Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

В Та­ин­стве по­ка­я­ния, или, что то же, ис­по­ве­ди, раз­ры­ва­ют­ся век­се­ля, т.е. унич­то­жа­ет­ся ру­ко­пи­са­ние на­ших сог­ре­ше­ний, а при­ча­ще­ние ис­тин­но­го Те­ла и Кро­ви Хрис­то­вых да­ет нам си­лы пе­ре­рож­дать­ся ду­хов­но.

преп. Варсонофий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Воспитание детей

Еще в Ветхом Завете сказано: «Сын ненаказанный скорбь отцу и печаль матери» (Ср.: Притч. 17, 25), т. е. сын, не наставленный в страхе Божием и законе Господнем. В настоящее время многие родители детей своих учат мно­гому, часто ненужному и неполезному, но нерадят о том, чтобы наставлять детей страху Божию и исполнению запо­ведей Божиих, и соблюдению постановлений Единой Собор­ной Апостольской Церкви, отчего дети большею частью бы­вают непокорны и непочтительны к родителям, и для себя, и для отечества непотребны, иногда и зловредны (преп. Амвросий).


Вас тяготит забота, как дать детям вашим христиан­ское воспитание, и выражаете эту заботу так: «всякий день на опыте вижу, что не имею достаточно твердости к испол­нению долга по совести, и чувствую себя весьма неспо­собною сложить душу человека по образу и по подобию Божественного учения». Последняя мысль выражена очень сильно и относится более к содействию и к помощи Божией, а для вас довольно будет и того, если вы позаботи­тесь воспитать детей своих в страхе Божием, внушить им православное понятие и благонамеренными наставлениями оградить их от понятий, чуждых Православной Церкви. Что вы благое посеете в душах своих детей в их юности, то может после прозябнуть в сердцах их, когда они придут в зрелое мужество, после горьких школьных и современных испытаний, которыми нередко обламываются ветви благого домашнего христианского воспитания (преп. Амвросий).


Пишете: «желала бы я, чтобы мы избегли с мужем того пагубного разногласия в деле воспитания, которое почти во всех супружествах вижу я». Да, вещь эта действительно премудреная! Но спорить об этом при детях, вы и сами заметили, что неполезно. Поэтому, в случае разногласия, лучше или уклоняйтесь и уходите, или показывайте, как будто не вслушались, но никак не спорьте о своих разных взглядах при детях. Совет об этом и рассуждение должны быть наедине, и как можно похладнокровнее, — чтобы было действительнее. Впрочем, если вы успеете насадить в сердцах детей ваших страх Божий, тогда на них разные человеческие причуды не могут так зловредно действовать (преп. Амвросий).


На мои слова о молодежи, что вести их трудно, батюш­ка сказал: «не беда, что во ржи лебеда, а вот беды, когда в поле ни ржи, ни лебеды». Прибавил еще: «сеешь рожь, растет лебеда; сеешь лебеду, растет рожь. «В терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21, 19) и «претерпе­вши до конца, той спасен будет» (Мф.10, 22). А ты терпи от всех, все терпи, и от детей терпи» (преп. Амвро­сий).


Пишете, что замечаете в сыне вашем сухость или мало чувства и другие недостатки. Но в детстве вообще не у многих бывает истинное, настоящее чувство, а большей частью оно проявляется в более зрелом возрасте, уже тогда, когда человек более начнет понимать и кое-что испытает в жизни. Притом избыток внутреннего чувства незаметно служит поводом к тайному возношению и осуждению других, а недостаток чувства и сухость неволь­но смиряет человека, когда он станет понимать это. По­тому много не огорчайтесь тем, что замечаете в сыне вашем этот недостаток, со временем, может быть, и в нем неизбежные в жизни испытания пробудят должное чув­ство, а только позаботьтесь о том, чтобы передавать ему по возможности обо всем здравые понятия, согласно учению Православной Церкви. Пишете, что до сих пор сами зани­мались с ним и прошли с ним Священную историю Ветхо­го Завета, и спрашиваете, как и чему его учить и кого избрать для этого? Прошедши с ним Ветхий Завет, вам самим должно кончить это дело, то есть перейти к Новому Завету, а потом уже начать катехизическое учение. Вы боитесь, что сухость катехизиса не прибавит ему теплоты. Катехизис никому не прибавляет теплоты, а довольно того, чтобы дети имели правильные понятия о догматах и других предметах Православной Церкви (преп. Амвросий).


Вы затрудняетесь выбором и назначением духовника. Чтобы своего духовника не огорчить, только наперед сами объясните ему все то, что находите нужным и полезным для вашего сына, с прибавлением прошения исполнить это, так как по вашему сознанию священная обстановка при испо­веди для ребенка нужна, хотя для понимающего она осо­бенного значения не имеет. Перед исповедью и сами вы займитесь вашим сыном и приготовьте его к этому таинству, как сумеете. Заставьте его перед исповедью прочесть заповеди с объяснением. Касательно исправления его недостатков вообще, можете ему говорить иногда полушутливым тоном: «ты — ведь молодой князь, чрез такие поступки не ударяй себя лицом в грязь» (преп. Амвросий).


Пишете, что вы глубоко уверены, что нет для человека иного источника благополучия на земле и вечного блажен­ства на небе, кроме Церкви Христовой, и что все вне оной — ничто, и желали бы передать это убеждение детям своим, чтобы оно было как бы сокровенной их жизнью, но вам кажется, что не имеете призвания учить и не можете говорить с должной силою убеждения об этом великом предмете. Как мать чадолюбивая, сами передавайте сведе­ния об этих предметах вашим детям, как умеете. Вас в этом заменить никто не может, потому что другим вы должны бы еще сперва растолковать ваши понятия и желания, и при­том другие не знают ваших детей и их душевное располо­жение и потребности, и притом слова матери более могут действовать на них, нежели слово постороннего человека. Наставления других действуют на ум, а наставления мате­ри на сердце. Если же вам кажется, что сын ваш многое знает, многое понимает, но мало чувствует, то, повторяю, не огорчайтесь и этим. А молитесь о сем Богу, да устроит полезное о сыне вашем, якоже весть (преп. Амвросий).


Детей вы обязаны учить, а от детей сами должны учиться, по сказанному от Самого Господа: «если не будете, яко дети, не внидите в Царствие Небесное (Мф. 18, 3). А святой апостол Павел протолковал это так: не дети бывайте умом, но злобою младенчествуйте; умы же совершении бывайте (1Кор. 14, 20) (преп. Амвросий).


Спрашиваешь, как приучать питомицу твою к серьез­ным занятиям, но сама сознаешь трудность своего дела. Особенно мудрено советовать издали, когда не знаешь, как будут приняты наши слова. Предложи сперва, чтобы из дня сделали день и из ночи — ночь, а когда в этом будешь иметь успех, тогда можно будет думать и о другом. И во­обще, соображаясь с обстоятельствами, делай, что можешь, призывая помощь Божию и содействие свыше от Господа, Иже хощет всем спастися и в разум истины прийти. В благие минуты можешь сказать питомице, что она, как христианка, кроме журналов должна читать духовные кни­ги и на слово не верить всякому вздору без разбора — что можно родиться из пыли и что люди прежде обезьянами были. А вот это правда, что многие люди стали обезьянам подражать и до степени обезьян себя унижать (преп. Амв­росий).


Приготовляя детей ваших для светской жизни, попек­лись ли вы насадить в сердцах их веру и страх Божий, которые бы были руководителями их к будущей жизни? Молитесь Господу, да сохранит Он сердца их от плевел, насеваемых супостатом посреди пшеницы (преп. Макарий).


Детям дайте доброе воспитание относительно нравст­венности, и, когда они будут достойны и будет им полезно, Бог силен обогатить их или даровать нужное и довольное (преп. Макарий).


Ты старайся воспитывать их <детей> православно-религиозно, смиренно, насади на юных сердцах их семена добродетелей... насажденное в юности принесет плод в свое время, если бы и уклонились мало чрез сообращение. Это я вижу на многих и даже на ближних. Касательно театров — теперь можно отклонять от них, по юности их, и что для них непонятно и неполезно, а братья хотя и бывают, но они старше, или иную какую причину предста­вить, а впоследствии, когда войдут в сообщество, нельзя от этого удержать, но пока теперь не допускать, по раннему их возрасту. Да они должны иметь примером вас <родителей>, что вы не бываете на сих зрелищах, познавши, что оные токмо обворожают чувственность, а пользы душе не при­носят... (преп. Макарий).


Будьте осторожны, как поступать с С., Господь да вразумит вас, дабы и не слишком строго, и не слабо, а наблюдать средину. Вы учите ее басням, это не худо, только тут добродетель похваляется, а порок охуждается, только и всего, а надобно что-нибудь потверже предложить: страх Божий, ибо он есть «начало премудрости» (Притч. 1,7) и «страхом Божиим уклоняется всяк от зла» (Ср.: Притч. 16, 6). Надобно внушать, что Бог видит не токмо дела наши и слова, но даже и помышления, и за добродетель награждает, а за порок наказует, это учение находится во многих учениях христианских для детей. Не мешает кате­хизис ей учить, и следить за ее нравственностью; Писание говорит: «прилежит человеку помышление на зло от юно­сти его» (т.е. по падении человека) (Ср.: Быт. 8, 21), а навык к добродетелям облегчает это, так как и ко злу навык противится добродетелям, и потому надобно зло истреблять, а добродетель насаждать: «уклонись от зла и сотвори благо» (Пс. 33, 15). О С. опять скажу слово: надобно, чтобы она замечала свои пороки и смирялась чрез то, и раскаивалась бы в них. Басни я совсем не осуждаю, но она будет видеть только чужие пороки и осмеивать их, а себя — свободной от оных, и сим увлекаться в тщеславие (преп. Макарий).


Пишешь, что N. скорбит на тебя за строгое с ним обращение, но в этом нет ли твоей вины в том, что в детстве и юности баловал его и снисходил шалостям, то это в нем и утвердилось; и тебе да будет пример и на других детях, чтобы не допускать их исполнять свою во­лю, то они и приобвыкнут к сему. Строгое обращение не мешает иметь к N., но иногда и снисходить и прощать, а особливо когда сознается, и внушать ему, какой может быть большой вред для него от сотоварищества людей вольного обращения, и молить Господа, да укрепит его в истине, благости и разуме (преп. Макарий).


Трудный вопрос о детях: когда бывают в кругу род­ных и сверстников, допускать ли их к картам и к танцам? Как это решить — не знаю. Что вошло в обычай светских обращений, трудно противостать, сообращаясь с миром. Просто надобно быть исповедником, перенося укоризны, на­смешки и презрение. Но и допустить с юных лет до карт, это может со временем обратиться в привычку и даже в страсть, также и танцы, которые назвал один мудрый про­поведник «Иродиадино искусство» и которые мир считает невинным удовольствием в обществе, а в сущности оные греховны. Сколько можно, надобно внушать детям, что для них вредно и то и другое, но они, смотря на других детей, упражняющихся в сих забавах, или будут им завидовать, или осуждать, а себя считать лучшими их. И тут подоба­ет иметь мудрость, но не с своим разумом, а молить Госпо­да, да упремудрит вас, как поступать в воспитании детей, и да сохранит их от тлетворного духа вредных обычаев мир­ских (преп. Макарий).


...Предлагаю тебе мой совет: иметь к матери почтение и любовь, кроме того, что она вас любит и имеет о вас материнское попечение, долг естества и закон духовный повелевают любить родителей и дорожить их благослове­нием, ибо оно доставляет детям всякое благо, и временное, и вечное. Ежели бы маменька твоя в чем и неправильно судила, тебе надобно с самоукорением потерпеть, а когда не укоришь себя, приимешь скорбь с укорением ее, хоть и не словом, но мыслию, — то у тебя и сделается в сердце не­устройство, то есть враг, древний змий, излиет свой яд, и уже на лице явится маменьке немирствие, и ей возвеща­ется сей твой залог; она же, не имея сведений духовного делания, еще более на тебя оскорбится (преп. Макарий).


Вы думаете, что у детей кровавый понос оттого, что даете им в постные дни скоромную пишу, но они страждут это за грехи и невоздержание родителей. А в рассуждении употребления скоромной пищи старцы рассуждают так, что можно оною кормить их до трех лет, а в случае недугов их и до четырех, в каковом мнении их и я беспрекословно соглашаюсь с ними (преп. Антоний).


...О том, что он очень резвится, неприятно мне слы­шать. Дай Бог ему в характере быть похожим на овечку, а не на козленочка! Овечки бывают тихи, смирны и послуш­ливы, а козленочки резвы, прыгливы, крикливы и бодливы, и за это самое они никому не приятны (преп. Антоний).


Вы думаете, что сыну вашему полезнее всегда быть при вас, но кто это знает? И при вас, если Бог попустит, он может испортиться, и на чужих руках — сохраниться без вреда. Но где бы ни были дети ваши, с вами ли или в каком-либо заведении, внушайте им христианские правила и поручайте их Богу и заступлению Божией Матери (преп. Макарий).

Вражда

...Вы впали в такое страшное искушение, что не хотите кончить своей вражды христианским примирением, несмот­ря на то, что вы, просто по-человечески, воздали уже сугубо своему противнику: за дерзость пощечиною, а за пощечину приколотили его, как могли, в полном разгаре огорченного сердца и оскорбленного вашего самолюбия. Кажется, до­вольно было бы уже сего. Но нет. Вы хотите еще кончить вражду свою по-язычески, т. е. по примеру людей неверую­щих, которые не верят ни будущей жизни, ни будущему вечному блаженству, ни будущим вечным мукам — кончить дуэлью, этим адским узлом двух убийств, или, вернее, соеди­нением убийства с самоубийством, потому что хотя один иногда и остается в живых, но тот и другой думал убить и себя самого добровольно подвергал умерщвлению, наперед душевно умирая. Прилично ли все это вам, старому христи­анину, столько лет упражнявшемуся в делах благочестия и изведавшему силу животворных заповедей Христовых, от­крытых нам во Святом Евангелии? Посмотрите на Началь­ника Веры и на Совершителя нашего спасения, Сына Божия, Царя Ангелов и Архангелов, как не отвратил Он лица Своего от заплевания и заушения и смиренно перенес всякий вид поношения и уничижения! Мы же, нарицающиеся последователями Его и желающие воцариться с Ним в неизреченной Его славе, не хотим по-христиански смирить­ся и тогда, как вдвое уже по-человечески воздали своему противнику за его оскорбление. Какой пример подадите вы юным, в таких сединах своих, если благоразумно не захотите окончить вражду вместо дуэли христианским примирени­ем? Положим, что он первый вас вызвал на дуэль. Но он, как видно, человек маловерующий или и более сего. Безрассудно последовать тому, кто хочет ринуться в пропасть и же приглашает собеседника своего. Умоляю вас именем Господа нашего Иисуса Христа, смирившегося до рабия зрака и понесшего всякого рода оскорбление и бесчестие ради нашего спасения: понесите вы благорассудно, ради свое­го спасения, нанесенное вам оскорбление, не примешивая тут никого, и ни для кого, и ни для чего. Хорошо пожертво­вать своею душою для Господа, для пользы ближнего и для собственного своего спасения. Но не только не хорошо, но и безрассудно и достойно всякого сожаления пожертво­вать собою для погибели другого и для погибели собствен­ной своей вечной, нескончаемой, невозвращаемой никогда <души>. Подражайте Искупителю нашему, молившемуся к Отцу Своему за распинавших Его: «отпусти им, не ведят бо, что творят» (Лк. 23, 34). Можно то же сказать о противнике вашем: не весть бо что творит, вызывая вас на взаимное убийство. Молитесь смиренно и искренно Господу, чтобы простил ошибку вашу и его неведение. Думаю, что незадолго пред случившимся искушением вы читали Святое Евангелие, где во многих местах говорится о прощении обид и о любви к врагам. Будьте истинным евангельским после­дователем, верою и смирением сокрушив козни врага неви­димого (а не того, на кого враждуете), ищущего погибе­ли обоих вас, чрез вражду, и особенно чрез закоснение в непримирении (преп. Амвросий).


Местные отцы и братия! Вот и с Животворящим Крес­том в руках прошу и умоляю вас прекращать между собою неудовольствия. Неудовольствия, если не сказать вражда, увеличиваются. Если это так в миру, то да не будет сего между нами в обители. Первая заповедь — любовь. Апос­тол Павел сказал: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, но любви не имею, то я кимвал звенящий» (Ср.: 1Кор. 13, 1). Любовь выше всего. Я вам решил это напомнить в день памяти святого Иоанна Богослова, апос­тола Любви... Не останавливайтесь на одной внешней исправности, хотя и она нужна, но главное — это искоренение из сердца страстей, в особенности злобы... (преп. Варсонофий).


...Те, которые на нас негодуют, они нас научают любомудрствовать в испытании себя: точно ли мы христиане? любим ли врагов наших? — и познанию в сем нашей немощи (преп. Макарий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>