Аудио-трансляция

Ва­ше де­ло, в пос­тиг­шем вас вре­мен­но на­ка­за­нии, ус­мат­ри­вать бла­гость Бо­жию к вам и лю­бовь. Ибо Гос­подь Пре­ми­ло­сер­дый вре­мен­ны­ми скор­бя­ми хо­чет из­ба­вить вас от веч­ных ужас­ней­ших му­че­ний, о ко­то­рых по­ду­мать страш­но. А по­то­му взы­вай­те ко Гос­по­ду с пра­вед­ным Ио­вом: Бу­ди имя Гос­под­не бла­гос­ло­ве­но от­ны­не и до ве­ка! (ср.: Иов 1, 21).

преп. Иосиф

О высоте монашеского пути

Всякая душа, стремящаяся к новой жизни, жизни во Христе, испытывает гонение извне от мира и переживает великую борьбу с внутренними врагами. Эти искушения неизбежны, по слову Спасителя: "Меня гнали, и вас будут гнать". Но тут же утешает Господь: "...Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше" (Ин. 15, 26). Относиться же к этим искушениям нужно различно: с внутренним врагом упорно бороться, побеждая его с помощью благодати Божией; внешним же врагам — прощать. Бояться этой борьбы не надо. Господь укрепляет нас в ней и дает нам такую неизглаголанную радость, что по сравнению с одной минутой этой радости ничто всякая мирская радость.

О высоте монашеского путиСильно работает диавол, желая отвлечь людей от служения Богу, и в миру он достигает этого легко. В монастыре же ему труднее бороться; оттого дух злобы так ненавидит монастыри и всячески старается очернить их в глазах людей неопытных. А между тем не погрешу, если скажу, что высшего блаженства могут достигнуть только монашествующие. Спастись в миру можно, но вполне убелиться, отмыться от ветхого человека, подняться до равноангельской высоты, до высшего творчества духовного в миру невозможно, то есть весь уклад мирской жизни, сложившийся по своим законам, разрушает, замедляет рост души. Потому-то до равноангельской высоты вырастают люди только в лабораториях, называемых монастырями.

У батюшки Амвросия был в миру друг, очень не сочувствующий монахам. Когда отец Амвросий поступил в монастырь, тот написал ему: "Объясни, что такое монашество, только, пожалуйста, попроще, без всяких текстов, я их терпеть не могу". На это отец Амвросий ответил: "Монашество есть блаженство". Действительно, та духовная радость, которую дает монашество еще в этой жизни, так велика, что за одну минуту ее можно забыть все скорби житейские, и мирские, и монашеские.

Из духовного наследия прп. Варсонофия Оптинского