Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Осо­бен­но не тре­вожь­ся хуль­ны­ми по­мыс­ла­ми, ко­то­рые яв­но про­ис­хо­дят от за­вис­ти вра­жи­ей. Со сто­ро­ны же че­ло­ве­ка по­во­дом к оным бы­ва­ет или гор­де­ли­вое са­мом­не­ние, или осуж­де­ние дру­гих.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Покаяние

...Покаяние тогда только истинно, когда человек, восчувствуя грехи свои, коими прогневал Создателя своего, оставляет греховное действо, сожалеет об оных и раскаи­вается, и удостаивается прощения благодатью Христовою чрез разрешение священнослужителя Церкви. А когда не оставляет, хоть и кается, то сие не есть покаяние, а даже и опасное, чрезмерное и безрассудное упование на благость Божию, которое так же, как и отчаяние, в равной мере судится пред Богом (преп. Макарий).


Покаяние, говорю, не тогда только, когда придешь к духовнику на исповедь, но имей всегдашний залог оного в сердце своем, памятуя грехи свои, о которых ты кратко воспомянул; чувствуя, кого ты оными оскорбил, удобнее востягнешься <удержишься> от повторения оных (преп. Макарий).


..К смерти мы всегда должны готовиться покаянием, действительность коего измеряется не числом поклонов, а сердечным усердием. Помни, что «жертва Богу дух сокру­шен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс.50, 19), и потому, когда не исполнишь правила, по слабости ли сил или по другой какой причине, заменяй сей недостаток самоукорением и смирением... (преп. Мака­рий).


Пишешь ты, что живешь во всяком нерадении и мно­го грешишь, а покаяния не имеешь, других осуждаешь; поэтому ты еще не ощутила того в чувстве сердца, что ты грешна, а только языком произносишь сие слово. По­старайся в чувстве сердца иметь себя грешну, от сего стяжешь и смирение, не станешь других судить, а паче не подлежащих твоему суду, стяжешь и покаяние с умилени­ем... (преп. Макарий).


Взывая к Богу с покаянием о грехах своих, нельзя опа­саться впасть в прелесть, но мысль, будто бы сим делаю одолжение Богу, должно отвергать и далеко отгонять от себя. Кающийся грешник смеет ли когда о сем подумать, когда он ищет и ожидает милости от Бога, подобно мы­тарю, блудному сыну и блуднице? Они смиренно были про­никнуты чувством своей греховности, не смели даже и очей возвести на небо или нарещися сыном, и в таком положе­нии Господь призрел на них и даровал им прощение гре­хов их (преп. Макарий).


Писать все надо, и плохое, и доброе, и искушения, и утешения, это и есть истинное откровение. Покаяние надо всегда приносить и вечером, и еще лучше по совершении греха (преп. Иосиф).


Покаяние тогда истинно, когда после него все усилен­но будешь стараться уже жить как должно, а без этого оно мало действительно, если каешься лишь бы прогово­рить о грехах, а жить по-старому (преп. Иосиф).


Когда видишь, что не исправляешься, а только прила­гаешь грехи к грехам, то надо стараться приносить в них покаяние. Спеши открывать язвы душевные пред Господом и ищи разрешения и прощения. И если по прощении опять в то же впала, опять прибегай к покаянию, и так до конца. И Бог, видя твой труд, твое покаяние, не оставит тебя без Своей помощи и милости. Если Он нам завещал про­щать кающемуся брату седмьдесять раз седмерицею, то не больше ли Сам подаст нам прощение, когда мы прибегнем к Нему с покаянием. А что страсти не отступают, то сие по смотрению Божию. Пишут святые отцы, что страсти и падения смиряют человека, приводят его в сокрушение сердечное и тем привлекают ему Божие милосердие (преп. Иосиф).


В словах самохваления и самооправдания всегда кро­ется непокорность и гордость, чего отвращается Бог. По согрешении немедленно надо «бежать», скажешь: куда же? — К тихому пристанищу сердечного покаяния. Каж­дый вечер перед сном выскажи Богу Сердцеведцу все свои погрешности, соделанные в деле, слове, в помыслах, и верь, что Бог принимает твое сердечное покаяние. При этом старайся сокрушать свое сердце памятью внезапной смерти (преп. Иосиф).


Конечно, надо всеми силами бегать и удаляться греха, ибо если мы будем сами по своему нерадению впадать в грехи, то заслужим только большее осуждение. А в случаю­щихся невольно или по нашей немощи, да будем очищаться покаянием. Избегай гордости, ибо она бывает причиной многих и лютых падений. Смиряйся, укоряй себя, считай себя последнейшей и хуже всех, не осуждай никого, то и милость Божию получишь. С сестрой принуждай себя поми­риться, так нехорошо жить (преп. Иосиф).


Бог будет судить о покаянии не по мере трудов, а по мере смирения. В оный день Бог будет судить нас не о псалмах, не за оставление нами молитвы (так и когда-либо правила), но за то, что не покаялись! Велия бывает ра­дость Ангелам на небеси о едином грешнике кающемся. Будем же молиться: «Господи, помилуй. Господи, даруй ми смирение и кротость». Или же: «имиже веси судьбами спа­си меня, Господи!» И Господь по милости Своей помилует и спасет нас всех Своею благодатью. Каждый день и каждый час клади начало ко исправ­лению, и Бог милости, человеколюбия и щедрот подаст и нам руку Своей помощи, как Петру, святому апостолу, уто­пающему в волнах морских (преп. Иосиф).


Старайся прежнее забывать да приноси покаяние пред Богом. Если что не исповедано имеешь из прежней жизни, то надо исповедать духовнику на исповеди, а то все будешь вспоминать оное (преп. Иосиф).


Пишешь, что во всем неисправна. Надо покаяние все­гда приносить Господу в своих неисправностях и понуждать себя к исполнению заповедей Господних и монашеских обе­тов. При этом же надо зазирать себя в неисправности, и считать себя хуже и грешнее всех, и смиряться пред Гос­подом в сердце своем. Смирение заменяет недостаток дел (преп. Иосиф).


Все человечество можно разделить на две части: фа­рисеи и мытари. Первые погибают, вторые спасаются. Берегите это сознание своей греховности. Это — самое драгоценное перед Богом. Что спасло мытаря? Конечно, сознание своей греховности: «Боже, милостив буди мне грешному!» Вот эта молитва, которая прошла уже почти два тысячелетия. Но смотрите, мытарь сознает себя грешным, но в то же время надеется на милость Божию. Без надежды нельзя спастись... Господь сказал: «Я пришел спасти не праведных, а грешных...» (Ср.: Мф.9, 13). Кто здесь разумеется под праведниками? Это, конечно, отно­сится и к человекам, не сознающим своей греховности, но все-таки грешным (преп. Варсонофий).


Вы знаете, какая у диавола тактика? Вам это надо знать. Он, зная, что какой-либо человек имеет грех более или менее тяжкий, старается, чтобы человек в нем не пока­ялся. С этой целью он всячески умаливает степень тяже­сти греха, внушая такие мысли: «Это не важно, Бог тебе это простит», — и тому подобное. И даже старается, чтобы человек забыл об этом грехе. Но когда этому человеку удается как-либо исповедать духовнику на исповеди грех, то диавол всячески увеличивает тяжесть греха, внушая, что грех этот настолько велик, что Бог даже никогда не про­стит. И старается привести человека в уныние и отчаяние. Видите, как хитер враг. Он отлично знает, что исповедью смываются все грехи, поэтому и не допускает человека до исповеди, а если он исповедуется, то враг всячески смуща­ет... (преп. Варсонофий).


«Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя» (Пс.117, 18). Для чего же? Чтобы мы покаялись. И остепенились. А мы с тобой так, кажется, и сгнием бессознательно. Нам все-то мгла страстей не нравится. Поди ты. Нам бы все Солнце Правды сияло, а люди за это мо­лились бы, постились. Люди бы смирялись, а мы бы смея­лись. И утешение нам все-таки подавай. Неразумная по­слушница: да в этом-то весь и секрет, чтобы потомить-то нас. «Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется», говорит Святое Писание (2Кор. 4, 16) (преп. Анатолий).


Радуюсь за тебя, М., что поборола врага своего, как радовался полк белоризцев после низложения исполина мурина святым Андреем Юродивым. Да не один полк, а - все неисчетные полки Небесных Сил радуются, по слову Самого Господа, «о единем грешнице кающемся» (Лк. 15, 10). Мир тебе и спасение! И благословение Господне отныне и до века. «Несть грех не прощен, точию нераскаянный». Так учат святые отцы. Если бы весь мир был перепол­нен твоими грехами, то одна капля крови Спасителя все сожжет во мгновение. Собери грехи всего мира, учит Зла­тоуст, они все-все окажутся, как одна капля в беспредельном море (преп. Анатолий).


Если когда согрешишь и тотчас обращаешься к Богу каяся — это очень хорошо. Так и должно. И Господь про­стит. А духовнику или старцу после сказать — если важен грех (преп. Анатолий).


Можно отказаться от послушания дерзко и можно с тихостью, с просьбою помиловать твою немощь. Результат выйдет совсем другой (преп. Анатолий).


Ежедневно перед сном надо вспомнить грехи, соделанные за день, и покаяться в них пред Господом (преп. Никон).


Основание нашего спасения — покаяние (преп. Никон).


Имей общее покаянное чувство. Имей смирение. Терпи все, что тебе посылает Господь, и Он, Милосердый, примет твое покаяние и помилует тебя (преп. Никон).


Только у Господа и в Господе ты можешь найти себе мир душевный. Твоя истерзанная душа только в Господе, в покаянии и исправлении жизни может найти себе отра­ду. Грех ядом своим убивает душу человека. Воскресает душа от живительного действия покаяния. Когда покаешь­ся, тогда увидишь на своем собственном опыте истину слов моих. Да отыдет от тебя далече всякое уныние. Господь простирает Свои святейшие руки, готовые принять тебя, как и всякого другого грешника кающегося, в объятия Отча. Если Господь не отвергает кающихся грешников, как мытаря, как блудницу, как Павла апостола, преподобную Марию Египетскую и других многих, то не отвергнет тебя и иерей православный. Лишь только кайся, лишь скажи от сердца: «Согреших, — прости!» О покаянии твоем возра­дуются и Господь, и Ангелы, и человеки Божии. Опечалива­ет их коснение во грехах. Итак, приступи ко Господу во смирении и покаянии, оставь увлечение грехом, вкуси от чаши покаяния и увидишь благость Божию, ибо сказано: «Вкусите и видите, яко благ Господь» (Пс.33, 9). Да вра­зумит тебя Господь! (преп. Никон).


Старайтесь иметь душевную и телесную чистоту, ста­райтесь после исповеди уже не грешить сознательно, про­извольно не грешить в надежде на покаяние, так как, по учению Святой Православной Церкви, если кто грешит в надежде на покаяние, тот повинен в хуле на Духа Святого (преп. Никон).


К нам, духовникам, приходят люди, больные душою, каяться в своих грехах, но не хотят с ними расстаться, особенно не хотят расстаться с каким-либо любимым сво­им грехом. Это нежелание оставить грех, эта тайная лю­бовь ко греху и делает то, что не получается у человека искреннего покаяния, а потому не получается и исцеления души. Каким человек был до исповеди, таким оставался во время исповеди, таким продолжает оставаться и после ис­поведи. Не должно быть так (преп. Никон).


Батюшка... рассказал, как два инока за одну вину были посажены в темницу на 40 дней, и когда их выпустили, то их наружность оказалась разной: один похудел, как щепка, а другой вышел розовым, радостным. Братья спросили о том, что каждый из них думал. Один, который сделался худым, сокрушался о своем гре­хе, укорял себя и плакал, просил у Господа прощения, чис­тосердечно каялся. А другой, сознавая всю тяжесть своей вины, от глубины души благодарил Господа, что Он, по милосердию Своему, за тяжелый его грех дает здесь ему потерпеть и покаяться. Братья помолились, чтобы Господь открыл им, проще­ны ли они, эти два брата, и узнали, что они оба прощены одинаково (преп. Никон).


Оживление души совершается волей Божией и силой Божией, но от человека требуется его произволение в при­несении Богу покаяния. Срок покаяния, потребного со­грешившему, известен Единому Богу. Кающийся грешник, будучи как бы даже забыт Богом, как ему кажется это, по чудному усмотрению Божию обретает пользу душевную, приходит в преуспеяние. Господь ведет ко спасению! Дивная премудрость и благость Божия в попущениях Божиих человеку падать (преп Никон).


Признание суда Божия о нас праведным, ибо все погрешили. Пусть совесть каждого из нас подтвердит нам, что грехи наши велики. Сами мы виноваты. Надо сми­риться и благодарить Бога за все (преп. Никон).


Свойство истинного покаяния открывает глаза на свою греховность и грех вообще (преп. Никон).


Успех и радость инока в сознании своей греховности, в видении грехов своих. Нужно не только видеть свою гре­ховность, нужно и все поступки свои, всю жизнь и дея­тельность построить в полном согласии с сознанием и видением своей греховности.


Зрение грехов есть дар Божий. Его надо просить себе у Бога (преп. Никон).


В случае какого-либо поползновения в делах, словах и мыслях тотчас раскаиваться и, познавая свою немощь, смиряться и понуждать себя видеть свои грехи, а не ис­правления: от рассматривания грехов приходит человек в смирение и сердце сокрушенно и смиренно стяжавает, которого Бог не уничижит (преп. Иларион).


Дело не в сложности исповеди, а в сокрушении серд­ца: «Господь зрит сердце» (преп. Нектарий).


...Вы знаете Таинство покаяния, что оно состоит в оставлении тех слабостей, коими были мы побеждены... и в сожалении об них. Так и должны поступать, и не сомне­ваюсь, чтоб вы сего не исполнили. Но враг запинает нас каким-нибудь мнением, после наводит смущение, вы сему не покоряйтесь, но уповайте на благость Божию, не успокаивайтесь, считая себя грешною... (преп. Лев).


Какое ныне настало время! Бывало, если кто искренно раскается в грехах, то уже и переменяет свою греховную жизнь на добрую, а теперь часто бывает так: человек и расскажет на исповеди все свои грехи в подробности, но затем опять за свое принимается (преп. Амвросий).


Один все грешил и каялся, — и так всю жизнь. На­конец покаялся и умер. Злой дух пришел за его душой и говорит: «Он мой». Господь же говорит: «Нет, он каял­ся». — «Да ведь хоть каялся, и опять согрешал», — про­должал диавол. Тогда Господь ему сказал: «Если ты, бу­дучи зол, принимал его опять к себе после того, как он Мне каялся, то как же Мне не принять его после того, как он, согрешив, опять обращался ко Мне с покаянием? Ты забываешь, что ты зол, а Я благ» (преп. Амвросий).


Грехи как грецкие орехи — скорлупу расколешь, а зерно выковырить трудно (преп. Амвросий).


 

Бывает, так говорил батюшка, что хотя грехи наши чрез покаяние и прощаются нам, но совесть все не пере­стает упрекать нас. Покойный старец о. Макарий для сравнения показывал иногда свой палец, который давно когда-то был порезан; боль давно прошла, а шрам остал­ся. Так точно и после прощения грехов остаются шрамы, т. е. упреки совести (преп. Амвросий).


 

Господь и прощает грехи кающимся, но всякий грех требует очистительного наказания. Например, бла­горазумному разбойнику Сам Господь сказал: «днесь со Мною будеши в рай» (Лк. 23, 43), а между тем после этих слов перебили ему голени, а каково было еще на одних руках, с перебитыми голенями, повисеть на кресте часа три? Значит, ему нужно было страдание очистительное. - Для грешников, которые умирают тотчас после покаяния, очищением служат молитвы Церкви и молящихся за них, а те, которые еще живы, сами должны очищаться исправ­лением жизни и милостынею, покрывающею грехи (преп. Амвросий).


 

Что ни думай, что ни толкуй, а смерти не миновать и Суда Божия не избежать, на котором воздастся каждому по делом его. Поэтому хорошо заблаговременно опом­ниться и взяться за настоящий разум. Евангельское уче­ние начинается и заканчивается словами: «покайтеся!» «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф.9, 13). «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф.11, 28—29). Призывает Господь труждающихся в борьбе со страстями и обремененных грехами и обещает успокоить их чрез искреннее покаяние и истинное смирение (преп. Амвро­сий).


 

Для истинного покаяния нужны не годы и не дни, а одно мгновение (преп. Амвросий).


 

Старец поздравил всех с праздником Всех святых и к этому сказал: «Все они были, как и мы, грешные люди, но покаялись и, принявшись за дело спасения, не огляды­вались назад, как жена Лотова». На замечание <одной из духовных дочерей>: «А мы-то все смотрим назад» сказал: «За то и подгоняют нас розгами и бичом, т. е. скорбями да неприятностями, чтоб не оглядывались» (преп. Амвросий).


 

Объясняя псаломские слова: «высокие горы - сернам; каменные утесы - убежище зайцам» (Пс.103, 18), старец говорил: «Серны, т. е. олени, — это праведники на горах, т. е. высо­ко стоят. А зайцы — грешники. Им прибежище — ка­мень. А камень — это Сам Христос, пришедый в мир не праведных спасать, а грешных привести на покаяние» (преп. Амвросий).


 

Что законоположит Господь согрешающим? Законополагает, чтобы каялись, глаголя во Святом Евангелии: по­кайтеся, «если не покаетесь, все так же погибнете» (Лк. 13, 3).


 

Некоторые из христиан от неверия совсем не каются, а некоторые, хотя и каются для порядка и обычая, но потом без страха опять тяжко согрешают, имея неразумную на­дежду на то, что Господь благ, а другие, имея в виду одно то, что Господь правосуден, не перестают грешить от отча­яния, не надеясь получить прощения. Тех и других исправ­ляя, слово Божие объявляет всем, что благ Господь ко всем кающимся искренно и с твердым намерением не возвра­щаться на прежнее. Несть бо грех побеждающ челове­колюбие Божие. Напротив, правосуден Господь для тех, которые от неверия и нерадения не хотят каяться, также и для тех, которые хотя иногда и приносят покаяние для порядка и обычая, но потом опять без страха тяжко согре­шают, имея неразумное упование на то, что Господь благ. Есть и такие христиане, которые приносят покаяние, но не все высказывают на исповеди, а некоторые грехи скрыва­ют и утаивают стыда ради. Таковые, по слову апостольско­му, недостойно причащаются Святых Тайн, а за недостойное причащение подвергаются различным немощам и болезням, а немало и умирают (преп. Амвросий).


 

Иное согрешать от немощи и согрешать удобопростительным грехом, а иное согрешать от нерадения и бесстрашия и согрешать тяжким грехом. Всем известно, что есть грехи смертные и есть грехи удобопростительные словом или мыслию. Но во всяком случае потребно покаяние искреннее и смиренное и понуждение, по слову евангель­скому, с твердым намерением не возвращаться на преж­нее. Сказано в «Отечнике»: пал ли еси, востани! опять пал еси, опять востани! Не удивительно падать, но постыдно и тяжко пребы­вать в грехе (преп. Амвросий).


 

Так ли мы поступаем, как поступил святой Давид, когда наказываемы бываем от Бога за грехи наши или бедствиями или болезнями? Святой Давид, согрешивши, каялся, исповедовался Богу и благодарил Господа за то, что согрешившего не предал его смерти, а оставил на покая­ние и исправление. Нет, мы, маловерные и малодушные, не подражаем святому Давиду, а, будучи наказуемы за грехи наши, ропщем на Бога и людей, обвиняем всех и все, вместо того чтобы смириться и приносить искреннее раская­ние в своей грешной жизни и постараться исправиться или, по крайней мере, хоть не роптать и не обвинять других, а сознавать, что терпим болезнь или бедствие достойно и праведно. Чрез такое смиренное сознание и раскаяние с твердою решимостью не возвращаться на прежнее можем получить помилование от Господа и в сей, и в будущей жизни (преп. Амвросий).


 

Пишешь, что лучше не грешить, чем каяться. Не гре­шить хорошо, а согрешившему похвально покаяться. Если удержишься на первом — хорошо, а, не удержавшись, другого средства нет умилостивить Бога, как покаяться. А что ты объяснила, в этом и запинаться не следовало бы, — и запинание твое указывает на ложный стыд. Еще скажу: Богу приятнее грешник кающийся, чем человек не согрешивший, но превозносящийся. Лучше, со­грешивши, покаяться, нежели, не согрешая, гордиться этим. Фарисей удержался от греха, но за возношение и осуж­дение мытаря лишился пред Богом своей праведности, а мытарь, и много согрешивший, чрез смиренное сознание и понесение укоризны от фарисея получил не только про­щение грехов, но и восхитил оправдание фарисея. Иди и ты путем мытарева смирения, это путь самый безопасный (преп. Амвросий).


 

...Покаяние не совершается (не оканчивается) до гро­ба и имеет три свойства или части: очищение помыслов, терпение находящих скорбей и молитву, т. е. призывание Божией помощи против злых прилогов вражиих. Три эти вещи одна без другой не совершаются. Если одна часть где прерывается, то и другие две части там не тверды бывают (преп. Амвросий).


 

Всеблагий Господь ничего от нас не требует, как толь­ко одного искреннего покаяния, и чрез оное вводит пока­явшихся в Царствие Свое Небесное и вечное, по сказан­ному в Евангелии: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.3, 2) (преп. Амвросий).


 

Едва удосужился я прочитать длинное и искреннее твое исповедание. Отныне положим начало благое исправления, которое бывает не без труда и понуждения в терпении со смирением. Но унывать не должно и не должно думать, что вдруг можно исправиться от злых навыков, но посте­пенно с Божией помощью (преп. Амвросий).


 

Всем не только можно, но и должно заботиться о благоугождении Господу. Но чем благоугождать Ему? Прежде всего покаянием и смирением. Но тебе это мало. Ты хо­чешь Господа иметь своим должником. Ты пишешь: «Гос­подь для меня все сделал, а я для Него ничего. Легко ли это?» Если кто кому должен, то, не заплативши долга, нель­зя затевать подарки. Так и мы, прежде всего, должны за­ботиться об уплате греховного долга посредством смирен­ного покаяния, которое совершается до самого гроба. — Но ты спрашиваешь: «разве при исповеди и постриге не прощаются все прежние грехи? и нужно ли до смерти каяться на молитве в прежних грехах и вспоминать их, или же предать их забвению и не смущать мысли прежними делами». Тебе уже было говорено, что о плотских грехах никогда не следует вспоминать в подробностях, особенно же на молитве не следует исчислять по виду подобные грехи, но должно вообще считать себя грешным и не­оплатным должником пред Господом. Святой апостол Па­вел сподобился получить не только прощение грехов, но и апостольское достоинство, а все-таки причислял себя к грешникам, глаголя: «из которых я первый» (1Тим. 1, 15). — Притом должно знать, что грехи прощаются не одним исповеданием оных, но потребно и удовлетворение. Разбойнику на кресте Сам Господь сказал: «днесь со Мною будеши в рай» (Лк. 23, 43). Но и после сего обетования разбойник не тот час и не без труда перешел в райское наслаждение, а сперва должен был претерпеть перебитие голеней. Так и мы, хотя прежние грехи нам при Таинстве исповеди и при принятии монашеского образа и прощены, но Божию епитимию за них должны понести, т.е. потер­петь болезни, и скорби, и неудобства, и все, что Господь посылает нам к очищению наших грехов. — Еще должно помнить Евангельское слово Самого Господа: «милости хочу, а не жертвы» (Мф.9, 13), т. е. чтобы благоугодить Господу, нужно более всего заботиться, чтобы не осуждать других и вообще иметь снисходительное расположение к ближним (преп. Амвросий).


 

Пишешь, что наскучила жизнь земная тебе. А ты за­была, что в загробной жизни грешных людей ждет? Ведь там в миллион раз трудней и скорбней, чем на земле, а в рай Божий кое-как живущих тут — не впустят. Поэтому нужно заслужить прежде покаянием и слезами оставле­ние грехов и просить Бога, чтобы дал помилование на Страшном Судищи Своем. Лучше, чтобы тут наказал, да там бы не отослал в муку вечную, заслуженную ежеднев­ными грехами. Смиряйся и исправляйся, считай себя — худшею всех на свете (преп. Иосиф).


 

Все одно пишешь, что жалуешься на себя о неисправ­лении своем и просишь во утверждение молитв святых; я хвалю твое желание и желаю, чтобы <оно> в сердце твоем произрастило достойный плод исправления и покаяния. Но знайте, что желание без дела нисколько не воспользует, так как и вера без дел мертва есть, точно так и желание без благого начала мертво есть и молитвы не только нас греш­ных, но и самих угодников не в силах помощи тем, которые сами не стараются о исправлении своем; потщись, возлюбленне, полагать с Божиею помощью начало и спасешься, и Господь тебе поможет во всем... (преп. Лев).


 

Если бы пришлось кому и преткнуться, пасть нена­меренно, недобровольно, он уврачуется покаянием, слезами, сознанием своей немощи, если не откажется впредь бороть­ся с собой, с борющим нас грехом. Таковый, если и па­дет — восстанет и устоит в своем основном направлении, не продавая себя греху. Не устоит тот, кто возлюбил более добродетели грех, наслаждение грехом, кто убоится скорбей по самосожалению, кто по вражию внушению, не видя в себе желаемого благого плода, откажется и от посильного понуждения себя, сочтя по гордости своей, что если, мол, я недостоин и неспособен получить вскоре и даже никогда то, что получили прежние и другие, то и трудиться нечего понапрасну, а какие-то крохи, объедки, мне не нужны, — и откажется сначала в душе, а потом и наружно, от намеченного прежде благого пути, пути тес­ного. Да не обольщает нас враг-диавол! Если кто видит, что сильно его укоснение во грехе, что грех приобрел над ним большую власть, пользуясь забвением и неразумием его, что уплыл он далече в море греховное, что долог и труден путь возвращения к Богу, — пусть не унывает, требуется лишь искреннее желание возвратиться к Богу, а Он уже ждет нас. Умилительно слово пророка: «Возвратитеся (ко Мне), сынове, и исцелю сокрушения ваша», глаголет Господь (Иер.3, 22). Господь как бы просит нас возвратиться в Его отеческие объятия, не отрекается от нас, считает нас Своими детьми, как же нам отказаться от возвращения к Нему! Пусть будет путь труден и тесен, мы веруем, мы знаем верою нашею, куда он ведет. Итак, по­терпим на сем пути, постараемся не сбиться с него — он блажен, он несомненно верен (преп. Никон).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>