Аудио-трансляция

Мо­лит­ва вещь та­кая, что, про­жив­ши в мо­нас­ты­ре нес­коль­ко лет, не ско­ро на­у­чишь­ся мо­лить­ся как сле­ду­ет, а те­перь по­ка мо­лись, как уме­ешь и как мо­жешь, толь­ко с мы­та­ре­вою мыслью.

преп. Амвросий

Про­шу вас за оби­дя­щих вас мо­лить­ся, го­во­ря: не­на­ви­дя­щих и оби­дя­щих нас ра­бов Тво­их (имя рек) прос­ти, Гос­по­ди Че­ло­ве­ко­люб­че, не ве­дят бо, что тво­рят, и сог­рей их серд­це на лю­бовь к нам, не­дос­той­ным.

преп. Антоний

Гос­подь мо­лил­ся за рас­пи­на­ю­щих, а пер­во­му­че­ник Сте­фан мо­лил­ся за уби­ва­ю­щих, что­бы не вме­ни­лось им в грех, гла­го­ля: „Не ве­дят бо, что тво­рят". Де­лай то же, и по­лу­чишь ми­лость и по­мощь Бо­жию, и ус­по­ко­ишь­ся.

преп. Амвросий

Искали серебро, золото и пулемет… (из Летописи Скита Оптиной Пустыни)

Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго и благослови… 25 февраля в 11 часов дня в Скит вошли четыре солдата из красной гвардии и один очевидно их старший. Они потребовали к себе о. игумена, и когда он вышел к ним, то заявили, что они пришли осмотреть храм и все в общем в Скиту, ибо, как они сказали, про Скит ходят слухи, что здесь много лежит серебра и золота. О. Игумен потребовал с них удостоверения; когда удостоверения были предъявлены (пришедшие оказались красногвардейцами), тогда, в сопровождении отца игумена, они направились в каменный храм...

Искали серебро, золото и пулемет… (из Летописи Скита Оптиной Пустыни) Все было осмотрено. Церковная утварь: св. сосуды, кресты, иконы в ризах переписаны, но золота, конечно, не было найдено, ибо там, где собрались спасать свои души, ему не должно и быть. Была осмотрена и колокольня, там думали найти пулемет, какового к [их] сожалению не оказалось. Удивительно, как помрачился разум у сих людей. Неужели Старцы, думающие лишь о Христе, будут заводить у себя пулемет?!! После сего все отправились в храм Св. Иоанна Предтечи. Сюда стали стекаться и остальные братия. В великом смущении смотрели трудники Божии на новых гонителей Церкви и своими молчаливыми взорами поражали нечестивцев, которые и здесь также все описали: и иконы в ризах, и потиры, и кресты, и евангелия и вообще все драгоценности. Все было перерыто, в комодах пересмотрены были даже полотенца. Искали золота и серебра, но этого не оказалось. При осмотре безбожники до многих св. предметов касались руками, чего по правилам церковным никак не подобает делать даже мантийным инокам... После осмотра, не взяв ничего, они отправились в монастырь...

Некогда православные, а теперь отлученные Его Блаженством Святейшим Отцем отцов Церкви Российской, Патриархом Тихоном, грубо и дерзко, как иноверцы и язычники, ворвались в тихую обитель скитскую, дошли в дерзости своей до её святынь – св. алтарей, на которых совершается таинственнейшая жертва Христианства, но не найдя того, что удовлетворило бы их жадность – золота и серебра, – ушли, не тронув ничего, а паче, надо думать, молитвами умерших преподобных старцев были невидимо изгнаны из стен Cкита.

Немощна и слаба природа человеческая и подвержена частым падениям. Сие посещение коснулось и благочестивой братии, ибо отвлекло сие ум, пребывающий в молитве к Господу, и долго сердце иноков не могло успокоиться. Особенно больно и обидно было, что скверные, отлученные от св. Церкви руки, касались святынь христианских и осквернили сии... Как мудрый и добрый пастырь своих духовных овец – настоятель Cкита о. Феодосий на другой же день собрал, как чадолюбивый отец, своих детей иноков и поручил торжественно о. Кукше отслужить молебен и освятить все святыни и храмы от осквернения через прикосновение еретических рук, что и было исполнено 26 февраля сего же года...

Из Летописи Скита Оптиной Пустыни, 1918 год