Аудио-трансляция

Хо­тя и ощу­ща­ют­ся иног­да уте­ши­тель­ные чувства и сле­зы, но на них не долж­но по­ла­гать­ся и не счи­тать за ве­ли­ко, но па­че сми­рять­ся, по­ла­гая се­бя не­дос­той­ну бы­ти та­ко­вых да­ро­ва­ний. Свя­тые от­цы чем вы­ше бы­ли жиз­нию, тем бо­лее се­бя уни­чи­жа­ли и сми­ря­ли, а сми­ре­ние еще бо­лее прив­ле­ка­ло к ним Бо­жию бла­го­дать и да­ро­ва­ния.

преп. Макарий

Де­лай­те доб­ро, ук­ло­ня­ясь от зла,– сна­ча­ла из стра­ха Бо­жия, а по­том дой­де­те и до люб­ви Бо­жи­ей.

преп. Макарий

Не за­бы­вай­те о сми­ре­нии, ко­то­рое нуж­но со­пря­гать со вся­ким доб­рым де­лом, без ко­е­го де­ла нам не при­не­сут поль­зы, а па­че пов­ре­дят, что на мно­гих ви­дим ис­пол­нив­шим­ся. Хо­тя вы пос­ти­тесь, хо­тя мо­ли­тесь или ми­лос­ты­ню да­е­те – опа­сай­тесь мыс­ли, что доб­ро де­ла­е­те, ко­то­рую ста­ра­ет­ся враг при­но­сить, да­бы все пло­ды по­гу­бить и ду­шу уда­лить от Бо­га.

 

преп. Макарий

Верь в милосердие Божие

В нынешнем Евангелии читали мы о пребывании Господа Иисуса Христа в Капернауме. Господь сказал жителям этого города, что придут многие от востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом, а сыны царствия изгнаны будут вон. Куда вон? Очевидно, в ад. Разъяренные капернаумцы, как дикие звери, бросились на Спасителя, окружили Его и повлекли к высокой скале, с которой хотели сбросить Его, но Он же прошед посреде их, идяще (Лк. 4, 30). Идяще — без указания начала и конца действия, идяще все время.
Но Он же прошед посреде их, идяще. Кто? По историческому смыслу — Господь. Но кроме исторического значения евангельская история имеет другое, применительное к каждому из нас. Кто же это Он? Это — ум наш, идущий горе?. "Горе? имеем сердца" — стремится душа наша, ум наш к Господу.

Верь в милосердие БожиеНо, как дикие звери, окружают помыслы, искушение, суета, и опускаются крылья, поднимавшие дух, и кажется, никогда не устремиться ему горе?. "Господи, Господи... жажду общения с Тобой, жизни в Тебе, памятования о Тебе, но постепенно рассеиваюсь, развлекаюсь, ухожу в сторону. Пошла в церковь к обедне. Только началась служба, а у меня появляются мысли: "Ах, дома я то-то и то-то не так оставила. Такой-то ученице надо вот что сказать. Платье-то я выгладить не успела...". И много других мыслей о якобы неотложных заботах. Смотришь, уже и "Херувимскую" пропели, уже и обедня к концу. Вдруг опомнишься: молилась ли? Разве я с Господом беседовала? Нет, телом была в храме, а душой — в будничной суете. И уйдет такая душа из храма со смущением, неутешенная.

Что же скажем? Слава Богу, что хоть телом побывала в храме, хотя бы пожелала к Господу обратиться. Вся жизнь проходит в суете. Ум идет посреди суетных мыслей и соблазнов. Но постепенно он навыкнет помнить о Боге так, что в суете и хлопотах, не думая, будет думать, не помня, — помнить о Нем. Только бы шел не останавливаясь. Пока есть в тебе это стремление вперед — не бойся, цел твой кораблик и под сенью креста совершает свое плавание по жизненному морю. Цел он — и не надо бояться возможных житейских бурь. Без непогоды не обходится никакое обычное плавание, тем паче жизненный путь. Но не страшны жизненные невзгоды и бури шествующим под прикрытием спасительной молитвы: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную". Не страшны они, только бы не впасть в уныние, ибо уныние порождает отчаяние, а отчаяние уже смертный грех. Если и случится согрешить, верь в милосердие Божие, приноси покаяние и иди дальше, не смущаясь.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского