Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Как уви­деть Хрис­та? Путь к это­му воз­мо­жен: неп­рес­тан­ная мо­лит­ва Ии­су­со­ва, ко­то­рая од­на спо­соб­на все­лить Хрис­та в на­ши ду­ши.

преп. Варсонофий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Вера

Вера имеет силу даровать тебе успокоение, за веру и Авраам похваляется: по стольких обетованиях о семени его повелевает Господь принести Исаака в жертву Ему, — ка­ково это было отеческому сердцу, и имея только одного сына! Но вера превозмогла любовь к сыну покорностью воле Божией, а какой конец — всем ведомо. Да даст Гос­подь найти успокоение в вере и покорности воле Божией (преп. Макарий).


Много появилось у нас воров. Не тех, которые лезут в карман или ограбляют дома, нет, эти воры злее и опаснее. Они являются к вам в костюме, говорят громкие фразы, а в результате крадут самое дорогое — веру. Когда же у человека выкрали веру, он спрашивает у своих учителей: «А как же теперь жить?» «Живите по разуму своему», — отвечают. Разум же, как известно, без веры, не всегда бывает хо­рошим советчиком, и человек начинает следовать хотени­ям своей плоти и падает все ниже и ниже. Деточки, берегите святую веру, это неоцененное сок­ровище, с ним войдете в Царство: ведь не для малого мы трудимся, а для завоевания Царства, да еще какого Небесного! (преп. Варсонофий).


Без веры во что-нибудь нельзя ничего сделать. Посмот­рите, почему какой-либо человек, ну хоть ваш брат, желает стать врачом? Потому, что он верит в медицину. Каждый из ученых верит в свою науку. И так везде, во всем. Точно так же для христианской жизни необходимо верить в Бо­га, Христа, Евангелие. «Мы не можем верить, — говорят иные, — нет на то доказательства. Иное дело наука — там все доказано». Хорошо, но прежде, чем отвергать что-либо, надо исследовать предмет, испытать. Наша вера зиж­дется на Евангелии, вот и испытайте, что это за учение. Святой Иоанн Богослов прямо говорит, что надо испыты­вать «дух». Но надо испытывать на практике. Пожить надо по евангельскому учению и узнать на деле, правда ли, что «блажени нищие духом», «блажени кротции» — и так далее. Раз вы не испытали этого, то не можете и опровергать, не можете утверждать, что Евангелие — ерунда. А многие так говорят. Но на Страшном Суде сих людей спросят: «Что, читали ли вы Евангелие?» И получится обязательно три от­вета: 1. Нет. 2. Кое-как. 3. Да, конечно, читали, только не поняли... На первый ответ можно сказать, что они сами виноваты, никто не запрещал читать, напротив, даже просили читать, теперь себя сами вините. На второй ответ почти то же можно ответить. Вот третий ответ более интересен. Эти как бы даже заслуживают извинения. Не могли понять Евангелия, т.е. поверить. Но эти также безответны. «Вам был дан ключ разумения «испытайте дух», почему вы не хотели испытать? Значит, вы сами и виноваты». Таким образом, и эти безответны (преп. Варсонофий).


Был человек богат, стал вдруг нищим, это тяжело, но поправимо. Был здоров, стал больным, и это поправимо, — ибо с нищим и с больным есть Христос. А потеряешь веру великое несчастье. Оно тем ужасно, что нет у человека никакой опоры... (преп. Варсонофий).


Теперь пришло время испытания, в вере ли мы? Веру может соблюсти тот, кто горячо и искренно верит, кому Бог дороже всего. Сохранить веру может только тот, кто хранит себя от всякого греха по Евангельскому сло­ву: «свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы...» (Ин. 3, 19) (преп. Никон).


Господь иногда попускает человеку быть как бы остав­ленным, но все же хранит и ведет душу ко спасению. Это попущение Божие может касаться целого общества веру­ющих. Наше дело — смиренно хранить веру Христову. Если вера сохранена — есть и надежда спасения. Вера должна сохраняться с воздержанием от всякого греха (преп. Никон).


...Прошу вас жить благочестиво, чтобы соблюсти веру Православную, чтобы никто и ничто, никакие обстоятель­ства, никакие скорби не могли отторгнуть вас от нее, а для этого нужно непременно молиться, просить помощи Божией сохранить веру свою непорочною (преп. Никон).


Если кто тебе скажет: «Ваша и наша вера от Бога», то ты, чадо, ответь так: «Кривовер! Или ты и Бога считаешь Двоеверным?! Не слышишь, что говорит Писание: «Един Господь, едина вера, едино крещение» (Еф.4, 5) (преп. Анатолий).


«Я говорила как-то батюшке <пишет его духовная дочь> об одной семье, что мне всех их очень жаль, ­- они ни во что не верят, ни в Бога, ни в будущую жизнь; жаль именно потому, что они, может быть, и не виноваты в этом сами, — их воспитывали в таком неверии, или были другие какие причины». — Батюшка закачал головой и так гневно сказал: «Безбожникам нет оправдания. Ведь всем, всем ре­шительно, и язычникам проповедуется Евангелие; наконец, по природе всем нам от рождения вложено чувство позна­ния Бога, стало быть, сами виноваты. Ты спрашиваешь, можно ли за таких молиться. Конечно, молиться за всех можно» (преп. Амвросий).


«Некоторые, — говорил... старец, — отрекались от ве­ры в Бога из подражания другим и по ложному стыду. И вот случай: один так-то не верил в Бога. А когда, во время войны на Кавказе, пришлось ему драться, он в самый разгар сражения, когда летели мимо него пули, пригнулся, обнял свою лошадь и все время читал: «Пресвятая Богоро­дице, спаси нас!» А потом, когда, вспоминая об этом, товари­щи смеялись над ним, он отрекся от своих слов». Затем батюшка прибавил: «Да, лицемерие хуже неверия» (преп. Амвросий).


Во Святом Евангелии Сам Господь глаголет: «будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10, 16). Муд­рость змиина, по изречению толковников, состоит в том, когда бьют змию, то она более всего хранит голову, так и христианин в напастях и трудных обстоятельствах должен более всего хранить веру, во-вторых, мудрость змиина со­стоит в том, когда змия хочет скинуть с себя старую кожу, то пролазит сквозь тесную скважину, а иначе с себя ста­рую кожу скинуть не может; так и христианин, если жела­ет совлечься ветхого человека, то должен проходить тес­ный путь по евангельскому учению. Целость же голубиная состоит в незлобии и прощении обид или досад и подобного (преп. Амвросий).


Женщина без веры жить не может. Или она после временного неверия опять скоро возвращается к вере в Бога, или же начинает быстро разлагаться. Другое дело мужчина: он может жить без веры. Окаменеет совершен­но, станет соляным столбом, — таким окоченелым и жи­вет. А женщина так не может... (преп. Варсонофий).

Воздаяние

Помни того патриарха, который, оставив престол, тру­дился незнаемый в числе рабочих. И когда, изнемогая под тяжестью труда, однажды усомнился, будет ли ему за это награда, увидал возле себя идущего прекрасного юношу. Когда патриарх его спросил: «Зачем он тут?» — юноша ответил: «Я считаю все твои шаги на работе и каждый твой вздох» (преп. Анатолий).


Я ему советовал указать тебе басню Крылова «Стреко­за и Муравей». К тебе она подходит. Та тоже любила масленицу и не жаловала поста — все плясала. Говорю это не в укор тебе, а чтобы ты знала настоящее положение вещей и при случае не теряла головы, т. е. помнила бы, что за сладостью — расслабление, за мирскою веселостью — скука, за пресыщением — тяжесть и даже болезнь следуют, как тень за телом. На что крепок зуб, и тот у сладко едущих подается и рассыпается, как песок. Потому-то Святая Церковь, наша Учительница, и поет: «Кая сладость бывает печали не причастна? Кая ли слава стоит на земли непреложна? Вся немощнейша! Вся соний прелестнейша!» И Крылов, светский писатель, сказал свою «Стрекозу» не тебе одной и не мне, а всему свету, т. е. кто пропляшет лето, тому худо будет зимою. Кто во цвете лет не хочет заняться собою, тому нечего ждать при оскудении сил и при наплыве немо­щей и болезней (преп. Анатолий).


Конечно, тогда несколько потужат те, кои здесь бегали от скорбей, которые там венчают скорбевших, и всякая слеза, всякая душевная рана там воссияет паче дорогого алмаза; но все же радость всеобщая будет так велика, что мы только, глядя на ближних, будем утешаться и веселить­ся. Так хороши там будут все страдавшие здесь (преп. Анатолий).


Там все поставится на вид, все взвесится, все оценится, все наградится сторицею: и болезни, и озлобления, и немощи... (преп. Анатолий).


Вот то-то и есть, матушка, как жалко расставаться, даже на время, с близкими своими! А что будет с теми, которые станут ошуюю Своего Спасителя и Бога в послед­нюю годину. И когда навеки, невозвратно, безнадежно, наша Радость, наш Свет, наша Жизнь — Спас наш, окру­женный вечною славою, бесчисленными сонмами Ангелов и святых, пойдет в райские врата в Горний Иерусалим, а те тогда воззрят на лики и красование спасенных, а сами пойдут в бездны, и закроют их горы, сквозь которые не проникает никогда ни малейший луч света, ни малейшего звука Сладчайшего Иисуса!.. Размышляй о сем! Если бу­дешь об этом чаще размышлять, то не будешь так раздра­жительна и так капризна. И милостивее будешь к сестрам! (преп. Анатолий).


Вижу, что ты подвизаешься. По силе своей детской трудишься, терпишь, страдаешь, хоть чуть-чуть, но все-таки понуждаешь себя — веруй, что за все приимешь от Слад­чайшего Иисуса мзду. И даже сторицею приимешь (преп. Анатолий).


А что пугают тебя дураки: подрастешь, то страсти умножатся — неправда. Один Господь назначает, кому в начале, кому в середине, кому в конце жития скорби. А ты трудись и веруй Богу, что Он все видит. И воздаст (преп. Анатолий).


Ты скорбела о том, что по возвращении твоем из поездки с артосом Матушка приняла тебя холодно и с выговором за продолжительное отсутствие, и не обратила внимания на твои и сопутствовавшей тебе монахини тру­ды. Не о чем скорбеть. Ежели не получила за свои труды воздания от матушки Игуменьи, то от Бога получишь (преп. Иларион).

Воздержание

Воздержание умеренное полезнее всего (преп. Никон).


Пишешь о том, что у вас там делается, например, о чайных претензиях. Старинная пословица: с кем поживешь, так и прослывешь. Ежели сорокалетняя избалованная N., и притом с неполным здоровьем, чтобы много не отстать от других, пила прошлый пост чай без сахару, то нет ничего удивительного, если молодые деревенские девушки, не при­выкшие много к чаю, совсем его и не пили. Правда, что чай в монастыре привыкших к оному немало облегчает, но зато много вредит тем, которые его прежде не пили. Такие так к чаю пристращаются, что и меры в оном не знают. А в известно, что первозданные Адам и Ева чрез вкус и вкушение были изгнаны из рая. Поэтому всеми святыми отца­ми и предписывается начинающим благочестие прежде все­го воздержание вкушения. Чтобы возбранение чаю не так тяжело казалось малодушным, то любящим есть щи возбра­нено до времени употреблять и щи. По видимому вещь малая или дело маловажное, но в сущности оно очень важ­но. Чрез такое испытание, по видимому и не совсем умест­ное, явно доказывается отсечение своей воли и искреннее послушание, свидетельствуемое Евангельским словом Само­го Господа: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16, 24). Отвергнуться себя значит отвергнуть хотения своей воли и своих разумений. Взять крест значит нести тяжесть послу­шания, так как Сам Христос был послушлив до смерти крестной. Все это пишу, чтобы подтвердить строгое, но мудрое распоряжение того, от кого оно произошло. Есть малорос­сийская пословица «про то первый знает». Воздержание и послушание многим принесло пользу, а необузданная свобо­да иным много повредила, а иных и совсем погубила. А мы ведь решились искать спасения, то и да держимся всего приводящего к спасению, а отводящего от оного всячески да удаляемся. Я пил и пью теперь чай, как больной, иногда и не во­время, но очень сожалею, что прежде ел и пил без осо­бенной надобности, когда можно было бы и воздержаться, с большей пользою душевною. Может быть, и не был бы так нездоров и болен, а то от чайной испарины не раз простужался. Впрочем, ты, К., чай пей, только дело духов­ное разумей, а молодым, и особенно простым, полезно и воздержаться по многим причинам. Первая из этих причин есть та, что предположено было устроить общину на стро­гих правилах, так как послабление во многих обителях было поводом ко многим непозволительным слабостям. Я хоть и сам слаб, и слабо живу, но ублажаю твердо и воздержанно и подвижно живущих. И Сам Господь при­зывает на вечный покой труждающихся и обремененных (преп. Амвросий).


Ангели с пастырьми славословят. За что такой чести и славы сподобились простые пастыри? За свое простосерде­чие и за простой образ их жизни, которую святой Иоанн Златоуст по суровости и лишениям уподобляет житию Предтечи. Ели они только один хлеб и пили из источника воду, где приходилось. А сказано в псалмах: «от потока на пути пиет, сего ради вознесет главу» (Пс. 109, 7). Кто же питается роскошными снедями и пьет дорогие пития, того мысль не может возноситься горе, а бродит и пресмыка­ется долу по земле (преп. Амвросий).

Возношение

Ты пишешь о своем возношении при сторонней похва­ле и просишь наставить, как избавиться от оной? На это мы много имеем учения в слове Божием: «что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лк. 16, 15) и «ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18, 14). Помня сии слова, низлагай привозникающие хва­лебные помыслы. И как скоро помыслишь о себе нечто высоко, то и знай, что самым сим ты ниже и хуже других стала, кроме других твоих немощей и поползновений (преп. Макарий).


Возношение, т. е. гордость, так пагубна, что и с высоты добродетелей низвергает в бездну страстей и пороков... (преп. Макарий).

Воинство

Написали вы.., что ваш N., увидев, что вы читаете книгу преосвященного Феофана, с раздражением, указывая на книгу, сказал: «пусть он мне докажет, что Церковь права, разрешая убийство на войне, когда Иисус Христос сказал: «не убий». Но, во-первых, снаряжением войска и отправкою на место военных действий, чтобы убивать врагов, занимает­ся вовсе не Церковь, а государственная власть, которая в подобных случаях может и не послушаться Церкви, в осо­бенности, если эта власть находится в руках иноверного правительства, как, например, в Турции. Там, отправляя на войну солдат, султан не только не спрашивается с хри­стианскою Церковью, но и не обращает на нее никакого внимания. Следовательно, Церковь вовсе тут ни при чем. У нас, впрочем, Церковь и в военных действиях принимает участие, но какое? Тогда как государственная власть от­правляет воинов карать врагов дерзких и непокорных, Свя­тая Церковь, наоборот, внушает воинам не щадить своей собственной жизни, свою собственную кровь проливать за святую Православную веру, державу, царя и дорогое отече­ство. Так она и молится в святых храмах за убиенных воинов: об упокоении душ всех православных воинов, за веру, царя и отечество на брани живот свой положивших. N. ваш все-таки может возразить: «по крайней мере, Цер­ковь не запрещает убивать на войне врагов». Но если ей запрещать это, тогда она должна столкнуться с государ­ственною властью, и в таком случае одни из воинов перей­дут на сторону Церкви, а другие останутся на стороне правительства, и произойдет взаимная резня, а враги, узнав об этом, свободно заполонят наше отечество. Ужели это лучше будет? И если бы, прибавим к сему, в руки свободно пленивших наше отечество врагов, например, китайцев, пер­вым попался бы ваш N., и они стали бы его живого распиливать, как бы он тогда стал философствовать о войне. Интересно было бы послушать. Во-вторых, на вышеприведенные слова вашего N.. при­писывающего Господу Иисусу Христу слово «не убий», от­ветим, что Господь вовсе этой заповеди не давал, а только привел эту заповедь из Ветхого Завета: вы слышали, что сказано древним (т. е. в Ветхом Завете): не убий. Под­линная же заповедь Господа следующая: «А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, под­лежит суду» (Мф.5, 22). Вот видите, что Господь запре­щает не убийство, запрещенное еще в Ветхом Завете, а, как Совершитель закона, старается искоренить из сердца чело­веческого самую страсть гнева, от чего люди доходят иног­да и до убийства. Из сего, в-третьих, можно видеть, что Господь, препода­вая людям заповедь не гневаться, вел здесь речь вовсе не о войне, так как Он и пришел на землю не для того, чтобы основать видимое государство, и не писать государственные законы, а для того, чтобы спасти людей, и потому был Учи­телем нравственности и преподавал людям нравственные уроки, которые относились, как и теперь относятся, к каж­дому лицу в частности. По-нашему, попросту, можно выра­зиться так: при исполнении заповедей Евангельских каждый смотри сам за собой, тогда и дело будет хорошо. Поэтому и Господь предостерегал людей, даже с угрозою, говоря: «не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1), направляя по­следователей Своих к тому, чтобы более внимали себе и своему спасению (преп. Амвросий).

Воля

Ты показываешь желание отвергать свою волю и разум; это первый шаг к благоугождению Божию, но надобно пока­зать это на опыте, по вступлении твоем в обитель проходящих сей путь, а до того времени имеешь и теперь к сему случай. Первое: против воли твоей удерживание тебя в мире – вот отвержение. Второе: всякий помысл, слово и деяние, противное заповедям Божиим, отвергать, вот и это отвержение, а всего более стань с отвержением помыслам высокоумным, представляющим тебе твои исправления, а ближних уничи­жающим (преп. Макарий).


Покорность же родителям отсечением своей воли нужна и полезна, ибо ты должна себя к этому приуготовить и приучить заблаговременно; там, т.е. в монастыре, первый долг — отвержение себя, своей воли и разума, к чему слова Спасителя нашего нас призывают: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой» (Мф.16, 24). Отвержение-то своей воли и разума соделывает крест или скорбь, служащие нам на спасение (преп. Макарий).


Не доверять себе и не следовать своему разуму и воле есть путь ко смирению; без него же, хотя бы и доброе что было нами сделано, — Богу неприятно (преп. Макарий).


Вы должны знать, что подвиг сей <монашество> небеструдный, ибо Господь сказал: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» (Мф.16, 24). Отвержение себя состо­ит, главное, в отвержении своей воли и разума и покорении оных пастырю и руководителю вашему ко спасению, чрез что может человек достигнуть смирения и освободиться стра­стей и греховных действий, и так помощью Божиею полу­чить спасение (преп. Макарий).


Вот так-то будет лучше — повиноваться и отвергать свою волю. Будешь так поступать, и впредь во всем тебе будет тебе хорошо и радостно (преп. Исаакий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>