Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Крест есть не од­них ви­ди­мых и внеш­них скор­бей но­ше­ние, но и внут­рен­нее ду­шев­ное: мрак, том­ность и то­му по­доб­ное на­доб­но пе­ре­но­сить. Ибо Бог по­сы­ла­ет это к унич­то­же­нию на­шей гор­дос­ти и к снис­ка­нию сми­ре­ния.

преп. Макарий

Вторник 1-ой седмицы Великого поста

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Вот дорогие отцы, братья и сестры, святая Церковь вновь сподобляет нас войти в радость Великого поста. Пост настиг нас, для кого-то неожиданно, для кого-то желанно, для кото-то радостно ожидаемый, для кого-то более тягостно переживаемый. Но так или иначе пост дает нам эту удивительную возможность вновь войти в радость общения со Христом. Ведь собственно все, что делает христианин во время великого поста, понуждая себя к сугубому пощению, к воздержанию от всевозможных излишеств не только телесных, конечно, но прежде всего душевных, все эти длительные молитвы, коленопреклонения — это все то, что на самом деле мы должны совершать и во всей своей христианской жизни. Но к сожалению эта острота нашего переживаемого при обращении ко Христу при приходе в церковь покаяния притупляется и так в течение года словно бы становится чем-то обыденным и привычным.

Но, тем не менее, Господь дает нам эту возможность. Словно расстроенный музыкальный инструмент, как какое-то старое пианино, настроить струны своей души на этот подлинный евангельский лад, чтобы вновь зазвучать чистой музыкой молитвы, чистым звучанием добродетели наших сердец, этой удивительной гармонией покаяния, той внутренней скорби, которая словно небесная музыка очищает нашу душу и услаждает божественный слух, когда Он видит нас кающимися, когда Он видит искренность намерения наших сердец измениться, стать другими, вновь вспомнить о небе, как своем единственном и подлинном призвании.

Великий пост, собственно, это и есть путь покаяния и путь трезвения. Ведь мы так часто, все время куда-то стремимся, стремимся своими помыслами, своими желаниями. Мы все время чего-то хотим достичь, совершенно забывая о том настоящем, которое дается нам как подлинная реальность переживаемой нами минуты, а точнее мгновения, когда нам дана эта удивительная возможность предстоять перед Христом и быть с Ним в своей молитве, в своем желании поиска Бога. Именно трезвение, как состояние души христианина есть величайшая добродетель из всех, которую может иметь человек. Не сами добрые дела приводят нас к Богу, но добрые дела становятся плодом покаяния человека, трезвенного предстояния перед Богом. Как говорил великий современник нашего времени старец Иосиф Исихаст: благодеяния и милостыни и все внешние добрые дела не смягчают надменности сердца, но умное делание, боль покаяния, сокрушение и смирение вот что смиряет бесчинное мудрование человека.

Самым большим добрым делом, по слову другого старца, безмолвника, отшельника афонского Исидора, является пребывание в мысленном трезвении, — это самое лучшее доброе дело. Только в этом молитвенном труде, труде молитвы покаянной, труде молитвы внимательной человек обретает Бога, и, соединяясь, приобщаясь Его божественных энергий, Его божественной благодати, постепенно переменяется. И воспламеняясь этим духовным огнем, воспламеняясь огнем божественной любви, он становится способен любить других. Его сердце пламенеет желанием послужить ближним. Именно это подлинно доброе дело рождает все остальные добрые дела. И как многие отцы-пустынники, отшельники, не имея возможности как будто бы физически творить добрые дела, тем не менее преисполнены этого огня божественного желания любви и сострадания к ближнему, изливали это желание в молитве, в воспринятии всего мира в своем сердце, в способности принимать горе и боль другого человека, молясь о всех земнородных, включая в свою молитву расширившиеся в духе Божьем сердца всего Адама и все человечество.

И к этому нас с вами призывает Великий пост, как возможность вновь погрузиться в эту купель покаяния, где сокрушением сердца, покаянными слезами омывается вся скверна грехов человека, лишь бы мы желали и искали Бога, как главное и ценное сокровище нашей с вами жизни. Ведь если мы не воспримем эту боль, эту горечь, но желая лишь еще каких-то утешений, мы не найдем утешения. И избегая скорби, мы невольно бываем постигаемы скорбями. И не случайно предостерегает тот же старец Иосиф Исихаст, говоря, что у всякого молящегося и не кающегося либо молитва прекратится, либо он, молясь, неизбежно впадет в прелесть. Это опасно, мы должны помнить, потому что покаяние есть словно каленое железо, которое выжигает всякую скверну через горечь через боль. Но выжигая, оно просвещает сердце человека, давая нам возможность вновь обрести в своем сердце Христа.

Встречая Великий пост, будем стремиться к этой радости, которую дарует нам пост, как возможность вновь соединиться с Богом. Потому что не мир, не его суета, не его мнимые утешения, оборотная сторона которых есть на самом деле скорбь и опустошение, дают нам радость. Но радость дает нам лишь Сам Господь в Духе Своем Святом. И к этой радости призваны мы с вами, призваны, приходя ко Христу, к Его святой Соборной Апостольской Церкви. К этой радости призваны мы, приступая ко всякому из таинств — и к таинству покаяния и исповеди, к таинству причащения Святых Христовых Таин. Но эта радость даруется сердцу, ищущему Бога и скорбящему о своем недостоинстве и о собственном несовершенстве и нечистоте.

Этот пост — возможность, ища Бога, обрести вновь Его в той остроте и полноте, к которой призвана каждая христианская душа. Не будем страшиться его, но будем радоваться этой благодатной возможности, этому счастливому случаю, который дарует нам Господь ежегодно. И проходя это поприще Великого поста, конечно же, не будем забывать, что вершина поста это есть Пасха Христова, предваряемая Пасхой страстей Господних — Страстной седмицей. Мысленно устремляясь туда, на Голгофский жертвенник, сораспинаясь Христу и спогребаясь с Ним, будем памятовать и желать воскресения наших с вами душ, совоскресения и совосстания со Христом Пасхи вечной и нетленной. Аминь.

Иеромонах Назарий (Рыпин)