя и мним мы, что доброе дело желаем исполнить, но оное случается или по тщеславию, или по другим каким видам, — препятствует исполнению его, потому что мы просим Его: «да будет, Господи, воля Твоя». Но говорят, что всякое желание есть грех и что ничего не надобно просить у Господа, но во всем положиться на волю Его: это совсем противно как разуму и естеству, так и Священному Писанию. Не всякое желание есть грех, но греховное жела­ние действительно есть грех, а без доброго желания как бы человек мог назваться словесным и разумным и где бы его было самовластие? А о прошении Спаситель в Евангелии учит... «Просите и дастся вам» (Мф.7, 7)... И когда в обыкновенных житейских делах нужно желание, труд и прошение Бога о помощи: кольми паче в делах судьбы и касающихся до спасения душевного. Ежели ни того, ни другого не будете желать, т. е. ни замужества, ни сохранения себя в девстве, то что ж такое будете? Не что иное, как дерево или камень нечувственный; хотя и будете думать, что «я полагаюсь на Бога, как Он устроит», но совсем напротив. Вы представьте свое положение: вы не хотите идти замуж, желаете обручить себя Богу, просите Его о сем и ожидаете Его судьбы. Но ко искусу вашего произволения, например, явились бы женихи, один, другой и более, вы не властны ли им отказать, по желанию вашему? и этим не погрешите; вот и знайте, что воля Божия утвердила ваше желание, а согласитесь пойти замуж, то и тут надобно полагать волю Божию; но все же ваше самовластие имело к тому наклонность, а не побудительная Божия сила. Однако ж и при благом вашем произволении, ежели вдадите себя в суету и рассеянность светских забав, то очень немуд­рено помрачиться душевному оку и перемениться от истинно благого к мнимому: «худые сообщества развращают добрые нравы» (1Кор. 15, 33). Ежели сего не хотите, то сколько можно удалитесь сего и просите Бога, да сохранит Он вас от стрел лукавого... Вы отложите смущение ваше и страх о сказанных вами словах; имея намерение посвятить себя безмолвной жизни, молитесь Господу, да Он Сам исправит путь ваш пред лицом Его и наставит на истину Свою, а со светскими людьми не входите в споры касательно вашего намерения; у мира всегда свои законы, но они противны Богу: «мудрование плотское, вражда на Бога: закону бо Божию не покоряется» (Рим. 8,7). Наказания здешнего не страшитесь, но взирай­те на будущее... (преп. Макарий).


...N. вам говорит, что развод между супругами запре­щен Господом Иисусом Христом. Читаем собственные слова Господа: «А Я говорю вам: кто разведется с женою своею кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать» (Мф.5, 32). Из сего каждый может видеть, что развод запрещен Господом не безусловно. Если супруги соблюдают верность друг к другу, то не должно им разво­диться, а в противном случае связывать супругов неудобно. Сему правилу следует и Святая Церковь (преп. Амвросий).


...Замужество для женщины есть служение Пресвятой Троице — вот как велика для женщины участь быть же­ной и матерью (преп. Нектарий).


Испрашиваешь моего грешного совета и благословения вступить в законный брак с избранною тобою невестою. Если ты здоров и она здорова, друг другу нравитесь, и невес­та благонадежного поведения и мать имеет хорошего, не­кропотливого характера, то и можешь вступить с нею в брак (преп. Амвросий).


Ежели сын здоров, и не обещался в монахи, и желает жениться, то и можно, Бог благословит. А чтобы была посмиреннее, то смотри. Если мать невесты смиренна, то и невеста должна быть смиренна, потому что по старинной пословице: «яблочко от яблоньки недалеко откатывается» (преп. Амвросий).


Софии С. не советую выходить замуж до полного вы­здоровления. Замужняя жизнь и крепкие организмы под­рывает, а для больных и скорую смерть готовит. Надо чище жить, говеть во все четыре поста в году, все терпеть, чаще Богу молиться и больше трудиться (преп. Иосиф).


Сам по себе брак — великое Таинство, Сам Господь освятил его. Да вот в чем дело: в Евангелии сказано, что уготовал Господь вечерю и послал созывать званных на вечерю. А они не пошли, говоря: «Имей мя отреченна». — «Почему?» — «Жену поях», «супруг волов купих». И ска­зано далее: разгневался царь: «Идите на халуги и собери­те убогих». И наполнился дом... Господь звал к Себе в генералы, в министры, они не пошли. Не хотят, так не надо! Господь, создавший вселенную, может Себе еще кроме них найти...(преп. Варсонофий).


В Евангелии Сам Господь глаголет, что «озирающийся вспять несть управлен в Царствии Божий» (Ср.: Лк. 9, 62). И хотя бывали примеры, что люди выходили из мона­стыря и вступали в брак; но не было примера, чтобы такие люди бывали благополучны в своей жизни. Поэтому связы­вать свою судьбу с судьбою такого человека весьма не­благонадежно, и я с своей стороны никому не могу подать на это моего совета, так как хороших последствий и благо­получия от подобного брака ожидать нельзя (преп. Амв­росий).


Обрядов неприличных и сборищ неблагообразных де­лать не советую: исполнить сей пустой обычай против законной совести значило бы то ж, что и поклониться идо­лу. Поречений за сие опасаться отнюдь не должно. Никто из здравомыслящих не произнесет на сие укоризны, а раз­ве из ветреных кто дерзнет, но на сие нечего смотреть (преп. Лев).


Счастье в брачной жизни дается только тем, кто исполняет заповеди Божии и относится к браку как к Таинству христианской Церкви (преп. Нектарий).


...А если ей не пришлось выбрать себе мужа по страсти или по плотской любви, то за это должна благо­дарить Бога; потому что вступающие в брак по влечению страсти чаще всего бывают несчастливы в жизни (преп. Иосиф).


Спрашиваешь о браке племянника и племянницы на родственных лицах, говоря, что ныне разрешают. Что ж толку-то, что разрешают. Супружеского счастья не бывает за это; да и на детях отражается неизлечимо болезненностью детей, а поэтому я не могу советовать на подобные браки решаться (преп. Амвросий).

Брань

Жизнь наша есть духовная война с невидимыми духами злобы. Они возмущают нас залогственными нашими страстями и побуждают к преступлению заповедей Божиих. Ког­да вникнем и рассмотрим внимательно, то найдем, что на всякую страсть есть врачевство — заповедь, противополож­ная оной, а потому враги и стараются не допустить нас до сего спасительного врачевства... В письме твоем ты упоми­наешь о минутах трудной брани с ненавистником нашего спасения. Точно, трудно без помощи Божией, и когда мы вознадеемся на свой разум и силы или предадимся нерадению, но даже и самые падения всякого рода бывают попущени­ем за возношение. Святой Иоанн Лествичник пишет: «Где падение, там предварила гордость». Итак, нам должно все­мерно стараться о приобретении смирения, потому что име­ем брань с гордыми бесами, а смирение на них беструдная победа... Чем же стяжем сие сокровище — смирение? На­добно поучаться в писаниях святых отцов о сей добродетели и иметь во всем самоукорение, а ближних видеть лучшими себя: ни в чем их не укорять и не осуждать, а укоризны от них принимать как посланные от Бога ко уврачеванию наших душевных болезней (преп. Макарий).


Посему, какой бы мы ни проходили образ жизни, везде предлежит нам брань духовная от духов злобы, возмуща­ющих наши страсти и понуждающих нас к действию гре­ховному, чем и испытуется наше произволение и любовь к Богу — в борении нашем. И если мы не имеем сей борьбы, то не научимся искусству, и не познаем своей немощи, и не стяжем смирения, а оно так велико, что и кроме дел может нас спасти, как пишет святой Исаак в 46-м Слове (преп. Макарий).


Христианин, провождающий жизнь по заповедям Божиим, должен быть испытуем различными искушениями: 1) по­тому что враг, завидуя нашему спасению, всякими кознями старается сделать нам препятствие к исполнению воли Бо­жией, а 2) потому что не может быть тверда и истинна добродетель, когда не будет испытана противным ей пре­пятствием и останется неколеблемою. Почему в жизни на­шей есть духовная брань всегдашняя (преп. Макарий).


...Борьба с страстями необходима: ибо тьма и мгла страстей помрачает душевные наши очи, дабы не видеть Солнца Правды, Иисуса... (преп. Макарий).


...Знай, что ты, живя в монастыре, находишься на по­прище брани как духовный воин, и раны приемлешь, и венцев сподобляешься, а удаляясь с сего поприща, уже не имеешь и брани и мнишь иметь спокойствие, но ложно, ибо оно скоро может превратиться в свирепую бурю (преп. Макарий).


Не в том только состоит дело <спасения>, что сходить в церковь да сесть за пяльцы, а надобно смотреть за сердцем своим и истреблять страсти: гордость, самолюбие, тщеславие, гнев, ярость, злобу, обжорство, похоть плоти и прочее; в том-то и состоит наша духовная брань — проти­виться страстям, истреблять их помощью Божиею (преп. Макарий).


...Подвизайтесь против страстей. Брань не отдышна, ужасна и свирепа с ними и с невидимыми врагами. Сми­рение же их побеждает (преп. Макарий).


Борьба же не на один день, а обучение в ней требует многого времени, труда и помощи Божией (преп. Макарий).


Вы пишете, что примирились с мыслию, что до конца жизни придется вести войну со своими собственными страс­тями. Да, это необходимо, и святые отцы, пока достигли бесстрастия и совершенного мира, все имели сию борьбу; чрез это мы познаем свою немощь и худое устроение и невольно должны смиряться (преп. Макарий).


Не надейся на сей твой покой, будет еще и брань к познанию твоих немощей и увидению страстей, впрочем, не убойся сего. Бог посылает по мере сил наших, как можем понести, чтобы и обучались в брани и в смирение приходили, а истинный покой рождается от истинного смирения, до которого ты еще далека (преп. Макарий).


Предайся воле Божией и смотри за страстями своими; их много в нас с тобою, а мы их не видим, но по времени случай их нам будут открывать; да потребятся в век века от сердец наших, помощью Божиею и нашим тщанием и содействием носящих наше бремя (преп. Макарий).


На чувственной войне многие бывают ранены и претер­певают болезни: кольми паче на сей духовной брани многие раны приемлем от духов злобы, а паче когда вознадеемся на свои силы и разум, то и побеждаемся, пока смиримся, познавши свою немощь (преп. Макарий).


В бранях противляйся со смирением, как писано и по­казано нам от отец, и если случится пасть, опять восставай; и знай, что за гордость твою искушаешься оными. Беги к самоукорению и смирению, а не из кельи. Дондеже (пока) не сотрется монах разными искушениями и скорбями, не мо­жет познать своей немощи и смириться (преп. Макарий).


...Главная причина такой сильной на тебя брани есть скудость твоего смирения, а при оскудении оного явно за­нимает место гордость, а где падение, хотя мысленное, там предварила гордость, а ты, как видно, не стараешься про­тивиться ей и не низлагаешь ее, так она тебя низлагает. Чтобы избавиться от нее, имей себя последнейшею и худ­шею всех, яко побеждаему от страстей, то увидишь сама плод сего делания, а ты, напротив, считаешь себя лучшею других, а их укоряешь и осуждаешь; кто ж дал тебе эту власть? За то и враг сильно на тебя восстает и сонными <блудными> мечтами смущает тебя. Смирись, и получишь помощь Божию (преп. Макарий).


Не иметь брани невозможно, но побеждать или по­беждаться от нас зависит. При сильных порывах надобно иметь воздержание как от пищи, так и от зрения, слыша­ния и глаголания и иметь умеренный сон, а притом сердце сокрушенно и смиренно. Без сего же последнего первые мало помогают. Когда побеждаешься, то знай, что наказы­ваешься за возношение и за осуждение других. Смирись, и спасет тебя Господь! (преп. Макарий).


Старайся во всех случаях иметь смирение..., а когда увидишь какую-либо брань, преодолевающую тебя, то знай, что ее предварила гордость, и скорей прибегай к сердечному самоукорению и слову: прости (преп. Мака­рий).


Когда переезжают чувственную границу, то необхо­димо иметь с собою паспорт, так и побеждая страсти, мы получаем как бы новый вид, паспорт для жизни вечной. Каждая страсть есть болезнь души, ведь зависть, гнев, скупость не телесны, а душевны. Лечат больное тело, тем более необходимо лечить больную душу. Для борьбы со страстями и существуют монастыри. Впрочем, и мирские люди не могут быть избавлены от этой борьбы, если хо­тят спасения. Вот и у нас в скиту ведется борьба. Никто сразу не делается бесстрастным. Один поступает гордым, другой блудник, если не чувственный, то мысленный, тре­тий так зол, что мимо него проходить надо со страхом, четвертый скуп, дорожит каждой копейкой, так что неволь­но скажешь, зачем же он в монастырь шел? Пятый чре­воугодник, ему все есть хочется. «Ведь ты уже был на трапезе?» — говорят ему. «Что мне трапеза, мне этого мало», — отвечает и ест потихоньку в келье, устраивая себе и полдник, и полуношник и т. д. И все в таком роде. Такие люди сами сознают свои грехи и каются в них, но вначале исправление идет медленно. Опытные в духовной жизни старцы смотрят на них снисходительно: ведь он — новоначальный, что же от него еще ждать? Но проходит лет двадцать пять, и видим, что труды не пропали даром. Из чревоугодника сделался постник, из блудника — цело­мудренный, из гордого — смиренный и т. д. В миру редко кто знает об этой борьбе. На вопрос: как спастись? — более благонамеренные отвечают: надо молиться Богу для спасения, а будешь молиться, и спасешься. И не выходят из этого круга. А между тем молитва человека страстного не спасет его. Цель, и единственная цель нашей жизни и заключается в том, чтобы искоренить страсти и заменить их противоположными добродетелями. Начинать эту борь­бу лучше всего так: хотя нам присущи все страсти, но одни в большей степени, другие в меньшей. Надо определить, какая страсть в нас господствует, и против нее воору­житься. Вести борьбу со всеми страстями сразу невозмож­но: задушат. Победив одну страсть, переходить к искорене­нию другой и т. д. Человек, достигший бесстрастия, получает как бы дип­лом на право входа в Царствие Небесное, делается собе­седником Ангелов и святых. Человеку, не победившему страсти, невозможно быть в раю, его задержат на мытар­ствах (преп. Варсонофий).


...Враг всегда особенно нападает с одной стороны, на­пирая на какую-либо одну страсть. Например, завлекая в чревоугодие, он не будет в то же время смущать сребро­любием, ибо он этим может разрушить свою работу, по­жалуй, станет человек скупиться и для угождения чреву. Или, завлекая в сети сребролюбия, он не станет еще напи­рать на блуд, ибо опять может разрушить свою работу (преп. Варсонофий).


...Батюшка объяснил один текст из Евангелия «...ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя...» (Лк. 11, 24). Что разумеется здесь под «безводными местами!» Души людей слабых, порочных, не имеющих никаких добродетелей. Диаволу неинтересно соблазнять, на­вести на грех такого человека, у которого грешить не толь­ко мыслию и словом, но и делом есть дело обыкновенное. Такого человека он вводит в грех без всякой борьбы, как обыкновенно он действует в миру. Наконец, он опять решается возвратиться к тому человеку, из которого он исшел, и приходит... Когда он исшел из этого человека, человек ощутил умаление борьбы со страстями, они его как бы перестали тревожить. И предался рассеянности человек, перестал внимательно следить за собою, впал в беспечность. Вот в таком-то состоянии и находит, возвратив­шись к нему, диавол. Видя его неготовым к борьбе с собой, пользуясь его беспечностью, диавол идет и берет с собой еще семь духов, злейших себя, «и, войдя, живут там, -и бывает для человека того последнее хуже первого...» (Лк. 11, 26). Потому всегда надо внимать себе... Такой человек, по утишению скорбей, дал место в себе гордости, что в такое время и способствовало тому, что он пришел, наконец, в такое бедственное положение... (преп. Варсонофий).


N. скажи: когда смирится, тогда и брань утихнет: по­меньше спать, поменьше есть, остерегаться празднословия, осуждения и не любить украшаться хорошим платьем, хра­нить очи и уши. Сии все средства суть предохраняющие; еще не допускать помыслам входить в сердце, но когда начнут приходить, восставать и просить помощи от Бога (преп. Макарий).


...Без борьбы невозможно обойтись, в которой иногда побеждаем, а иногда и побеждаемся. Что не состоит в ва­шей воле, оставьте идти так, как идет, хотеть удержать или поставить на своем, более только себе вреда причинить можно и к болезни болезнь приложить (преп. Лев).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>