Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Ску­ка уны­нию вну­ка, а ле­ни дочь. Что­бы про­г­нать ее прочь, в де­ле пот­ру­дись, в мо­лит­ве не ле­нись, тог­да и ску­ка прой­дет, и усер­дие при­дет. А ес­ли к се­му тер­пе­ния и сми­ре­ния при­ба­вишь, то от мно­гих зол се­бя из­ба­вишь.

преп. Амвросий

← все публикации

 

Икона Божией Матери «Спорительница хлебов»

Варвара Викторовна Каширина
Галина Петровна Черкасова

В конце октября благословенная Оптина Пустынь торжественно празднует память преподобного Амвросия Оптинского, 23 октября; на следующий день – Собор преподобных Оптинских старцев, и 28 октября – день памяти иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» [1].

Эта икона, написанная по благословению преподобного Амвросия, особо почитается в Оптиной Пустыни. Старец установил и дату ее празднования 15(28) октября, службу благословил править по общей Минее, читать обыкновенный Богородичный акафист с составленным им припевом: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое». Этот припев поется и в написанном уже в наши дни акафисте Пресвятой Богородице в честь иконы «Спорительница хлебов».

Как и в период расцвета старчества, так и ныне многочисленные верующие, приезжающие в возрожденную Оптину Пустынь, у обретенных святых мощей старцев Оптинских укрепляются в вере, утешаются в скорби, обретают их благодатный молитвенный покров.

Святые мощи преп. Амвросия покоятся во Введенском соборе монастыря, в северном приделе, освященном в его честь. Около раки с мощами – образ Божией Матери «Спорительница хлебов».

Во Владимирском храме Оптиной Пустыни, где покоятся мощи семи преподобных оптинских старцев, находится икона, на которой на фоне Оптиной Пустыни изображен преподобный Амвросий Оптинский, молитвенно простирающий руки ввысь, к образу Божией Матери «Спорительница хлебов».

Есть в Оптиной Пустыни и храм, освященный в 2000 году в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» на территории подсобного хозяйства монастыря.

«Спорительница хлебов» – икона с необычной, неизвестной ранее христианскому миру, иконографией. Исполненная глубокого духовного содержания, икона изображает Божию Матерь над созревшей хлебной нивой, молящейся за русскую землю. Внизу на узкой полоске земли – хлебное поле, часть которого уже сжата в снопы, лежащие тут же, а часть еще колосится среди цветов и травы. А над ним распростерла Свои руки восседающая на легком облаке Матерь Божия. Взгляд Ее, обращенный прямо на нас, и милостивый, и одновременно строгий. Старец установил празднование иконе 15(28) октября, после времени окончания жатвы и уборки урожая, и именно в этот день на следующий год тело старца было предано земле.

Перед этим образом молятся об умножении плодов земных и небесных, просят благословения на труд. В акафисте поется: «Хотящи жати спасение, яко село сладкое, показалася еси, Владычице, от Него же питающеся, имамы пищу вечную и нетленную. Мы же, земнии суще, молим Тя, Пречистая Дево, покажи силу Твою на жатве нив и полей наших, егда приидет время их, и всяк злак да изобилует на утешение нас, поющих Богу: Аллилуия» (Кондак 7).

Об истории создания иконы

История создания образа Божией Матери «Спорительница хлебов» связана с последними годами жизни старца Амвросия. Свой земной путь старец закончил 10(23) октября 1891 года в Казанской Шамординской женской обители, им основанной и находящейся недалеко от Оптиной Пустыни.

Безграничная любовь и доверие к старцу Амвросию, вера в его теплую молитву, имеющую большое дерзновение пред Богом, влекли к нему людей разных сословий, и очень часто, обездоленных и бедных. О них, о вдовах и сиротах, о больных и престарелых женщинах, желающих вести благочестивую жизнь, но не имеющих средств поступить в монастырь, было его особое попечение.

Многие женские общины были устроены по благословению, совету и указанию старца Амвросия. Среди них – Предтеченская женская община в г. Кромах Орловской губернии, Ахтырская  Гусевская в Саратовской губернии, Пятницкая в Воронежской губернии, Козельщанская на Полтавщине, Леснинская на Холмщине и другие. Оставаясь в дальнейшем под духовным руководством оптинских старцев, о чем свидетельствует их эпистолярное наследие, жизнь в этих обителях устраивалась мирной и спасительной. Но непосредственного участия в становлении этих обителей старец Амвросий не принимал. И только в конце своего земного пути, «по особым путям Промысла Божия, ему самому пришлось принять на себя близкое его сердцу дело попечения о бесприютных в материальном и духовном смысле лицах женского пола, желавших проводить благочестивую жизнь и искавших его помощи и поддержки» [2].

Создание в 12 верстах от Оптиной Пустыни, в деревне Шамордино, женской общины для таких женщин и явилось делом последних лет жизни любвеобильного старца Амвросия, которое протоиерей Сергий Четвериков назвал «последним подвигом любви старца о.Амвросия»[3].

В это же время, в конце его земного пути, прозрением великого старца была написана икона Божией Матери «Спорительница хлебов», под покровом Которой была им оставлена любимая обитель. На вопрос духовника своего, о. Феодора, на кого он оставляет свою Шамординскую обитель, старец Амвросий без колебания ответил: «Обитель оставляю Царице Небесной». Обитель, оставленная старцем Амвросием под покровом Божией Матери, к началу XX века стала процветающим монастырем, где под духовным руководством оптинских старцев подвизалось более 800 сестер.

История создания иконы кратко описана практически во всех жизнеописаниях преподобного Амвросия. Тяжело больной старец, находясь подолгу в Шамординской обители и будучи обеспокоенным ее судьбой, горячо молился Богоматери о покровительстве и заступничестве; тогда-то и возник замысел иконы.

В архивных материалах Оптиной Пустыни, хранящихся в Российской Государственной Библиотеке, существует несколько документов, связанных с историей иконы «Спорительница хлебов».

Согласно одному из них, в начале лета 1889 года старец заказывает особый список с иконы «Всех святых» Болховского Богородично-Всесвятского женского монастыря [4]. Список был готов к февралю 1890 года и доставлен старцу в скит Оптиной пустыни. Так, настоятельница этого монастыря игумения Илария [5] в январе 1894 года сообщала в Оптину Пустынь: «...в начале июня 1889 г. казначея нашего монастыря монахиня Сергия была у старца отца Амвросия, при прощании с ним он ей приказал сказать мне, чтобы я приказала сделать список с Божией Матери, которая на иконе Всех святых, у нас местная, и подписать «Спорительница хлебов», прислать ему, такую же оставить себе в монастыре и поставить в амбаре для того, чтобы не было оскудения хлеба. Мною исполнено все, как он приказал. В феврале 1890 г. я сама отвезла икону, подавая ему, вопросила, хорошо ли написана. Он ответил: «Хорошо, а я думал, что ты не исполнишь моего желания». И вспросил: «А у себя оставила такую же?». Я ответила: «Да». Но ни мне, ни казначеи нашей (я ее вспрашивала) не сказал, с каким намерением и куда назначил эту икону. В это время старец жил в Оптине в скиту»[6].

Другое документальное свидетельство касается повода написания иконы и принадлежит о. Ерасту (Вытропскому), письмоводителю старца Амвросия, впоследствии составившему «Историческое описание Козельской Оптиной Пустыни и Предтечева скита» (1902 год). Он указывает следующий повод написания иконы: «Житель северной губернии, в первый раз в жизни увидев черноземные хлебные поля, поражен был видом беспредельного, как море, пространства, волнообразного, наполненного сжатыми снопами хлеба. В уме зрителя явился вопрос: чем же народное религиозное сознание выразило свою благодарность за тучное поле к Промыслу и в особенности к Покровительнице рода христианского Пресвятой Деве Богоматери. Есть икона Покрова, но ее происхождение византийское и идея ее – избавление от всякого зла. Между тем, каждая русская крестьянка-хозяйка постоянно молится о том, чтобы была скорость в хлебе. С этими мыслями в октябре 1889 г. прибыл он к старцу и по окончании рассказа только что хотел было добавить старцу о своих дорожных впечатлениях, старец предупредил его вопросом: «У меня многие просят икону Божией Матери на благословение. Как ты думаешь, какую бы написать, Покров что ли? Пересказав старцу свои впечатления, этот северянин напомнил, что в России, стране по преимуществу земледельческой, нет иконы, выражающей благословение Божией Матери на урожай хлебов. «Да, – такой нет, – сказал старец». Можно бы изобразить Божию Матерь в облаках, благословляющую снопы в полях. А название этой иконе можно бы придать «Спорительница хлебов»[7]. Кто был тот «житель северной губернии», который фактически, по словам о. Ераста, предложил идею иконы, остается неизвестным.

Позже, в феврале 1890 г., как следует из предыдущего документа, икона была доставлена из Болховского монастыря и находилась со старцем в скиту Оптиной Пустыни до 2 июля 1890 года. В этот день старец Амвросий последний раз выехал из скита в Шамордино и уже не возвращался в Оптину Пустынь до самой своей кончины 10(23) октября 1891 года. Предчувствуя конец своего земного пути, благодатный слабеющий старец все силы свои отдал созданной им обители, претерпевая большие труды и скорби. И до последних дней старца эта скорбь не ослабевала, увеличивая тяжесть несомого им креста. Но такова была его любовь к созданной им обители, последняя и сильнейшая, по словам Апостола: « … не словом или языком, но делом и истиною» (1 Ин. 3, 18).

Кто же мог быть тем иконописцем, который создал новый образ Царицы Небесной?

В статье Л.А. Щенниковой, посвященной иконе «Спорительница хлебов»[8], назван художник, который мог бы выполнить замысел старца. Это иеромонах Даниил (Болотов), родной брат настоятельницы Шамординской обители м.Софии. Начиная именно с этой работы Л.А. Щенниковой, авторство иконы ошибочно приписывают о. Даниилу. Отец Даниил как автор образа упоминается во втором томе «Православной энциклопедии»[9], а также во многих авторитетных каталогах[10].

Однако это предположение не подтверждается архивными данными. Более того, тот факт, что об авторстве о. Даниила не упоминает ни один из его современников, фактически опровергает мнение автора статьи. Версию Л.А. Щенниковой не поддерживает и известный исследователь жизни и творчества о. Даниила А.Л. Толмачев: «ни по технике, ни по стилю исполнения икона не может быть приписана кисти Болотова, тем более что никаких связей с Болховским монастырем у него не было. Если бы старец Амвросий хотел привлечь Дмитрия Михайловича <Болотова>, он поручил бы исполнение этого образа шамординской иконной мастерской, основанной о. Даниилом» [11].

Икона «Спорительница хлебов» за непродолжительное время стала почитаться верующими. Этому способствовали чудотворения от образа, которые описывались еще в жизнеописании старца: «...первым чудом милости Божией и заступления Царицы Небесной, по молитвам благодатнаго старца пред этою святою иконою, можно считать то, что хотя последний год земной жизни его был вообще на Руси голодный, но в пределах Калужской епархии, и в частности около Шамординской общины, хлеб родился. Затем, хотя рожь в это время была дорога, однако старец, еще при жизни своей, успел столько ею запастись, что во весь этот год, и даже следующий за ним, в обители, не смотря на многочисленность её насельниц, недостатка в хлебе не было. «Спорительница хлебов» помогла. В следующее затем лето, уже по кончине Старца Амвросия, послушником Оптиной пустыни, Иваном Феодоровичем Ч–м, из дворян, написанная им самим икона Божией Матери «Спорительницы хлебов» послана была в Пятницкую женскую общину Воронежской епархии. Там по случаю сильной засухи, грозившей неминуемым голодом, совершено было молебствие пред нею; после чего вскоре пошёл дождь, и обитель с окрестностями спасена была от голода. По той же причине много нашлось почитателей старца Амвросия, желавших иметь у себя эту икону»[12].

И в последний год своей жизни старец раздавал и рассылал многим из своих духовных чад этот образ, с которого делались как живописные списки, так и литографии.

Интересное свидетельство о распространении иконы в эти годы находим и в письме известного одесского издателя Е.И. Фесенко от 14 февраля 1912 г.: «Слишком 20 лет тому назад, в бытность мою в вашей св. обители заведовавший в то время иконной и книжной лавкой обители иеродиакон о. Трефилий сделал мне заказ на печатании листков, книг и мелких образков, водил меня в скит к старцу Амвросию и с его благословения тогдашний игумен, имени его уже не помню, вручил мне икону Божией Матери Спорительницы хлебов, писанную на холсте, и просил отпечатать с него несколько тысяч экземпляров образков на бумаге, форматом 5x6 вершков. Икона эта была мною отпечатана своевременно с другими заказами, и деньги за заказ получены. Оставшиеся у нас образки разошлись, а камни, на которых был сделан рисунок иконы, уничтожены; но требования на этот образок не прекращаются, что и заставляет меня повторить печатание этого образка...»[13].

Сразу после кончины старца Амвросия в православной периодической печати появились многочисленные публикации о нем; читатели присылали письма, воспоминания, изречения старца и стихи, ему посвященные. Все эти материалы вызывали живейший интерес у читателей. Именно в это время, через несколько месяцев после кончины старца Амвросия, в журнале «Душеполезное чтение» появилась статья и об иконе «Спорительница хлебов»[14], которая стала единственной известной нам публикацией об образе в дореволюционной печати.

Как пишет о. Ераст (Вытропский), сведения об иконе, «напечатанные в журналах и газетах, обратили на себя внимание консистории, и она нашла, что иконе придано, по-видимому, значение явленной, или чудотворной, а потому она предписала: представить сию икону в кафедральный собор для хранения в ризнице, что и было исполнено в 1892 году. Об этой иконе распространялись сведения, будто она неизвестно как появилась в келлии о. Амвросия. Но в Оптиной Пустыни это было известно»[15]. Известно и нам, из архивных документов. Но икону, перед которой старец Амвросий возносил свои святые и благодатные молитвы, по указу Святейшего Синода все-таки унесли из Шамординской обители. 

Святейшей Синод определением от 20 мая – 3 июня 1892 года за № 1217 отклонил также и просьбу московского купца С.В. Перлова [16] о разрешении печатания хромолитографированного изображения иконы, «признав небезосновательным выраженное Московским духовно-цензурным комитетом опасения, что распространение такового изображения с необычным в Православной Церкви наименованием Божией Матери может возбудить в народе неправильные и нежелательные толки» [17].

Несмотря на это определение, народ продолжал почитать икону, благословленную старцем Амвросием. Отвечая на многочисленные запросы верующих, в Оптиной Пустыни были собраны сведения по истории иконы, подготовлена статья и в 1894 году направлена в редакцию «Церковных ведомостей». Однако статья была отклонена редакцией в виду того же принятого решения Синода 1892 года.

В начале 1896 г. епископ Вятский и Слободский Серафим (Серафимов)  вновь обратился в Святейший Синод с просьбой дать указания по поводу почитания иконы «Спорительница хлебов». В определении Святейшего Синода от 29 февраля/22 марта 1896 г. за № 671 было подтверждено ранее принятое решение 1892 года; сделано указание цензору, разрешившему печатать изображения иконы в Одесской хромолитографии Фесенко, на неправильность его решения, а также сообщено об этих решениях министру внутренних дел И.Л.Горемыкину [18]. На основании этого министр внутренних дел 22 июня 1896 г. издал распоряжение № 3990 «о недопущении на будущее время печатания в типографиях, хромолитографиях и т.п. заведениях изображений Божией Матери с наименованием «Спорительницы хлебов» [19].

Запрещение Святейшего Синода почитать икону, прославленную старцем Амвросием, было связано с необычной иконографией и наименованием образа Божией Матери, а также с неоднозначным отношением духовных властей к личности старца Амвросия.

Однако, вопреки этому запрещению Св. Синода, изображения иконы «Спорительница хлебов» продолжали распространяться по России; с образа делались как живописные списки, так и литографии.

Любовь и доверие к старцу, безграничная вера в заступничество Богоматери сделали эту икону в России, стране преимущественно земледельческой, истинно народной.

Известный поэт Вячеслав Иванов посвятил иконе «Спорительница хлебов» одно из своих стихотворений из цикла «Песни смутного времени» 1917 года:

Есть в Оптиной Пустыни
Божия Матерь Спорительница.
По видению старца Амвросия
Написан образ Пречистой:
По краю земли дивное
Богатство нивное;
Владычица с неба
Глядит на простор колосистый;
Спорятся колосья
И множатся в поле снопы золотистого хлеба...
Тайные Церкви глубин святорусских Затворница,
Руси боримой со светлыми духи Поборница,
Щедрая Благотворительница,
Смут и кровей на родимой земли Умирительница,
Дай нам хлеба вскорости
Добрым людям спорости,
Матерь Божия Спорительница!

Нам ничего неизвестно о судьбе той келейной иконы, перед которой старец Амвросий возносил свои святые молитвы. В современных комментариях к работе о. Павла Флоренского «Иконостас»  упоминается устное сообщение епископа Уфимского Анатолия в январе 1988 года в Бергамо. В нем он указывает на то, что икона «Спорительница хлебов» находится в литовской деревне Михново под Вильнюсом[20]. Вероятно, этот комментарий и послужил основанием для устойчивого мнения в православном интернет-пространстве, что это и есть келейная икона старца Амвросия. Так ли это?

Действительно, в храме «Всех скорбящих Радость» в местечке Михново, в 30 километрах от Вильнюса (совр. Микнишкес, Шальчининкайского р-на), есть образ Божией Матери «Спорительница хлебов»[21]. Но ни история храма, ни иконография иконы, находящейся в нем, этого мнения не подтверждают. Несомненно, что эта не келейная икона старца Амвросия, как несомненно и другое, – благословение старца преп. Нектария Оптинского милостью Божией хранило общину, которая образовалась вокруг храма[22].

Иконография и богословский смысл иконы

Уже более века существует этот благословенный образ Божией Матери. Нетрудно заметить, что нет единой иконографии, но на каждой иконе у Богоматери без Богомладенца, сидящей на облаке, одинаково воздеты в молении руки над полем, питающим нас хлебом жизни, и поле это, разное, – такое, каким видит его иконописец.

Икона, которая находилась в келлии старца Амвросия, впервые была опубликована в его жизнеописании, составленном о. Агапитом (Беловидовым) [23] и вышедшем в 1900 году. Это была публикация литографированной иконы, выполненной с живописного первообраза. Фотография такой же литографированной иконы из собрания семьи Флоренских приведена в работе Павла Александровича Флоренского «Иконостас»[24],  изданной в 1994 году. Эти две публикации дают нам, что очень важно, верное представление о первообразе, о келейной иконе старца Амвросия. Публикации черно-белые, но распространенные в наше время изображения иконы на бумаге в формате открытки с достаточной степенью достоверности передают и краски живописного первообраза.

Как говорилось выше,  с оригинала делались и многочисленные живописные списки, распространяющиеся по всей России.

Одна из таких ранних живописных икон хранится в Третьяковской галерее; она была опубликована[25] в 2001 году.

В музее Древнерусской культуры и искусства им. преп. Андрея Рублева также есть одна из ранних икон, опубликованная[26] в 1999 году. Но, если про икону из Третьяковской галереи можно определенно сказать, что она была написана в Шамордино[27] по дарственной надписи на обороте: «Благословение Батюшки О.Анатолия. 1912», то относительно иконы из Рублевского музея такой определенности нет. Таких живописных списков, сделанных разными иконописцами, в то время было великое множество.

Здесь, вероятно, нужно вспомнить выше упомянутую работу П.А.Флоренского «Икононостас». О.Павел, священник и православный богослов, философ и искусствовед, в этом труде, рассуждая о иконе и каноническом предании, останавливается на «Спорительнице хлебов»[28]. Замечая, что икона написана «недостаточно чутко, художником, проникнутым натуралистическими навыками кисти» и «<…> в полном противоречии со всем строем современной церковной интеллигентности, в противоречии с Синодом…», о.Павел подчеркивает и церковное «да» этому образу Божией Матери. 

С течением времени иконография претерпевала изменения, каждый иконописец по-своему видел и хлебное поле, и небо. Яркий пример в этом разнообразии – икона из Скорбященского храма в Михново. Икона, написанная в Шамордино за несколько лет до революции, передает предгрозовое ощущение на земле: темная свинцовая туча, нависшая над золотистым хлебным полем, темные деревья и совсем вдалеке чуть виден храм… и над всем этим – спокойный, благословляющий образ Матери Божией. Какое острое предчувствие грозы, которая пронесется над золотистой нивой! Вспомним, кто благословил строительство храма в Михново, а значит, и эту икону. Это был старец Нектарий, один из последних оптинских старцев. Своему духовному сыну, будущему священнику Василию Шустину, при последнем их свидании в 1917 году он сказал пророческие слова: «Тяжелое время наступает теперь.<>Наступает век молчания. <>Наступает время молитв»[29].  

Совсем иной иконографии образ Божией Матери «Спорительница хлебов» расположен в иконостасе Амросиевского храма в возрождающейся ныне Шамординской обители. Он написан сестрами монастыря в 1996 году. Мы видим вход в пещеру в скале, а на поле трех ангелов, бережно собирающих на созревшей ниве колосья в снопы и подносящих их к ногам Божией Матери. Возможно, современный иконописец приоткрыл нам грядущую судьбу Церкви Христовой на земле, приготовление к литургии последних времен? Какие две разные иконы написаны в одной обители: предреволюционная, где только предчувствие грозы  и современная, в которой так явно эсхатологическое ощущение времени…

На большинстве же современных икон Богоматерь, сидящая на облаке с воздетыми в молении руками над хлебным полем, чаще всего, окружена овальной мандорлой-сиянием, пронизанной лучами и украшенной по внешнему краю звездами.

Из многочисленного и постоянно пополняющегося ряда икон Божией Матери «Спорительница хлебов» приведем еще несколько: икона из Свято-Серафимовского Дивеевского монастыря и три иконы, написанные в наши дни: икона, это список с иконы ранней иконографии; икона современной иконографии, написанная в Оптиной пустыни,  и икона из Леснинского монастыря в Провемоне во Франции.

Здесь, вероятно, нужно опять обратиться к о.Павлу Флоренскому: «<…>различие нескольких повторений одной и той же первоявленной иконы указывает вовсе не на субъективность изображаемого, не на иконописный произвол, а как раз наоборот – на живую реальность, которая, и оставаясь сама собою, может являться по-разному, и которую по-разному, в зависимости от обстоятельств духовной жизни, воспринимает иконописец»[30].  

Промыслом Божиим в келлии старца Амвросия в скиту Оптиной Пустыни в 1999 году появился живописный список с ранних икон Божией Матери «Спорительница хлебов». Эту икону передал обители Александр Курочкин из Ростова-на-Дону, у которого образ, купленный по случаю, находился около семи лет. Профессиональный реставратор, он открыл надпись на оборотной стороне иконы, скрытую под слоем краски:

«Радуйся Благодатная Господь
С Тобою Подаждь и намъ
недостоинымъ Росу Благодати
Твоея и Яви Милосердiе Твое».

Празднованiе 15го. Октября».

Еще ниже: «Образъ. Сеи. Старца
Оптиной Пустыни.
Iеросхимонаха. Амвросiя.»

Наименование иконы на лицевой стороне «Спорительница Хлеба» написано тем же почерком, что и надпись на обороте.

Представленный ряд икон, разных по времени написания, относится к иконографическому типу Молящаяся, по-греч. Оранта. В богословском толковании он представляет собой одну из ступеней спасения падшего человечества, а именно, моление о спасении каждого члена Церкви Христовой и привлечении в стены Церкви всех тех, до кого еще не дошло слово Божие.

Почитая Царицу Небесную, мы исповедуем и дивное Ее заступление роду человеческому, явленное чрез Ее святые образы. Матерь Божия – «всех стихий земных и небесных освящение». Действительно, некоторые Ее образы связаны с природными стихиями[31]: «Неопалимая Купина» – с огнем, «Живоносный Источник» – с водой. Прозрением старца Амвросия в эту чреду встала и «Спорительница хлебов», связанная не с одной, а с двумя природными стихиями: землей и водой. Неслучайно Владычица изображена сидящей на облаке – символе небесных вод и, соответственно, плодородия[32]. Это облако орошает землю, дающую урожай хлебных колосьев, собранных в снопы[33].

  • На иконе Матерь Божия благословляет землю, рождающую хлеб, нужный нам в повседневной жизни для поддержания сил телесных. Старец Амвросий, дав этому образу наименование «Спорительница хлебов», этим подчеркнул, что Матерь Божия – Помощница людям в трудах их по снисканию хлеба насущного. В Акафисте иконе во многих строках это поется, напр.:

Икос 2: «… Ты, Пресвятая Дево, спасаеши люди Твоя от глада, даруеши земли плодоносие, посылаеши дождь ранний и поздний на нивы и поля наша, защищаеши люди Твоя от смертоноснаго вреда и пагубы».

Или:

Икос 9: «……Богомати Владычице, яко всем концем земли простираеши руку помощи и низпосылаеши верным земли плодоносие, благорастворение воздухов и всякое изобилие плодов и благ земных».

И, наконец:

Кондак 12: « … Мати Божия, и егда изыдет сеяй сеяти, да не падут семена при пути или посреде терния, или на камени, но на земли добрей. Сотвори восход их, да произрастит земля плод сторицею, и мы вси в радости сердца благодарными усты вопием Богу: Аллилуия».

Снискание хлеба насущного, в котором Божия Матерь Помощница, Заступница, Питательница и Домостроительница – толкование простейшее. Существует и глубинный смысл образа Божией Матери «Спорительница хлебов», который выражен его названием.

  • Для христианина «хлеб насущный» – это не только и не столько тот хлеб, который мы едим, но и «хлеб неснедаемый алчущих», поскольку «не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих».

По словам св. Максима Исповедника, мы научены Господом в молитве Господней просить у отца Небесного хлеба на сей день. Но Господь Сам же и заповедует: «Не заботьтесь для души вашей, что вам есть, и что пить, ни для тела вашего, во что одеться» (Мф. 6, 25), потому что «всего этого ищут люди мира сего» (Лк. 12, 30), а вы «ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33). Очевидно, что Господь не противоречит Сам Себе.

В толковании на молитву Господню святые отцы раскрывают нам истинный смысл того прошения, с которым мы обращаемся к Небесному Отцу: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Под хлебом здесь разумеется хлеб, с неба сшедший, и дающий жизнь миру. В Евангелии от Иоанна сказано: «хлеб Божий есть Тот, который сходит с небес и дает жизнь миру» (Ин. 6, 33), и далее: «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Ин. 6, 35). «Хлеб наш» – тот, который Господь уготовал от начала, чтобы обессмертить естество наше. «Даждь нам днесь» – нам, пребывающим в настоящей жизни смертной, чтобы питание хлебом Жизни победило смерть, грехом производимую. И только в молитве душа обретает Слово Божие, этот Хлеб насущный, животворящий и насыщающий ее.

И потому поле, которое благословляет Царица Небесная, есть поле нашей духовной жизни, приближающей нас к Господу. И в Акафисте, Матерь Божия и прославляется как «… брашно негиблющее алчущим правды», и как «… питие неисчерпаемое жаждущим жизни». (икос 12). И здесь надо понимать правду как истину во Христе, Спасителе, а жизнь как Жизнь Вечную.

Вспомним, как после Своего Воскресения Господь был узнан учениками в Эммаусе только после того, как Он, «взяв хлеб, благословил, преломил и подал им»  (Лк. 24, 30), напомнив тем самым о Тайной вечери, т.е. «дне рождения» Евхаристии. И по сей день, причащаясь Святых Таин, мы, не участвовавшие в Тайной вечери, узнаем Господа в преломлении хлеба. И только ради святой Литургии земля дает плод свой, тот хлеб, который Духом Святым претворяется в Истинное Тело Христово. И это есть момент наивысшей любви Сына Божия к нам, отдающего Себя на каждой Литургии на заклание за нас, ради наших грехов и немощей. И потому, участвуя в Таинстве Евхаристии, мы идем по пути спасения, к Жизни Вечной.

Ценим ли мы это блаженство, это неоценимое сокровище – Божественную Литургию, на которой совершается величайшее Таинство Жертвы Христовой? «Упади ниц и благодари Господа, сподобившего тебя быть на Своей страшной святой Литургии», писал Св. Иоанн Кронштадтский.

  • Да, Господь – наш «хлеб насущный». Но Господь и воплотившееся Слово! В Евангелии от Иоанна сказано: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1,1). И далее: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1,14). Господь, обращаясь к нам, говорит: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14,6). Познать же истинное Слово можно только через Евангелие – благовестие, в котором содержится спасительное учение Христа. Но для того, чтобы открылась для нас добрая сокровищница Господня, нужно, чтобы в нас самих создалось доброе сокровище сердца (Лк. 6,45), способное и достойное получить от доброй сокровищницы, т.е. Слово Божие может укорениться только в сердце человека, у которого почва – душа – добрая и глубокая, где корни не засохнут. Только такая почва приносит достойные плоды. Воля же Божия в том, чтобы мы были плодоносящими, т.е. имели мир и радость о Святом Духе и Царствии Небесном.

И Матерь Божия, «тела здравие и души спасение» (икос 3), Спорительница наших плодов и на ниве духовной – «житие наше ко спасению устрояющая» (икос 12).

Мы видим Ее с крестообразно распростертыми руками над хлебным полем, где каждый колосок есть образ каждого из нас, созревающего в свою меру совершенства. Божия Матерь (в богословии иконы это образ Церкви – Тела Христова) молится, чтобы спорилось в наших душах Слово Божие, чтобы созревали в нас зернышки смысла истины и подобия Божия.

  • И необходимо отметить еще одно – на иконе Божия Матерь, «яко солнце светозарное» (кондак 8), восходит над нивою созревающей. Внизу стоят и лежат снопы «полного зерна в колосе».

Значит, жатва зреет, и Божия Матерь, как ранее «содействовала схождению на землю Спасителя мира», Боговоплощению, так и в этом образе восходит «над созревающей нивою, предшествуя приходу Господина с жателями» ( кондак 8). В Евангелии от Марка сказано: «Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва» ( Мк. 4, 29). Так образно в иконографии представлено Царствие Божие и второе пришествие Господа на землю со славою, когда во время Страшного Суда произойдет отделение зерен от плевел, т.е. праведных от грешных. Суд этот страшен, потому что он последний, окончательный. После него праведные пойдут в жизнь вечную, а грешные – в вечную муку.

  • Царица Небесная превознесена над хлебным полем, словно на кресте любви, простирая Свои руки ко Господу. Что же это за крест, изображенный благодатным покровом Ее рук?

Все мы усыновлены Господом Его Матери у Креста Его. Она имеет великое дерзновение к Сыну Своему, не только по родству плоти, но по освящению Духом Любви. Матерь Божия, избранная от всего человечества, носительница любви, сподобилась наибольшей чести воспринять в Себя Любовь Небесную. Нам же невозможно войти в любовь Божию без молитв Божией Матери, Которая непрестанно молится, чтобы и усыновленные Ее чада обрели эту любовь, стали питаться Хлебом Небесным и были спасены. Ибо, по слову Святого Евангелия: «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6, 54). 

Припев Акафиста Пресвятой Богородице в честь иконы ее «Спорительница хлебов», написанный старцем Амвросием: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, подаждь и нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое», выражает упование на всесильную молитву Богоматери к Господу, веру в Ее заступничество и надежду на Ее милосердие[34].

Великим утешением шамординским сестрам была оставленная старцем икона Божией Матери «Спорительница хлебов». В статье Е. Поселянина[35] читаем: «15 октября, в тот же день, как батюшка установил праздновать иконе «Спорительница хлебов» его похоронили. Об этом совпадении догадались только потом. Невольно думается, что, покидая своих детей, эту икону отец Амвросий оставил, как знак своей любви и своей постоянной заботы об их насущных нуждах. <…> и, что, приносясь постоянно в жертву для всех без различия, для ближних и дальних, отец Амвросий оставил икону «Спорительница хлебов»<…>не для одного только маленького уголка в Руси, который был ему чрезвычайно дорог и на благо которого он положил свои последние заботы. Широко открытому для любви сердцу было бы тесно здесь. Широкое сердце простор любит».

Эта безграничная любовь великого старца и икона, оставленная им, есть благословение и нам, пришедшим на землю позже…

Оптина Пустынь, разрушенная и разоренная, была передана Русской Православной Церкви в 1987 году. Первую Божественную Литургию в обители отслужили 3 июня 1988 года. Монастырь стал восстанавливаться, возрождая духовные традиции старчества. На Поместном соборе Русской Православной Церкви 6–9 июня 1988 года был причислен к лику святых старец Амвросий, первым из собора оптинских старцев.

В ноябре 1993 года Святейшим Патриархом Алексием II было принято решение о внесении в календарь Русской Православной Церкви дня празднования иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» 15(28) октября. Но поскольку это произошло в конце 1993 года, день празднования иконы внесен в церковные календари, начиная с 1995 года.

И в наше время по всей России во имя иконы Божией Матери  «Спорительница хлебов» освящаются новые храмы и приделы, пишутся новые иконы. Нам встретилось несколько вариантов службы иконе «Спорительница хлебов»; написана служба и на духовной родине великого старца Амвросия, в Оптиной пустыни. Теплятся лампады перед благословенным образом и от «избытка сердца глаголят людские уста», вознося святые молитвы.

[1] Спорить кому, чему чем (от пора) – помогать, способствовать и пользить, приносить пользу, или улучшать, удобрять, усиливать, увеличивать, приносить счастье, удачу, идти впрок. См.: Владимир Даль. Толковый Словарь живого великорусского языка. М., 1980. Т. 4. С. 296.

[2] Преподобный Амвросий. Свято-Введенская Оптина пустынь, 2007. (Переизд: 1912). С. 329.

[3] Там же. С. 325.

[4] Болховский Богородично-Всесвятский монастырь был основан в 1853 году как женская община тульской помещицей Софьей Иосифовной Трубицыной (впоследствии иг. София). В 1856 г. община была принята в духовное ведомство с представлением в ее пользование Всесвятской кладбищенской церкви. В 1875 г. община переименована в общежительный монастырь.

[5] Илария, игумения Болховского Богородично-Всесвятского женского монастыря (род. в 1836 г.). В миру Клавдия Григорьевна Козина, из дворян Малоархангельского уезда. В монастырь поступила в 1854 г., в монашество пострижена 13 июля 1875 г. До пострижения была смотрительницей в монастырской рукодельной. 24 июня 1885 г. назначена настоятельницей монастыря с возведением в сан игумении. В Болховском монастыре находилась почитаемая икона «Всех святых», в 1889 г. старец Амвросий заказал изображение Божией Матери с этой иконы и благословил подписать ее «Спорительница хлебов». Эта копия была готова и доставлена старцу в начале 1890 г.

[6]  НИОР РГБ. Ф. 213. К. 39. Ед. хр. 4. Л. 120–120 об.

[7] Там же. Л. 101.

[8] Щенникова Л.А. Прославленные иконы Пресвятой Богородицы у преподобных старцев Серафима Саровского и Амвросия Оптинского. Искусство христианского мира: Сб. ст. Вып. 1. М., 1996. С. 120.

[9] Екатерина (Филиппова), мон. Амвросий. Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 2. С. 135–137.

[10] См., например: Духовные светочи России. М., 1999 и др.

[11] Толмачев А.Л. Отец Даниил (Болотов) – оптинский иконописец и портретист / 2000-летию Рождества Христова посвящается.  М., 2001. С. 211. В этой же статье отмечены основные художественные приемы о. Даниила как профессионального портретиста и иконописца, а также приведены свидетельства современников о его работах.

[12] Агапит (Беловидов), схиархим. Жизнеописание в Бозе почившаго оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Изд. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1992 (Репр.: 1900). Ч. II. С. 103–104.

[13] НИОР РГБ. Ф. 213. К. 39. Ед. хр. 4. Л. 122–123.

[14] <Б.а > Спорительница хлебов //Душеполезное чтение. 1892. Ч. I. Январь. С.101–116.

[15] Ераст (Вытропский), иером. Историческое описание Козельской Оптиной Пустыни и Предтечева скита (Калужской губернии). Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. С. 209.

[16] Участие Сергея Васильевича Перлова (1836–1910) в этом деле не было случайным. Искренний ученик преподобного Амвросия, он по завещанию старца поддерживал Шамординскую обитель. Со старцем Амвросием Сергей Васильевич познакомился в 1885 году благодаря своей жене, Анне Яковлевне Перловой (в дев. Прохоровой 1843–1919). При жизни преп. Амвросия супруги дважды бывали в Шамордине и благотворили общине. После кончины старца Сергей Васильевич взял над ней полное попечительство. Были устроены новые мастерские и улучшены старые: иконописная, чеканная, золочения по левкасу и дереву, золотошвейная, переплетная, ковровая, швейная, также типография и фотомастерская. Сергей Васильевич специально приглашал преподавателей для обучения сестер церковному пению. В июле 1892 г. он испросил у епископа Калужского и Боровского Виталия (Иосифова) разрешение выстроить для своей семьи дом за монастырской оградой. В 1897 г. Анна Яковлевна Перлова пожертвовала пять тысяч рублей для расширения монастырского детского приюта. На средства С.В. Перлова были построены каменная больница на 60 коек и вместо пришедшей в ветхость старой трапезной - новая. На средства А.Я. Перловой была построена каменная богадельня с домовой церковью во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали». По некоторым данным, перед смертью  Анна Яковлевна была пострижена в монашество с именем Амвросия. Похоронена в Москве.

[17] РГИА. Ф. 797. Оп. 66. II отд. 3 ст. Ед. хр. 143. Л. 1–1 об.

[18] Там же. Л. 1 –2.

[19] Там же. Л. 5.

[20] Павел Флоренский. Иконостас. М.: Искусство, 1994. С. 171.

[21] По материалам статей Ирины Арефьевой, представленных на официальном сайте Литовской епархии.

[22] Храм принадлежит христианской общине мирян, с удивительной исторической судьбой. Возникшая в 20-х годах прошлого века, община существует и в наши дни, являя собой пример истинного христианского отношения к жизни и труду. «Немонашеской обителью наших дней» назвал Михновскую общину Владыка Пантелеимон (Рожновский), будущий митрополит Минский и всея Белоруссии (1941-1944 гг.), посетив ее летом 1936 года. Община сформировалась в старинном имении дворян Корецких, вокруг их домовой церкви «Всех скорбящих Радость», построенной в 1915-1917 годах. После кончины главы семьи Николая Осиповича Корецкого (1841-1912), его вдова Анастасия Дементьевна вместе со своими детьми: Марией, Варварой и Анастасией, посетила Оптину Пустынь. Старец Нектарий благословил строительство храма на погосте над семейной усыпальницей, что и было сделано Анастасией Дементьевной к лету 1915 года. Тогда же ею была заказана у инокинь Шамординского монастыря и икона «Спорительница хлебов», так поразившая помещицу из Литвы. Именно эта икона и находится в киоте слева от иконостаса, являясь украшением Скорбященского храма. В феврале 1921 года имение Корецких впервые посещает протоиерей о. Понтий (Рупышев), приглашенный Анастасией Дементьевной для духовного окормления трех своих дочерей, и на долгие годы становится духовным руководителем общины. О. Понтий, духовное чадо Св. праведного Иоанна Кронштадтского, до революции служил священником минной дивизии Балтийского флота. Мудрое духовное руководство о. Понтия (†1939) позволило устоять общине в сложных политических условиях в разные годы: когда с марта 1922 года Виленский край вошел в состав Польши, затем, в СССР, да и во время войны в этих краях сталкивались разные политические интересы. В послевоенные годы ликвидировать общину пыталась и советская власть. Но община устояла и лишь с 1990 года, с момента обретения Литвой независимости, Михновская сельскохозяйственная христианская община обрела юридические права.

[23] Агапит (Беловидов), схиархим. Жизнеописание в Бозе почившаго оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Изд. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1992 (репринт: 1900).

[24] Павел Флоренский. Иконостас. М., Искусство. 1994. С.172

[25] А.М. Лидов и Г.В. Сидоренко. Чудотворный пбраз. Иконы Богоматери в Третьяковской галерее. М.: Радуница.2001. С.86-87

[26] Духовные светочи России. Каталог. М., 1999. Кат. 216.

[27] В Шамординской обители существовала иконописная мастерская, основанная оптинским монахом о.Даниилом (Болотовым).

[28] Павел Флоренский. Иконостас. М., Искусство. 1994. С. 83.

[29] О.Василий Шустин. Запись об о.Иоанне Кронштадтском и об Оптинских Старцах. Изд.»Скит». Ставрополь.1991. С.46-47.

[30] Павел Флоренский. Иконостас. М., Искусство. 1994. С. 72.

[31] Природные стихии – это вода, воздух, земля и огонь.

[32] Интересно, что в раннем христианстве облако было синонимом пророка, поскольку пророк — это сеятель божественной истины, обеспечивающий появление всходов и плодоношение.

[33] В мировой культуре сноп – символ плодородия и земледелия; в культуре славян – символ единства.

[34] В объяснении богословского смысла образа была использована проповедь насельника Оптиной Пустыни.

[35] См.: Душеполезное чтение. 1891. Ч. III. Ноябрь–Декабрь

 

← все публикации