Аудио-трансляция

Уко­ряй­те се­бя. Уко­рить се­бя нет­руд­но, а не­ко­то­рые и это­го не хо­тят. Пе­ре­нес­ти укор от бра­та труд­нее, а са­мо­му уко­рить се­бя нет­руд­но. Кро­ме то­го, ес­ли мы и бу­дем уко­рять се­бя, а не бу­дем бо­роть­ся со страс­тя­ми, бу­дем есть сколь­ко хо­чет­ся, бу­дем спать сколь­ко хо­чет­ся, то та­кое са­мо­укоре­ние не­за­кон­ное, оно не при­не­сет поль­зы.

преп. Варсонофий

Ког­да вам ди­а­вол ука­зы­ва­ет на чу­жие не­дос­тат­ки и не­мо­щи и по­буж­да­ет вас к осуж­де­нию, вы го­во­ри­те се­бе: „Я ху­же всех, я дос­то­ин веч­ных мук. Гос­по­ди, по­ми­луй мя", и ес­ли да­же бу­де­те го­во­рить это без чувства, то все-та­ки нуж­но так го­во­рить.

преп. Варсонофий

От­се­че­нию во­ли сво­ей от од­них слов без про­ли­тия кро­ви, то есть без тру­дов, в ко­рот­кое вре­мя на­вык­нуть не­воз­мож­но, по­е­ли­ку преж­няя на­ша жизнь до­се­ле тек­ла в сво­е­во­лии.

преп. Антоний

О высоте монашеского пути

Всякая душа, стремящаяся к новой жизни, жизни во Христе, испытывает гонение извне от мира и переживает великую борьбу с внутренними врагами. Эти искушения неизбежны, по слову Спасителя: "Меня гнали, и вас будут гнать". Но тут же утешает Господь: "...Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше" (Ин. 15, 26). Относиться же к этим искушениям нужно различно: с внутренним врагом упорно бороться, побеждая его с помощью благодати Божией; внешним же врагам — прощать. Бояться этой борьбы не надо. Господь укрепляет нас в ней и дает нам такую неизглаголанную радость, что по сравнению с одной минутой этой радости ничто всякая мирская радость.

О высоте монашеского путиСильно работает диавол, желая отвлечь людей от служения Богу, и в миру он достигает этого легко. В монастыре же ему труднее бороться; оттого дух злобы так ненавидит монастыри и всячески старается очернить их в глазах людей неопытных. А между тем не погрешу, если скажу, что высшего блаженства могут достигнуть только монашествующие. Спастись в миру можно, но вполне убелиться, отмыться от ветхого человека, подняться до равноангельской высоты, до высшего творчества духовного в миру невозможно, то есть весь уклад мирской жизни, сложившийся по своим законам, разрушает, замедляет рост души. Потому-то до равноангельской высоты вырастают люди только в лабораториях, называемых монастырями.

У батюшки Амвросия был в миру друг, очень не сочувствующий монахам. Когда отец Амвросий поступил в монастырь, тот написал ему: "Объясни, что такое монашество, только, пожалуйста, попроще, без всяких текстов, я их терпеть не могу". На это отец Амвросий ответил: "Монашество есть блаженство". Действительно, та духовная радость, которую дает монашество еще в этой жизни, так велика, что за одну минуту ее можно забыть все скорби житейские, и мирские, и монашеские.

Из духовного наследия прп. Варсонофия Оптинского