Аудио-трансляция

Хо­ро­шее жи­тейс­кое об­ще­ние мож­но иметь и с не­ве­ру­ю­щи­ми, толь­ко мо­лит­вен­но­го об­ще­ния с ни­ми нель­зя иметь и спо­ров о ре­ли­гии нель­зя за­во­дить, что­бы имя Бо­жие в спо­ре не ос­ко­рб­ля­лось.

преп. Нектарий

Ви­дя свои не­мо­щи, мож­но снис­хо­ди­тель­но су­дить и о не­мо­щах дру­гих.

преп. Макарий

В не­мо­щах те­лес­ных на­доб­но со­об­ра­зо­вать­ся с оны­ми, а вы­ше ме­ры по­ну­дить се­бя – то и сов­сем мож­но из­не­мочь, толь­ко на­доб­но во­ору­жить­ся про­тив ле­нос­ти.

преп. Макарий

Об искусстве

Изящные произведения искусства услаждают не одною красотой внешней формы, но особенно – красотою внутреннего содержания, красотою умносозерцательною, идеальною. Откуда такие явления в душе? Это гости из другой области, из области духа. Дух, Бога ведущий, естественно постигает красоту Божию и ею единою ищет насладиться. Хотя не может он определенно указать, что она есть, но, предначертания ее нося сокровенно в себе, определенно указывает, что она не есть, выражая сие показание тем, что не довольствуется ничем тварным.

Об искусстве Красоту Божию созерцать, вкушать и ею наслаждаться есть потребность духа, есть его жизнь и жизнь райская. Получив видение о ней через сочетание с духом, и душа увлекается вслед ее и, постигая ее своим душевным образом, то в радости бросается на то, что в ее круге представляется отражением духа (дилетанты), то сама придумывает и производит вещи (художники и артисты).

Вот откуда эти гости <явления в душе>, сладостные, отрешенные от всего чувственного, возвышающие душу до духа и одухотворяющие ее! Замечу, что из произведений искусства я отношу к сему классу те только, содержанием которых служит красота незримых божественных вещей, а не те, которые хотя и красивы, но представляют тот же обычно-душевный телесный быт или полезные вещи, которые составляют всегдашнюю обстановку этого быта. Не красивости только ищет душа, духом водимая, но выражения в прекрасных формах невидимого прекрасного мира, куда манит ее своим воздействием дух.

Прп. Варсонофий Оптинский. Келейные записки