Аудио-трансляция

Как те­лу на­ше­му прик­лю­ча­ют­ся раз­лич­ные не­ду­ги, так и ду­ше. Есть сле­по­та те­лес­ная, и есть сле­по­та ду­шев­ная. Кро­ме се­го у не­ко­то­рых бы­ва­ет еще ка­кая-то тем­ная во­да в гла­зах, ко­то­ры­ми хо­тя и смот­рят, но ни­че­го не ви­дят. По­доб­но се­му бы­ва­ет тем­ная во­да и в ду­шев­ных очах, от ко­то­рой то­же не ви­дят ни­че­го.

преп. Антоний

Что­бы ис­пол­нять за­по­ве­ди Хрис­то­вы, на­до знать их. Они из­ло­же­ны в Еван­ге­лии. Чи­тай­те Свя­тое Еван­ге­лие, про­ник­ни­тесь ду­хом его, сде­лай­те его пра­ви­лом жиз­ни сво­ей, нас­толь­ной кни­гой. Во вся­ком пос­туп­ке и жиз­нен­ном воп­ро­се пос­ту­пай­те сог­лас­но с уче­ни­ем Еван­ге­лия. Это – един­ствен­ный свет жиз­ни на­шей.

преп. Никон

Ка­кие див­ные сло­ва в Еван­ге­лии... Ка­кую бы ни взять дру­гую кни­гу, да­же са­мо­го луч­ше­го пи­са­те­ля, но ес­ли ее мно­го раз чи­тать, она мо­жет на­до­есть. А Еван­ге­лие – чем боль­ше его чи­та­ешь, тем боль­ше по­лу­ча­ешь уте­ше­ния и вся­ких бла­гих чувств.

преп. Никон

Об искушении скорбями

Мы должны веровать, что никакая скорбь не может с нами случиться, ежели не попустит Господь. А Он посылает скорби из любви к нам, или в наказание за грехи, чтобы очистить здесь от оных, или к искусу нашей веры и в предостережение от грехов.

«Не услаждаюсь Я, — вещает Бог, — твоими болезнями, о человек! Но из семени скорбей твоих и твоих печалей желаю произрастить для тебя плоды вечного и величайшего наслаждения. Не в твоем единственно теле запечатлел Я закон смерти и разрушения, — запечатлел оный в каждом предмете сего видимого мира. Я заповедал всему миру вопить тебе, вместе с твоим телом, что жизнь сия не есть жизнь истинная и настоящая, что нет в сем мире ничего постоянного, к которому могло бы привязаться твое сердце любовию непредосудительною!

Об искушении скорбямиКогда ты не внемлешь громкому гласу всей вселенной, тогда отеческое Мое благоутробие, непрестанно тебе желающее неограниченных благ, заставляет Меня поднять жезл наказания; тогда томлю тебя искушениями, измождаю недугами, угрызаю скорбями, дабы ты, оставив безумие, сделался премудр, оставив тени, за коими гоняешься, припал к стопам истины, и вместе к стопам спасения. Моя неизреченная благость и человеколюбие недомысленное заставили Меня восприять плоть; Моим уничижением Я доставил роду человеческому величие Божества (Ин. 14, 9). Претерпев крест ради спасения человеческого, кого хочу привлечь к Себе, того сперва поражаю скорбями и стрелами скорбей умерщвляю его сердце к временным сладостям. Жезл наказаний есть знамя любви Моей к человеку.

Так некогда уязвлял Я страданиями сердце раба Моего Давида, и когда поток искушений отделил его от мира, тогда некоторое страшное размышление, некоторый расчет необыкновенный явились в уме его и заняли оный. Помыслих, — пишет он, — дни первыя, и лета вечная помянух и поучахся! (Пс. 76, 6), то есть взглянул я на мимошедшие дни моей жизни, и они мне показались мгновенным сном, быстро исчезнувшим явлением, мертвою жизнию! Потом воспомянул о вечности; стал сличать ее с краткостию прошедшей моей жизни и, сравнив бесконечное с кратчайшим, временным, вывел результат; какой же результат сей? Убо образом ходит человек, обаче всуе мятется (Пс. 38, 7), т. е. сколько человек ни суетится, сколько ни заботится о разных временных приобретениях, однако все сие напрасно: ибо не престает он быть на земли некоторым кратким явлением, гостем, странником!

Таковые чувства и размышления удалили его от мира страстей; он начал поучаться в законе Господнем день и ночь и стремиться к познанию себя и Бога, как жаждущий елень на источники прохладных вод. Как царь, он имел возможность всех временных наслаждений, но когда вкусил сладости внутренних благ, тогда забыл снести и самый хлеб свой» (Пс. 101, 5).

Из писем прп. Макария Оптинского