Аудио-трансляция

Ког­да в буд­ни нель­зя бы­вать в церк­ви, по­рань­ше вста­вай и про­чи­ты­вай что-ни­будь мо­лит­вен­ное в свое уте­ше­ние.

преп. Амвросий

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО Анатолия (Потапова) СТАРЦА ОПТИНСКОГО

Чти отца твоего и матерь твою

Его жизнь в миру стала приготовлением к старческому служению

Начало монашеской жизни

Как свеча загорается от свечи

Какой чудесный келейник у отца Амвросия!

О первых шагах на пути старчества

Предсказание исполнилось

Благоговейно чтил память своего духовного отца

Монашеский постриг

Рукоположение в иеромонахи

Он впитал дух Оптинского подвижничества

Как благословите

Всегда смиренный и никогда не унывающий

Исповедь у Старца обновляла и возрождала

Духовные дары старца Анатолия

Те, кто пользовался советами старца Анатолия...

Приезды в Петербург

Что же в такое время я оставлю святую обитель?

Побыть вместе с любимым духовником

Исполнил заповедь Господню о любви к врагам

Новые гонения

Так Господь чудно призвал к Себе Своего верного раба

А тут ведь вполне можно положить еще одного

 

Старец Анатолий (Потапов) был одним из последних Оптинских старцев. Будучи учеником великого Амвросия, он стал свидетелем закрытия Оптиной Пустыни, пережил Русскую Голгофу 1917 года и оставил огненные пророческие слова и молитвы, обращенные к будущей России.

Преподобный Анатолий Младший имел „сердце милующее", близость к нему сама по себе утешала. "Всегда смиренный и никогда не унывающий" — в народе его ласково называли Анатолием-утешителем. В. Быков, автор книги «Тихие обители», писал: «Если так можно выразиться, у этого старца переизбыточествует по отношению ко всем одинаковое чувство какой-то материнской любви». Протоиерей отец Сергий Четвериков вспоминал: "Отец Анатолий и по своему внешнему согбенному виду, и по своей манере выходить к народу в черной полумантии, и по своему стремительному радостно-любовному и смиренному обращению с людьми напоминал преподобного Серафима Саровского. В нем ясно чувствовались дух и сила первых великих Оптинских старцев".

Житие старца Анатолия, в отличие от жизнеописаний предыдущих Оптинских старцев, после революции некому уже было составлять. Сохранились разрозненные воспоминания паломников, записи духовных чад, письма Старца, в которых подчас недостает биографических подробностей, но зато ярко и живо очерчен его образ. Истинное житие любого старца – не во внешних событиях, а в духовном окормлении тысяч и тысяч людей.

Чти отца твоего и матерь твою

Преподобный и богоносный отец наш Оптинский старец иеросхимонах Анатолий, прозываемый «Младшим» (или «Маленьким»), в миру Александр Алексеевич Потапов, родился в 1855 году в первопрестольном граде Москве; здесь же и прошли его детские и юношеские годы. В «Формулярном списке монашествующих и послушников Козельской Введенской Оптиной Пустыни и Предтеченского Скита» указано, что происходил он «из мещан». Александр Потапов вырос в большой семье, был воспитан в страхе Божием и православном благочестии.

Еще в молодости сердце юноши возгорелось желанием всецело посвятить свою жизнь Богу и стать монахом. Будучи совсем молодым человеком, Александр предпринял попытку уйти из мира. Однако мать желала, чтобы сын пребыл с нею до ее кончины. Об этом известно только по некоторым отрывочным словам самого старца Анатолия. Однажды он сказал своей духовной дочери (будущей игумении Варваре (Цветковой), желавшей принять монашество: «Только не спеши, я вот ушел рано, а мать пришла и назад взяла».

И не раз еще Старец вспоминал об этом: «Когда я был молод, а мать не пустила, не хотела, и я ушел в монастырь тогда, когда она умерла». А на вопрос о принятии монашества Старец как-то ответил: «Молись, дитя, и Бог укажет тебе твой путь. Я сам одиннадцать лет жил в мире с матерью после того, как уже твердо решил идти в монастырь. А вот пришло время, и Бог помог осуществить мне мое желание. Другой и женится, но если Богу угодно, Он все-таки призовет его к Себе. Овдовев вдруг, примет монашество, и таким образом, в конце концов он найдет свою настоящую дорогу. Итак, молись, дитя мое, Бог просветит тебя и укажет твой истинный путь».

Старец Анатолий, подобно преподобному Сергию Радонежскому, совершенно исполнил заповедь Божию о почитании родителей: пребыл с матерью до ее кончины, еще в миру положив начало исполнению главного монашеского обета – послушания. «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли».

Его жизнь в миру стала приготовлением к старческому служению

О жизни Старца в миру известно немного. Жизненный путь его до поступления в монастырь оказался похожим на путь его великих предшественников: Оптинских старцев иеросхимонаха Льва, схиигумена Антония, схиархимандрита Моисея. Александр Потапов учился в уездном училище, служил приказчиком в Калуге, так что по роду службы он мог еще и раньше бывать в Оптиной Пустыни. Александр также занимался торговым делом: «У нас торговля была своя красным товаром», – рассказывал он. Его жизнь в миру промыслительно стала приготовлением к старческому служению: занятие торговым делом позволило ему узнать мир, увидеть множество людей, побывать в разных житейских ситуациях. Этот опыт впоследствии пригодился в духовном окормлении приходивших к нему людей.

Собственно, это все, что мы знаем о жизни будущего Оптинского старца до тридцати лет. Быть может, этот возраст, год мужеской зрелости, когда вышел на проповедь миру его Божественный Учитель – Христос, есть некое прикровенное указание на судьбу Христова ученика. Евангелие передает нам лишь несколько драгоценных слов о жизни Спасителя до тридцатилетнего возраста, тайной повиты Его юные годы, – вправе ли мы требовать большей полноты знания об одном из последовавших за Ним?

Начало монашеской жизни

В Оптину Пустынь Александр Потапов поступил после кончины своей матери – пятнадцатого февраля 1885 года, когда ему было тридцать лет. Он был определен в скит келейником преподобного старца Амвросия. Двадцать третьего апреля 1888 года, в Великую Субботу, в скитской церкви послушник Александр был пострижен в рясофор. Одновременно с отцом Александром, келейником преподобного старца Амвросия был инок Нектарий (Тихонов). Преподобный Амвросий, провидя их совместное старческое служение в последующие годы, часто посылал их друг к другу за разъяснениями в различных духовных вопросах, приучая к духу сотрудничества.

Как свеча загорается от свечи

Послушник Александр стал свидетелем духовных подвигов и старческого служения последних лет жизни великого старца Амвросия, когда к его хибарке в скиту притекала «вся Россия». Как свеча загорается от свечи, так и отец Анатолий принял от великого старца благодать старчества. Еще будучи его келейником, отец Анатолий проявлял благодатные дары прозорливости и любви.

Светлый лик отца Анатолия – это воспоминание оставалось у тех, кто посещал хибарку преподобного Амвросия, прося молитв и благословения великого старца. Вот что вспоминал иеромонах Варнава, живший у отца Анатолия в келейниках почти десять лет и вынужденный лишь по болезни оставить любимое послушание: «А уж как красив был батюшка Анатолий... ну прямо как ангел. Батюшка отец Анатолий был келейником у отца Амвросия и у отца Иосифа. Придешь, бывало, к отцу Амвросию, а отец Анатолий да как это отворит, да как-то посмотрит, да улыбнется, да обласкает...»

Какой чудесный келейник у отца Амвросия!

А вот свидетельство человека, немало потрудившегося во славу Божию, знакомого с Оптиной в течение почти тридцати лет, послужившего памяти о святых старцах Амвросии и Анатолии (Зерцалове), одного из летописцев Оптиной – протоиерея отца Сергия Четверикова: «Когда-то он [старец Анатолий (Потапов)] был келейником у отца Амвросия и жил в скиту. Будучи еще в сане иеродиакона, в 1905 году, он уже привлекал к себе внимание и сердца богомольцев своим внимательным, любовным выслушиванием их печалей и жалоб. Особенно льнули к нему старухи-крестьянки. Мне пришлось быть у него в 1905 году в его маленькой, тесной келлии в глубине скита... Рядом с ним, в другой келлии, помещался отец Нектарий. Мы сидели втроем за самоваром у отца Анатолия. Небольшого роста, немного сгорбленный, с чрезвычайно быстрой речью, увлекающийся, любовный – отец Анатолий уже тогда оставил во мне неизгладимое впечатление».

Раба Божия Нина Владимировна вспоминает, как приходившие к старцу Амвросию богомольцы шутили: «Какой чудесный келейник у отца Амвросия, лучше самого Батюшки!»

О первых шагах на пути старчества

О первых шагах отца Анатолия на пути старчества сохранилось воспоминание одной сельской учительницы. Будучи духовным чадом преподобного старца Амвросия, в одну из своих поездок в Оптину она пригласила с собой знакомую. Та собиралась неохотно: „Ну, что теперь в Оптиной! Это когда-то были старцы, а теперь уж их нет больше!" А приехав в монастырь, после службы отправилась прямо в гостиницу, ничего не желая знать о Ските. Прошло несколько дней, и она решила прогуляться. Нарядная, в шляпе, в красной мантилье, подошла к Скиту, села с книгой на лесенке старческой „хибарки". Вышел келейник с ведерком, пошел за водой к колодцу. „Откуда ты, раба Божия?" – спросил смиренно и ласково. – „Вот они, хваленые монахи, пристают с вопросами", – с гневом подумала дама и отвернулась в гордом молчании. А инок Александр, набрав в колодце воды, опять подходит. И начинает рабе Божией сам рассказывать, кто она, откуда, и такое напоминает ей, что хотелось бы забыть навсегда. „Ах, – думает дама, – эта болтунья Марья Михайловна все про меня тут разболтала". А отец Александр уже о том рассказывает, чего не только Марья Михайловна – ни одна живая душа не знала. Тут уж Ольга Константиновна сообразила, что перед нею необыкновенный человек. Она упала перед ним на колени и восторженно сказала: "Вы — святой!". С тех пор она стала по-другому относиться к оптинским монахам, сняла свой кричащий наряд, покрылась платочком и сделалась покорной ученицей батюшки".

Предсказание исполнилось

К этому времени относится и рассказ отца Пантелеимона: «Когда я надумал поступить в Оптину Пустынь, меня батюшка отец Амвросий не принимал. Все у нас с ним выходило несогласие: он принимает – мне не хочется, я хочу – он не принимает. Долго так было. Однажды стою у Батюшки и что ему ни говорю, все не соглашаюсь с ним, а потом хотел уйти, зацепился за скатерть на столике, и все, что было на столе, полетело на пол. Батюшка закричал келейнику: «Отец Александр, возьми этого дурака!» Отец Александр (потом отец Анатолий) взял меня за руку и повел вон. А там, когда вывел, стал меня трясти и приговаривать: «Этот будет наш, этот будет наш!» А я говорю: «Что ты врешь?» – так на него рассердился. Отец Анатолий был доброты необыкновенной. Все переносил с благодушием».

Предсказание келейника исполнилось: иеромонах Пантелеимон стал впоследствии казначеем Оптиной пустыни и был одним из свидетелей кончины старца Анатолия. В тридцатые годы после закрытия Оптиной пустыни он сподобился мученического венца.

Благоговейно чтил память своего духовного отца

После кончины старца Амвросия десятого октября 1891 года отец Анатолий был определен келейником к его преемнику – скитоначальнику старцу Иосифу (Литовкину). Старец Анатолий благоговейно чтил память своего духовного отца, любил посещать могилку преподобного Амвросия, получая большое утешение. Как-то духовная дочь отца Анатолия Нина Владимировна искусилась и сказала: «Ни за что не пойду к Батюшке на могилку, ни за что». Когда она пришла к старцу Анатолию, он, прозрев ее искусительные помыслы, наставил: «Вот я ездил к своему духовному отцу на могилку. Большое утешение получил. Большое утешение».

Из уст старца Анатолия нередко можно было услышать: «На могилку. На могилку...» – так благословлял он прибегать к многоцелебной помощи преподобного Амвросия. Старец Анатолий безусловно верил в святость своего духовного отца, молитвенно обращался к нему за помощью как к святому. Вот поэтому и советовал он, наряду со св. Василием Великим, Иоанном Златоустом, Григорием Богословом и Тихоном Калужским призывать имя и Амвросия Оптинского.

Монашеский постриг

Третьего июня 1895 года в скитской церкви послушник Александр был пострижен в монашество с наречением имени Анатолий. По древнему монашескому правилу, сохранявшемуся в Оптиной Пустыни, имя было дано по начальной букве мирского имени – в честь святителя Анатолия, Патриарха Константинопольского. Имя при постриге в Оптиной Пустыни давалось обычно с каким-нибудь прикровенным смыслом: «Анатолий» в переводе с греческого языка означает «Восток» – это одно из библейских имен грядущего Мессии; на восток обращен и алтарь всякого православного храма. Имя «Анатолий» как бы подразумевает постоянную молитвенную обращенность к Христу-Востоку (это святое имя носил и другой великий Оптинский старец - иеросхимонах Анатолий (Зерцалов), которого называли «Большой» или «Старший»).

Рукоположение в иеромонахи

На праздник Благовещения Пресвятой Богородицы в 1906 году иеродиакон Анатолий был вызван правящим архиереем в Калугу. И двадцать шестого марта 1906 года преосвященный Вениамин, епископ Калужский, совершил рукоположение отца Анатолия в иеромонахи.

Указом Калужской Духовной Консистории от шестого марта 1906 года отец Анатолий был назначен духовником соседнего с Оптиной Шамординского женского монастыря и исправлял это служение до самой кончины.

Он впитал дух Оптинского подвижничества

В своей книге «Оптина Пустынь и ее время» И. М. Концевич писал: «С юных лет впитал он (отец Анатолий) дух Оптинского подвижничества – суровое, напряженное бодрствование духа, скрытого в своей келлии, той «расселины в скале, где Господь говорит Моисею», по выражению преподобного Исаака Сирина, с одной стороны, и с другой – простое искреннее отношение ко всему внешнему, видимому, как к братии, посетителям, природе, свету Божию. Уставной ход жизни обители с ее богослужением, старцами, насыщенное духовно-просветительской деятельностью, воспитали в нем внутренне великого аскета, делателя Иисусовой молитвы, проводившего ночи напролет в молитве, искусного борца с врагом рода человеческого, а внешне – выдающегося пастыря, наставившего на путь истинно христианского благочестия тысячи русских душ. Неспроста отец Анатолий высоко ценил святителя Тихона Задонского и как величайшую драгоценность дарил людям его книгу «Об истинном христианстве».

Связь писателя со старцем Анатолием была для него глубоко личной, семейной: не только мать и брат, но и будущая супруга находились со старцем в молитвенном, духовном общении.

Как благословите

До середины 1900-х годов старец Анатолий жил в корпусе, находившемся в глубине скита (на север от Иоанно-Предтеченской церкви), в тесной келье рядом с кельей старца Нектария. К старцу Анатолию приходило так много народу, что принимать в скиту стало весьма неудобно. Случалось, что даже настоятелю монастыря архимандриту Ксенофонту не удавалось протиснуться сквозь толпу народа, чтобы попасть на исповедь к старцу Анатолию.

В 1908 году умер монастырский духовник иеросхимонах Савва, живший при Владимирской церкви в Оптиной Пустыни. Настоятель отец Ксенофонт предложил старцу Анатолию перейти из скита на место отца Саввы. Старец, проживший в скиту больше половины своей жизни, смиренно ответил: «Как благословите».

Всегда смиренный и никогда не унывающий

В «Летописи скита Оптиной Пустыни» четвёртого июля 1908 года было записано: «Сегодня после трапезы прощался с братиею скита скитский иеромонах отец Анатолий, переходящий по распоряжению отца Настоятеля в монастырь с назначением состоять духовником мирян, прибывающих в Оптину Пустынь на богомолье». Письмоводитель скитоначальника старца Варсонофия – отец Никон (Беляев) так описывает в своем дневнике прощание старца Анатолия: «А вчера перебрался от нас из скита в монастырь отец Анатолий... Третьего числа он прощался с нами на трапезе, смиренно поклонился нам в землю два раза. Всегда смиренный и никогда не унывающий. Иным я его не видел. Это единственный иеромонах, которого я видел встающим на колени перед Батюшкой» (то есть, перед старцем Варсонофием).

 

следующая>>