Аудио-трансляция

Луч­ше, ви­дя свою ни­ще­ту, всег­да за­зи­рать се­бя и по­вер­гать пред Бо­гом со сми­ре­ни­ем, не­же­ли ви­деть свои исп­рав­ле­ния. Дер­жи­те путь сред­ний, сми­рен­ный, а не вос­хо­ди­те безв­ре­мен­но на вы­со­кий, не ва­шей ме­ры путь. Зря свою ни­ще­ту, ни­ко­го не за­зи­рай­те, не осуж­дай­те, счи­тай­те се­бя по­след­ней­ши­ми всех и, ког­да слу­чит­ся от ко­го при­нять уко­риз­ну или през­ре­ние, счи­тай­те се­бя то­го дос­той­ны­ми.

преп. Макарий

Смиряйся, и все дела твои пойдут

Всегда ты просишь, чтобы Господь даровал тебе смирение. Но ведь оно даром Господом не дается. Господь готов помогать человеку в приобретении смирения, как и во всем добром, но нужно, чтобы и сам человек заботился о себе. Сказано у святых отцев: «дай кровь и приими дух». Это значит: потрудись до пролития крови и получишь духовное дарование. А ты дарований духовных ищешь и просишь, а кровь тебе проливать жаль, т. е. все хочется тебе, чтобы тебя никто не трогал, не беспокоил. Да при спокойной жизни как же можно приобрести смирение? Ведь смирение состоит в том, когда человек видит себя худшим всех, не только людей, но и бессловесных животных, и даже самых духов злобы. И вот, когда люди тревожат тебя, ты видишь, что не терпишь сего и гневаешься на людей; то и поневоле будешь себя считать плохою.

Смиряйся, и все дела твои пойдутИли, например, осуждать будешь, подозревать других, опять поневоле будешь считать себя плохою. Если при этом будешь о плохоте своей и неисправности сожалеть, и укорять себя в неисправности, и искренно каяться в этом пред Богом и духовным отцом, то вот ты уже и на пути смирения.

Одно тут нам кажется нехорошо, что и больно, и беспокойно, и неприятно. Это правда, зато для души полезно. Да еще скажу тебе, что нам кажется, — и для души то бесполезно. Все это с тобой так и бывает, потому что ты не понимаешь духовной жизни. Ведь и Господь путь в Царствие Небесное назвал узким путем. — Если ты добиваешься того, чтобы царствовать со Христом Господом, то посмотри на Него, как Он поступал с окружающими Его врагами: Иудою, Анною, Каиафою, книжниками и фарисеями, требовавшими Его смерти. Кажется, Он никому не жаловался, что враги Его несправедливо поступают с Ним, а во всех ужасных скорбях, наносимых Ему врагами Его, Он видел единственно волю Отца Своего Небесного, которой и решился следовать и следовал до последнего Своего издыхания, несмотря на то, что орудиями исполнения воли Отца Его были самые пребеззаконные люди. Он видел, что они действовали слепо, в неведении, и потому не ненавидел их, а молился: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят (Лк. 23, 34).

Смиряйся, и все дела твои пойдут.

Из писем прп. Амвросия Оптинского