Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Не на­до уны­вать. Пусть уны­ва­ют те, ко­то­рые не ве­ру­ют в Бо­га, для них, ко­неч­но, скорбь тя­же­ла, так как кро­ме зем­ных удо­воль­ствий они ни­че­го не име­ют, но лю­дям ве­ру­ю­щим не долж­но уны­вать, так как скор­бя­ми они по­лу­ча­ют пра­во на сы­но­в­ство, без ко­то­ро­го нель­зя вой­ти в Царствие Не­бес­ное.

преп. Варсонофий

Си­ла стра­да­ний не в ве­ли­чи­не са­мих стра­да­ний, а в том, как че­ло­век пе­ре­но­сит эти стра­да­ния. Иног­да по ви­ди­мо­му нич­тож­ные обс­то­я­тель­ства при­чи­ня­ют че­ло­ве­ку ве­ли­чай­шее го­ре. На­до со­чу­в­ство­вать. И один и тот же факт по ви­ди­мос­ти раз­ным лю­дям при­чи­ня­ет стра­да­ния в раз­ной сте­пе­ни. Это за­ви­сит от то­го, как че­ло­век при­ни­ма­ет их.

преп. Никон

Неп­рес­тан­ные скор­би, по­сы­ла­е­мые Бо­гом че­ло­ве­ку, суть приз­нак осо­бо­го Бо­жия про­мыш­ле­ния о че­ло­ве­ке. Смысл скор­бей мно­го­раз­ли­чен: они по­сы­ла­ют­ся или для пре­се­че­ния зла, или для вра­зум­ле­ния, или для боль­шей сла­вы. Нап­ри­мер, за­бо­лел че­ло­век и скор­бит об этом, а меж­ду тем этою бо­лезнью он из­бав­ля­ет­ся от боль­ше­го зла, ко­то­рое он на­ме­ре­вал­ся сде­лать.

преп. Варсонофий

Амвросиевский колодец

По преданию, колодец у святых врат Скита был ископан по благословению старца Амвросия, на месте им указанном, и освящен в честь свт. Амвросия Медиоланского, небесного покровителя преподобного старца.  В конце XIX – начале XX вв. в Скиту сложилась традиция совершать крестные ходы на колодец, с совершением водоосвящения в дни Преполовения Пятидесятницы и Происхождения Честных Древ Креста Господня, а также в некоторые другие торжественные дни (например, встреча в Скиту чудотворной Калужской иконы Божией Матери). Вода в колодце отличалась хорошим качеством, и скитяне использовали ее для питья и приготовления чая. Как пишет Летопись Скита за 1916 г.: «Вода его (Амвросиевского колодца), и доселе особенная по своим свойствам, вкусу и качеству, с верою вкушается как братиею скитскою и монастырскою, так и многочисленными паломниками, пьющими, окропляющимися и берущими сию целебоносную воду с собою за тысячи верст». Существует насколько описаний исцелений:

«Разсказывала монахиня Шамординской общины Агриппина. „Вес­ною 1882 года на Пасху заболело у меня горло – образовалась в нем рана, и я не могла ни есть, ни пить. Доктор объявил, что у меня горловая чахотка, и я должна ожидать смерти. Отправилась я к Батюшке. Он и говорит мне: „Из колодезя, что за скитом, бери в рот воды и ежедневно полощи горло до трех раз“. Через три дня он сам позвал меня к себе. Достав из под подушки три яйца и скушав желтки, вложил белки один в дру­гой. Потом благословил о. Иосифу, бывшему келейнику, принести воды из колодезя. Благословив воду, он велел ею растереться мне в келье, а яичные белки съесть. По приходе в келью меня растерли водой и дали мне яичные белки, которые я проглотила без боли. После этого я спала целые сутки и, проснувшись, по­чувствовала, что болезнь моя прошла, и я совершенно выздоровела. Не медля я отправилась к Старцу. Монахини меня не узнали, подумав, что это не я, а родная моя сестра. Батюшка же встретил меня и благословил, сказав при этом, что исцелил меня св. Тихон Калужский. С тех пор я не страдала горлом. Когда я объявила доктору о своем исцелении, он сказал, что это совер­шилось надо мною чудо, и что болезнь моя естественными средствами не могла быть излечена“. (Из Жития старца Амвросия)

Из рассказа монахини Тульского Успенского монастыря Серафимы:

«Батюшку о. Иосифа я знала еще при покойном старце Батюшке Амвросии, который и благословил мне при своей жизни писать к нему, что я и исполняла; но после смерти старца о. Амвросия я по сложившимся обстоятельствам, а скорее по действу диавола, стала редко посещать Оптину Пустынь, а писать совсем оставила. Но вот наступил 1905-й год. Разные волнения в городе, посещение монастыря экспроприаторами, и вот Божие посещение: я заболела сердечною нервною болезнию. Сильное биение сердца, тоска, безсонница, страх смерти, постоянные слезы – все это опять потянуло меня в св. обитель Оптиной Пустыни.

И вот в 1906 г. в июле я одна, с большим трудом, больная, добралась до Оптиной Пустыни. Батюшка о. Иосиф встретил меня весело и сказал: «Спаси тебя Господи, что приехала». Мне от этих слов было и радостно, и стыдно за себя. Я заплакала и говорю:

«Батюшка, я очень больна, биение сердца и страх смерти на меня нападает, боюсь – умру». Батюшка сказал: «Смерти бояться нечего, да и не умрешь, а запустила себя, уклонилась от правого пути, в церковь редко ходишь, – вот и больна». А о слезах сказал: «Хорошо плакать о грехах,а пустые слезы не принесут пользы». И тут же благословил мне поговеть и пожить. Еще у меня болело горло и желудок. Батюшка не благословил лечиться, а сказал: «Вот будешь ходить в скит, каждый раз заходи на колодезь и пей из колодца Батюшки о. Амвросия воду по три глотка и говори: «Святыми молитвами старца моего о. Амвросия помоги мне, Господи!» А нужно сказать, вода была очень холодная, но по благословению и за послушание я пила, и болезнь моя как-то незаметно прошла. А на прощание он мне благословил бутылочку воды, которую я всегда беру и храню, главное, она никогда не портится, несмотря на годы». (Из жития старца Иосифа)

После закрытия Скита советской властью колодец сохранился, и им пользовались миряне, проживавшие в те годы на территории Скита. После возрождения монашеской жизни в Оптиной Пустыни в конце 1980-х годов, колодец  был освящен. Некоторое время вновь существовала традиция крестных ходов братии на колодец. Современный внешний облик колодца восстановлен по дореволюционным фотографиям несколько лет назад.