Аудио-трансляция

Ос­тавь детс­кое ма­ло­ду­шие: де­ло идет серь­ез­ное – о ду­ше тво­ей, о бес­ко­неч­ном Царстве, ко­то­рое по­те­рял враг твой ди­а­вол. Все Не­бес­ные Си­лы смот­рят, как ты бо­решь­ся с кня­зем ми­ра се­го, и умо­ля­ют Все­дер­жи­те­ля по­мочь те­бе. Ей, по­мо­жет, толь­ко не уны­вай! Близ Гос­подь!

преп. Анатолий

Пасхальная радость
среди мрака богоборства

Смч. Вениамин (Казанский)

Статья из цикла публикаций посвящённых священномученику Вениамину (Казанскому), приуроченных к изданию Оптиной Пустынью жития святителя.


В 1918 году советское правительство собиралось широко отметить праздник 1 Мая, который совпал в тот год с Великой Средой, и митрополит Вениамин «предложил духовенству произносить в церквях проповеди с призывом воздержаться от участия в празднике 1 Мая, так как на Страстной неделе никакие ликования не дозволительны» и обратился к пастве со специальным посланием.

«Тяжелые испытания послал нам Господь, – писал он. – Скорби великие переживает Церковь Святая, Родина наша, народ русский и все мы.

Внимая призыву своего архипастыря, в минувшие дни Великого поста во множестве собирались вы, православные люди, в храмы Божии на пассии, богослужения, посвященные воспоминанию спасительных Страстей Христовых. Но эти службы, на которых как бы по частям воспоминались страдания Христовы, были только подготовлением к должному, спасительному, утешительному провождению Страстной седмицы.

Наступает и сия святая седмица. В храмах Божиих совершаются умилительные богослужения. Верующие приглашаются принять участие в Тайной Вечере Господней и, подобно ученикам Христовым, просветиться.

С каким вниманием, благоговением, трепетом сердечным должна проводиться Страстная неделя!

Между тем эти дни святой скорби, великого умиления, дни дорогие для христиан, хотят сделать и делают днями шумных празднеств, собраний, зрелищ, всевозможных развлечений, все для того, чтобы люди были не в храмах Божиих, а на площадях, на улицах и во всевозможных, но только не в христианских, собраниях.

Христианин, да еще православный, где твое место?

Около ли Христа, Который не только по воспоминаниям, но в лице Своей Церкви и на самом деле теперь тяжко страждет от всевозможных хулений, издевательств, поношений?

Или твое место среди предводительствуемых Иудой-предателем врагов Его, желающих взять и погубить Его, среди людей, некогда кричавших: „Распни, распни Его!“, а теперь подтверждающих и приветствующих всякое издевательство, кощунство, глумление над верой в Него криками „Правильно, правильной?

Или твое место среди той мимоходящей праздной толпы, которая то глумилась и издевалась над страждущим и умирающим Спасителем, то любовалась из интереса этим зрелищем позора и страданий Невинного?

Где твое место, христианин? Там или здесь? Огненными буквами да напишется этот вопрос в сердце твоем и встанет перед совестию твоею. Дай на него ответ решительный и определенный. Ответ один: со Христом, у Креста Его вместе с Материю Его и другими любящими Его.

Для христианина, если он желает быть таковым не по имени только, нет места на увеселениях, зрелищах, собраниях и всевозможных празднествах и торжествах мирских в дни Страстной, или, как говорит народ, „страшной недели“.

Пастыри православные, отцы духовные, за службами Вербного воскресенья разъясняйте это своим чадам духовным, своим пасомым и всем православным.

Просите, увещевайте, молите, заклинайте их именем Христовым не омрачать душ своих оставлением Христа страждущего отступничеством от Него в эти великие дни и чрез это не лишать себя участия и в радости Воскресения Христова. Кто не участвует в страданиях Христовых, тот не имеет части и в Воскресении Его.

Ко всем, всем, всем чадам Церкви Православной обращаюсь архипастырски с мольбой, просьбой, увещанием: побудьте хотя эту неделю со Христом и около Него. Вы знаете, как велики страдания Христа и теперь. Вы болите душой вашей, слыша и видя все это восстание на Бога и на Христа Его, на Церковь, на веру и на все святое.

Ограждая себя Крестом Христовым, мужественно противляйтесь соблазнам врагов Христовых, не боясь их козней и лаяния.

Поклонимся Страстям Христовым!

Поклонимся Страстям Христовым и Святому Воскресению Его, да плач наш в радость Воскресения Господь преложит».

По благословению митрополита Пасхальные заутрени там, где это было возможно, были отслужены на площадях перед храмами на специально устроенных помостах, так как храмы не вмещали всех желавших помолиться в этот святой день. А в самый день праздника он обратился к петроградской пастве с пасхальным приветствием:

«Христос воскресе!

Два простых слова, но какой в них источник радости неиссякаемый...

Пусть миродержатели тьмы века сего не слагают оружия, но усиленно и дерзко борются с жизнью и светом, пусть пытаются расставлять свои сети и уловлять в них новые жертвы, пусть много, много людей работает греху, пусть даже может показаться в иные минуты, что мрак снова облегает землю и князь мира сего готов торжествовать победу.

Но вот среди мрака пасхальной полуночи раздается удар церковного колокола, звук его торжественно пронесся в воздухе и глубоко проник в сердца христианские.

Давящей тьмы ночи как будто не бывало. Все исчезло в одном бесконечно радостном возглашении: Христос воскресе! Все заглушил собою радостный, велегласный, неумолкающий клич: Христос воскресе!»

На Фомино воскресенье, 29 апреля / 12 мая, состоялся общегородской крестный ход от Александро-Невской лавры до Исаакиевского собора, который возглавили митрополит Вениамин и епископы Геннадий и Артемий. Перед началом крестного хода протодиакон с установленного на Александро-Невской площади помоста прочитал специально написанное к этому случаю митрополитом Вениамином послание.

«В переживаемые дни Родина наша, некогда Русь Святая, православная, превратилась в пещеру погребальную, – писал он. – И наполнена эта пещера телами людей, которые ходят, действуют, много говорят, но которые духовно мертвы для Бога, для веры, для Церкви, для блага Родины, для любви и сострадания к ближним и для голоса совести своей.

И хочется, весьма хочется встать среди этих живых мертвецов громко, голосом, подобным трубе архангельской, воскликнуть:

„Отцы, братия и сестры! Сегодня у нас великий день: Христос воскрес! Очнитесь, ответьте на это наше приветствие не оружейными выстрелами, какие раздавались во время Христовой Пасхальной заутрени, не криками кощунства, злобы и вражды, а христианским радостным приветствием: „Воистину Христос воскрес!“ Ответьте не иудиным предательским лобзанием, но дружескими поцелуями и братскими объятиями...

Вы от нас вышли, из нашей русской семьи, православной, народной, но теперь сделались не нашими, забыли, попрали, поругали все святое, дорогое сердцу русскому, сердцу православному.

Погоня за земными благами, за деньгами – душа несытая, сребролюбием недугующая, завела вас далеко-далеко.

Нет у вас радости, нет света утешения; зависть, злоба, вражда, угрызения совести, отчаяние наполняют души ваши, и при всем вашем видимом довольстве и множестве несчастных, погибельных денег нет главного – мира в „костях ваших“ (см. Пс. 37, 4), православные люди, оставшиеся верными нашим родным, дорогим началам веры христианской и преданиям русским, гонимые, поругаемые, убиваемые, страдаем, плачем, голодаем, но имеем свет, радость, утешение и надежду воскресения.

Голодные, лишенные в большинстве возможности по давнему, многовековому обычаю приготовить и освятить кулич и пасху, это яство пасхальное, мы с особым сердечным настроением встретили Христово Воскресение, радость которого духовная, раньше затеняемая обильными трапезами, теперь особенно живо и ярко обнаруживалась, т. к. она была только в храме и службе церковной.

Бывшие дорогие братья наши, дети общей нашей семьи православной, знайте, что трудно прать против рожна (см. Деян. 9, 5), невозможно бороться с Богом, нельзя искоренить веру. Борьба с Богом, как давным-давно сказано, только обнаруживает безумие восстающих на Бога. Гонения на веру укрепляют ее. Так было, так будет, так и теперь есть.

Думали предоставлением свободы произволу и страстям человеческим, обещанием всяких благ земных, рассыпанием денег заставить людей забыть про Небо, про Бога, про совесть. Но ведь эти средства уже испытанные и цели не достигающие.

Иуда, удовлетворяя своей несытой душе, своей преступной страсти, за сребреники продал Христа.

Неверующие иудеи свидетелям Воскресения – воинам стрегущим – тоже сребреники довольны дали, да скажут людям, что они уснули, а в это время ученики Христовы украли Тело Иисусово. И эта молва промчалась среди иудеев и распространяется до сего дня (см. Мф. 28, 12-15).

Но предательство Иуды не погубило дела Иисусова, и ложь о Воскресении Христовом, которая исходила от подкупленных воинов, не помешала радостной истине Воскресения Христова распространиться по всему миру и сохраниться до сих пор.

В наше время также оказалось много отступников от Христа, много соблазнившихся сребрениками и дошедших даже до намерения завладеть и поделить злато церковное. Но осталось немало и верных Церкви.

В четверг около храмов Божиих для участия в крестном ходе собирались дети христианские. Они огласили улицы нашего города, наши „пещеры погребальные“ своим детским возглашением „Христос воскресе!“

Их звонкое пение, быть может, еще сильнее растревожит спящие совести. Некогда дети еврейские в храме Иерусалимском восклицали Христу: Осанна в вышних!.. Благословен Грядый во имя Господне! (Мф. 21, 9).

Детское приветствие встревожило врагов Христовых, и они вознегодовали и просили Христа остановить лепет детей.

Пусть и наши дети христианские как можно чаще поют и восклицают победное осанна: „Христос воскресе!“

Для той же цели, чтобы привет пасхальный проник во все углы наших пещерных переходов, в Неделю Антипасхи – Фомино воскресенье – идет всепетроградский крестный ход из всех церквей в лавру, а оттуда к Исаакиевскому и Казанскому соборам.

Пусть мощное „Христос воскресе!“ потрясет весь град! Да совершится и с нашими братьями в неделю Фомина уверенья и их уверение в той истине, что спасение Родины только в вере православной! И да сорвется с их уст радостное исповедание Фомы: Господь мой и Бог мой! (Ин. 20, 28).

Фома пробыл целую неделю вне радости пасхальной учеников Христовых. Он не был с апостолами, когда Христос к ним явился. Оставление им семьи апостольской лишило его, к счастью только на время, и радости пасхальной.

Наши братья, пребывающие в богоборстве и мрачном неверии, чуждые радостей духовных, тоже ушли из нашей семьи, оставили ее, а потому они и лишились той радости, которую дает вера.

Пусть они скорее вернутся в нашу семью. Пусть из врагов всего русского, православного, народного, доброго, святого превратятся в братьев, любящих друг друга, любящих и Родину свою.

Пусть они вложат руки свои в те ужасные раны, которые нанесены Родине и всему народу нашему. Сердце их пусть осяжет те великие язвы, которыми полна современная жизнь русских людей.

Тогда они почувствуют, что в воскресении народа, в исцелении всех этих ужасных язв и ран может помочь только Господь Бог; только вера в Него, горячая, искренняя, нелицемерная, может спасти нас».

Несмотря на то что власть в стране была захвачена враждебно настроенными к Церкви людьми, сознательно ставящими своей целью ее уничтожение и не скрывающими этого, митрополит по-прежнему продолжал устраивать крестные ходы не только в Петрограде, но и в губернии, возглавив, например, крестный ход из Луги и соседних приходов в Иоанно-Богословский Череменецкий монастырь. Во время совершения митрополитом и епископом Артемием в лужском соборе всенощной некие люди стали шумно протестовать против проведения крестного хода. Богомольцы заставили их удалиться, и тогда к собору подъехал автомобиль с красногвардейцами, вооруженными пулеметом, но народ разоружил прибывших. Явившийся вскоре на место происшествия начальник лужской милиции стал успокаивать толпу и заверил митрополита, что будут приняты все меры к охране порядка, что им действительно было вполне успешно исполнено. Однако на этом конфликт не закончился. Власти вызвали в Лугу отряд латышей и арестовали людей, участвовавших в разоружении красногвардейцев. Собравшаяся толпа потребовала их освобождения, на что последовало заявление, что арестованные будут отправлены в Петроград, а против толпы, если та не разойдется, будут приняты решительные меры; в городе в тот же день был объявлен комендантский час.