Аудио-трансляция

В сем ми­ре ни­че­го не бы­ва­ет пос­то­ян­но­го. Гля­ди на ули­цу: ут­ром был дождь, а в пол­день яс­но, а к ве­че­ру опять хо­лод­но. То ве­тер, то ти­хо, то гро­за, то жа­ра; так и в на­шей жиз­ни — всег­да будь го­то­ва сле­до­вать во­ле Бо­жи­ей, нра­вит­ся ли то нам или нет.

преп. Анатолий

Те­перь мо­гут быть та­кие слу­чаи: пос­ле­до­вать сво­ей во­ле нель­зя и спро­сить не у ко­го. Как же пос­ту­пить? Нуж­но по­ду­мать, как Гос­подь пос­ту­пил бы по Сво­ей кро­тос­ти... За­по­ве­ди Бо­жии бы­ли и есть всег­да ос­но­ва­ни­ем жиз­ни. Пре­дай­тесь во­ле Бо­жи­ей.

преп. Никон

Преж­де чем что-ли­бо сде­лать, по­мо­лись и по­ду­май, бу­дет ли это ра­зум­но и Бо­гу угод­но.

преп. Никон

Прозорливость старца Нектария

Невозможно передать дивные качества батюшки: воплощенного смирения, необычайных кротости и скромности, любви и всего непередаваемого обаяния его благодатной личности.

Прозорливость старца НектарияПринимал он в хибарке покойных старцев о.Амвросия и о.Иосифа, где и стал жить сам. Но по глубокому своему смирению старцем себя не считал, а говорил, что посетители приходят, собственно, к батюшке Амвросию в его келью, и пусть келья его сама говорит с ними вместо него. Сам же о.Нектарий говорил мало и редко, и притом часто иносказательно, как бы полуюродствуя. Часто давал что-нибудь <почитать>, а сам уходил, оставляя посетителя одного со своими мыслями. Но этот молчаливый прием в обвеянной благодатью келье величайшего из оптинских старцев, где так живо ощущалось его личное присутствие, эти немногие слова его смиренного заместителя, унаследовавшего с даром старчества и его дар прозорливости и любви к душе человеческой, это одинокое чтение и размышление оставляли в душе посетителя неизгладимое впечатление…

Вспоминается мне один случай с о.Нектарием. Моя жена в один из наших приездов в Оптину написала картину: вид из монастыря на реку и на ее низменный берег во время заката солнца, при совершенно ясном небе и яркой игре красок. Поставила она свой рисунок на открытом баллоне и пошла со мной прогуляться по лесу. Дорогой мы поспорили, и серьезно, так что совершенно расстроились и не хотели друг на друга смотреть. Возвращаемся домой. Нам сразу бросилась в глаза картина: вместо ясного неба на ней нарисованы грозовые тучи и молнии. Мы были ошеломлены. Подошли поближе, стали рассматривать. Краски – совершенно свежие, только что наложенные. Мы позвали девушку, которая у нас жила, и спросили, кто к нам приходил. Она отвечает, что какой-то небольшого роста монах что-то здесь делал на балконе. Мы думали, думали, кто бы это мог быть, и из более подробного описания монаха и опросов других догадались, что это был о.Нектарий. Это он, владевший кистью, символически изобразил наше с женой духовное состояние. И эта гроза с молниями произвела на нас такое впечатление, что мы забыли свой спор и помирились, ибо захотели, чтобы небо нашей жизни опять прояснилось и стало вновь совершенно чистым и ясным.

Из книги И.М.Концевича "Оптина Пустынь и ее время"

(из воспоминаний прот.Василия Шустина)