Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Го­ре на­ше­му вре­ме­ни; ны­не тес­ный и при­с­корб­­ный путь, ве­ду­щий в жи­вот веч­ный, ос­тав­ля­ем, а ищем от­рад­но­го и спо­кой­но­го, но Ми­ло­сер­дый Гос­подь не­воль­но сво­дит с се­го пу­ти мно­гих и пос­тав­ля­ет на прис­ко­рб­ный. Не­воль­ны­ми скор­бя­ми или бо­лез­ня­ми приб­ли­жа­ем­ся ко Гос­по­ду, ибо они нас не­воль­но сми­ря­ют, а сми­ре­ние, ког­да оное стя­жем, и кро­ме дел мо­жет нас спас­ти, по сло­ву свя­то­го Иса­ака Си­ри­на.

преп. Макарий

Преподобномученик Пантелеимон (Аржаных)

16 (29) ноября

Преподобномученик Пантелеимон родился 29 июня 1872 года в деревне Залипаевка Федоровской волости Мало-Архангельского уезда Орловской губернии в семье крестьянина Тимофея Аржаных и в крещении был наречен Павлом. Хозяйство семьи Аржаных было бедным, и, чтобы поддержать хоть какое-то благосостояние, отцу приходилось много работать. С двенадцатилетнего возраста Павел помогал отцу, был пастухом в деревне, работал у помещика и подрабатывал у крестьян. Когда удавалось, он отправлялся молиться в Оптину пустынь. В 1894 году Павел был призван на действительную военную службу и зачислен рядовым в Камчатский полк. После года службы он был отправлен на фельдшерские курсы, по окончании которых назначен ротным фельдшером.

В 1898 году Павел был уволен из армии и поступил фельдшером в житомирскую губернскую больницу и одновременно учился в Волынской фельдшерской школе. Окончив школу, Павел Тимофеевич вернулся на родину. Полгода он прожил дома, раздумывая над тем, каким путем идти дальше, тем более что и возраст уже был таков, когда от серьезных ошибок можно и нужно было бежать. Семьи не было, а житейского опыта, сложившегося из наблюдений окружающей жизни во время службы в армии и работы фельдшером в губернской больнице, было достаточно. Вспомнились тогда посещения и молитвы в Оптиной пустыни. И хотя и строго в монастыре, но за четыре года армейской службы он привык к дисциплине.

В 1900 году Павел Тимофеевич направился в Оптину и пробыл здесь послушником около семи лет, после чего настоятель монастыря, архимандрит Ксенофонт, постриг его в мантию с именем Пантелеимон в честь великомученика и целителя Пантелеимона, учитывая его земную профессию врача, предваряя его будущее как мученика. 15 марта 1909 года епископ Калужский и Боровский Вениамин (Муратовский) рукоположил монаха Пантелеимона во иеродиакона. В 1911 году иеродиакон Пантелеимон был рукоположен во иеромонаха. В монастыре он нес послушание фельдшера в монастырской больнице.

В 1915 году отец Пантелеимон был выбран на должность казначея монастыря, в этой должности он состоял до закрытия обители безбожниками в 1918 году. Некоторое время он работал в образованном властями на территории монастыря племхозе и музее, а затем служил в храмах в Лихвине, Мещовске и Одоеве. В 1925 году он приехал в Козельск и стал служить в Никольской церкви. 26 июня 1926 года епископ Малоярославецкий, викарий Калужской епархии Иоасаф (Шишковский-Дрылевский) возвел иеромонаха Пантелеимона во игумена, назначив его настоятелем Мещевского Георгиевского монастыря; но поскольку монастырь в это время был советской властью закрыт, отец Пантелеимон вернулся в Козельск и служил в Никольской церкви.

В Козельске тогда жило около сотни монахов и монахинь из закрытых монастырей – Оптинского и Шамординского; они образовали монастырь без стен, рассеянный по городу, где в квартирах-кельях обосновалось по нескольку монахов, собиравшихся в храм на богослужения, которые мало чем отличались от монастырских.

На Духов день, 9 июня 1930 года, в Козельске по традиции состоялась ярмарка, на которую съехалось несколько тысяч человек. В этот день произошло столкновение крестьян с милицией, во время которого был убит крестьянин. Власти решили воспользоваться случившимся и арестовать часть монахов, обвинив их в подстрекательстве к мятежу. 18 августа 1930 года было арестовано сорок человек – монахов и мирян, и среди них игумен Пантелеимон; его обвинили в руководстве «монашеско-монархической» группой, которая будто бы ставила своей задачей реставрацию монархического строя. Все арестованные были отправлены в тюрьму в Сухиничи.

После предъявления следователем обвинения, игумен Пантелеимон сказал: «Организатором и руководителем, как подпольного монастыря, так и контрреволюционной монархической группы города Козельска я не был. По этой линии никаких указаний и директив никому не давал и никакого участия в этой деятельности не принимал. Работы, направленной против советской власти, никогда не вел... В Козельске подпольного монастыря нет, и не было... Чем вызвана концентрация монашествующих в городе Козельске, мне неизвестно, но думаю, что непосредственная близость монастырей Оптина пустынь и Шамординского после их ликвидации вынудила монахов поселиться в Козельске. Из других же городов и монастырей приезжали просто потому, что в Козельске жили старцы схимонахи, а не потому, что кто-то этим вопросом умышленно занимался и преднамеренно стягивал монашествующих в Козельск»[1].

27 ноября 1930 года тройка ОГПУ приговорила игумена Пантелеимона к десяти годам заключения, но затем срок был сокращен до пяти лет, и отец Панетелеимон был отправлен сначала в Вишерский лагерь, а затем в ссылку в город Елец. По окончании срока, в 1935 году он устроился псаломщиком в Введенском храме в Ельце.

Здесь его застало беспощадное гонение 1937 года. Игумен Пантелеимон был арестован 16 сентября 1937 года, заключен в липецкую тюрьму и на следующий день допрошен.

– Вы признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении? – спросил его следователь.

– Виновным в предъявленном мне обвинении я себя не признаю, – ответил священник.

30 октября следователь допросил дежурных свидетелей, один из которых показал, будто бы отец Пантелеимон жаловался, что «крестьянам в колхозе стало жить невозможно... пахать не на чем – лошади все подохли с голоду... сеять нечем, так как в колхозе нет семян; люди мрут с голода и... едят павших лошадей, в скором будущем всем грозит голодная смерть, вот до чего довели коммунисты и советская власть. Где ни посмотришь, всюду обман при этой власти, обманным путем согнали крестьян в колхозы, обещали, что дадут им богатую жизнь, а вместо этого дали им голод, разорение, нищету и муки»[2].

Другой свидетель показал, что идя с работы домой, он зашел 14 мая 1937 года в Введенскую церковь. Шла вечерня. В конце службы игумен Пантелеимон выступил с проповедью, в которой сказал, что «сегодняшний день – день скорби, день, который мы посвящаем нашему дорогому и любимому великомученику Петру Крутицкому, погибшему от руки врага – замученному в ссылке тяжкими муками – нашими злейшими врагами, врагами Русской Церкви и веры православной... которые ведут человечество в ад на радость антихристу. Этот человек показал нам, как должен жить и бороться истинный христианин – за веру православную в такое смутное время, какое протекает у нас на Руси. За что же его замучили и казнили? Его замучили враги веры православной, потому что чувствовали его превосходство над собой, превосходство религии над коммунизмом. Сперва они уговаривали его отказаться от Бога и от веры православной, перейти на их сторону, на службу к антихристу, но когда митрополит Крутицкий от этого отказался, то враги наши стали его мучить и замучили. Несмотря ни на какие пытки, ни на какие мучения, митрополит Петр Крутицкий отказался пойти на службу к сатане и остался верен Богу и вере православной. Я вас призываю, православные, быть такими же твердыми, каким был он, так же бороться с врагами веры православной, как боролся он...»[3]

После этих показаний свидетелей следователь снова вызвал на допрос игумена Пантелеимона и снова спросил, признает ли тот себя виновным в контрреволюционной деятельности, на что отец Пантелеимон ответил, что не признает, контрреволюционной деятельностью он не занимался.

15 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Пантелеимона к расстрелу. Игумен Пантелеимон (Аржаных) был расстрелян 29 ноября 1937 года и погребен в общей безвестной могиле.

Игумен Дамаскин (Орловский)

 

Источники, использованные для написания жития:

1. Д. П-13910. УФСБ России по Калужской обл.

2. Д. 22666. УФСБ России по Липецкой обл.

_______________________________________________________________________________

[1] УФСБ России по Калужской обл. Д. П-13910, л. 437.

[2] УФСБ России по Липецкой обл. Д. 22666, л. 7.

[3] Там же. Л. 11.