Аудио-трансляция

Мрач­ность-то ду­ха, хо­тя и ко ис­ку­су по­сы­ла­ет­ся иног­да, од­на­ко все на­доб­но ис­пы­тать: не за гор­дость ли по­сы­ла­ет­ся? – и на­доб­но сми­рить­ся.

преп. Макарий

Смиренный Иларий

В 2021 году Оптина Пустынь будет отмечать 200-летие со дня основания Иоанно-Предтеченского скита. К этой дате приурочены статьи, посвященные истории скита и ее святых подвижников.

В сентябре 1872 года, в субботу, после обедни, скитской колокол возвестил братии об упокоении иеромонаха Илария, скромного труженика на ниве Божией…

Отец Иларий, в мире Иван Иванович Червячков или Гурьянов, происходил из семьи Козельских купцов и с самого раннего детства часто посещал монастырь, полюбив монастырские долгие службы и сблизившись с Богоносными оптинскими наставниками, особенно с преподобным Львом Оптинским.

Преп. Лев Оптинский

«Учениками отца Леонида, – писал впоследствии биограф старца оптинский иеромонах Климент (Зедергольм), – не могли быть лукавые люди или политики: они не выдерживали его взгляда и, хотя прилеплялись к нему, но ненадолго. Сжавши сердце, они скоро отбегали от этого ученика Христова, увидев на деле, что притворная мирская вежливость и лживая почтительность непригодны для кельи старца, где воцарилась духовная простота и младенчество христианское. Все веровали, что обмануть отца Леонида невозможно ни изворотами ловкой лжи, ни притворным смиреннословием. Старец знал цену всяких наружных изъявлений и не любил, если кто, придавая важность тому, в чем нет особенной важности, хотя бы без лукавства и лицемерия, усиленно выражал в словах и внешних поступках свое смирение, усердие, благоговение. Отец Леонид называл это химерою. Однажды кто-то спросил его, что разумеет под этим словом. Старец ответил:
– Видал ты, как цветут огурцы? Есть цвет настоящий и есть цвет без завязи, на котором не бывает огурца, то есть пустоцвет. Это-то и есть химера.

Старец желал, чтобы и духовное свое расположение к нему ученики его доказывали не наружными изъявлениями, а более исполнением его наставлений».

Однажды Иван Иванович рассказывал старцу Льву, что, готовясь к Св. Причастию и исповедавшись в монастыре у духовника, чувствовал в душе какое-то смущение и пред самой литургией пошел объяснить старцу.

 Старец сказал ему, что смущение вероятно, происходит от того, что ни все исповедовал духовнику, что следовало исповедовать; и потом в несколько минут искусно напомнил ему сам о всех не исповеданных им согрешениях, говоря так:
– Может быть, ты то-то делал и т.д.

Когда Иван Иванович сознался, что действительно виновен в том, о чем ему упоминал старец, смущение исчезло, и он в мирном устроении приобщился Св. Христовых Таин.

По благословению оптинских старцев Иван Иванович поступил в скит Оптиной Пустыни и прошел практически все послушания: был братским поваром (1844-1846 гг.), вместе с преподобным Иларионом Оптинским был келейником старца Макария (1846-1852 гг.).

13 августа 1848 года был пострижен в рясофор, а 29 июня 1852 года – в мантию. В сан иеромонаха был рукоположен 13 августа 1862 года.

По воспоминаниям братий, отец Иларий отличался особою простотою, кротостию и незлобием и пользовался всеобщей любовью и уважением.

В скиту у отца Илария проявился и особый талант. Он очень хорошо писал уставом и в качестве духовного делания по благословению старцев занимался переписыванием святоотеческих творений. Его любимой книгой были творения преподобного Исаака Сирина. И чтобы всегда назидаться духовными советами великого подвижника, отец Иларий переписал ее для своего келейного чтения.

Отец Иларий прожил в скиту около 30 лет, неся духовные подвиги и под руководством старцев смиренно проходя сокровенный путь монашеской жизни. Его духовными наставниками были преподобные старцы Лев, Макарий и Амвросий.

В 1863 году отец Иларий был назначен помощником монастырского духовника и заслужил общую любовь духовных своих детей.

Незадолго до кончины, 14 сентября 1872 года отец Иларий вместе с другими скитскими братиями отправился в лес за грибами. Несмотря на дождливую погоду, они остались в лесу на два дня, заночевав на скитском хуторе. 16 сентября возвратился в скит. Хотя отец Иларий чувствовал себя неважно, но служил Воскресную литургию. 18 сентября, в понедельник, опять ходил в лес за грибами и еще более простудился, однако в понедельник был еще на общем скитском послушании, чистил свеклу. Во вторник слег в постель, но никто не догадывался, что болезнь опасная. В пятницу, видя, что болезнь отца Илария усилилась, ему предложили исповедаться и причаститься.

Чтобы никого не тревожить, больной первоначально отказывался, думая причаститься в субботу на ранней литургии. Но старец Амвросий нашел нужным не откладывать – в три часа после обеда он посетил отца Илария, который исповедоваться у него и после был приобщен Св. Христовых Таин, а во время вечерни над ним было совершено Таинство соборования.

В эти дни один из скитских братий видел замечательный сон, будто отец Иларий лежит в темной комнате, наполненной бесами. Вдруг сделалось смятение, послышался голос:
– Идет исповедовать, – и бесы исчезли, проговорив:
– А мы хотели сделать его миллионером.

На следующий день после причастия отец Иларий мирно почил о Господе и был похоронен на скитском кладбище, рядом с могилой схимонаха Вассиана, вблизи Распятия.

Да упокоит Господь душу раба Своего в селениях праведных!