Аудио-трансляция

Ког­да вам ди­а­вол ука­зы­ва­ет на чу­жие не­дос­тат­ки и не­мо­щи и по­буж­да­ет вас к осуж­де­нию, вы го­во­ри­те се­бе: „Я ху­же всех, я дос­то­ин веч­ных мук. Гос­по­ди, по­ми­луй мя", и ес­ли да­же бу­де­те го­во­рить это без чувства, то все-та­ки нуж­но так го­во­рить.

преп. Варсонофий

О благоразумном молчании и других добродетелях

Как Господь прежде создал из земли тело человека, а потом уже вдохнул в оное бессмертную душу, так и внешнее обучение и видимое благоприличие предшествует душевному благоустроению; начинается же — с сохранения очей и ушей, и особенно с удержания языка, так как Господь в Евангелии глаголет: «от уст твоих сужду тя» (Лк. 19, 22), то есть, что мы часто от невнимания говорим то, за что более всего и прежде всего будем судимы. Говорить многое очень легко и удобно, а приносить в этом покаяние весьма неудобно.

О благоразумном молчании и других добродетеляхЕсли сами не смиряемся, то Господь невольно нас смиряет. У Господа Бога средств-то много. Рано и скоро начала рассуждать, тогда как прежде всего требуется покорение и повиновение. За непокорность и непослушание и Адам с Евой изгнаны из рая. Это всем нам должно помнить и не забывать. В псалмах сказано: «Да рекут избавленные Господом» (Пс. 106, 2). А мы еще и не начинали духовного дела как следует, а толковать обо всем дерзаем, оправдывая себя какой-то прямотой; тогда как и о птицах говорится, что прямо и не осмотревшись летают только одни вороны; другие же птицы держат себя осторожно и осмотрительно.

Мудрые и опытно-духовные изрекли, что рассуждение выше всего, а благоразумное молчание лучше всего, а смирение прочнее всего; послушание же, по слову Лествичника, такая добродетель, без которой никто из заплетенных страстями не узрит Господа.

Вчера раскрыл книгу святого Димитрия Ростовского и открылось место, где сказано: «Идеже любовь, тамо и Бог; идеже правда, тамо Бог; идеже целомудренное, чистое и непорочное житие, и тамо Бог. Идеже сих несть, и Бог несть тамо». Да помним сие, и да держимся присутствия Божия при нас, всячески удаляясь противного и неугодного Богу.

Из писем прп. Амвросия Оптинского