Аудио-трансляция

Мо­лит­ва к Бо­гу вся­кая до­ход­на. А ка­кая имен­но – об этом мы не зна­ем. Он Один Су­дия пра­вед­ный, а мы мо­жем ложь приз­нать за ис­ти­ну. Мо­лись и ве­руй.

преп. Анатолий

Не при­ла­гай­те серд­ца к су­е­те мирс­кой. Осо­бен­но во вре­мя мо­лит­вы ос­тав­ляй­те все по­мыс­лы о жи­тейс­ком. Пос­ле мо­лит­вы, до­маш­ней или цер­ков­ной, что­бы сох­ра­нить мо­лит­вен­ное, уми­лен­ное наст­ро­е­ние ду­ши, не­об­хо­ди­мо мол­ча­ние. Иног­да да­же прос­тое, по-ви­ди­мо­му, да­же нез­на­чи­тель­ное сло­во мо­жет на­ру­шить и спуг­нуть, как птич­ку, из ду­ши на­шей уми­ле­ние.

преп. Никон

Не за­бы­вай мо­лит­вы – она жизнь ду­ши.

преп. Никон

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

СВОБОДА

Что мы о себе можем думать, не имея смирения? паче должны благодарить Господа, что смиряет нас, хотя невольно. А ты мечтаешь о мнимой свободе! — но не хуже ли она и рабства, ежели страсти нами господствуют?

СВОЕВОЛИЕ

...Что слышишь от старицы, на твои откровения, сделать, постарайся делать со смирением и отвержением своей воли, хотя бы тебе и лучше казалось по-твоему. Об этом также есть у аввы Дорофея и у св. Иоанна Лествичника, в 26 Степени, или Слове, по рукописной книге, глава 110: "и все хотящии познати волю Божию, должны прежде умертвить в себе волю собственную"; и, помолившись Богу, с верою и нелукавою простотою, вопрошать отцов и братий в смирении сердца и без всякого сомнения в помысле, и принимать советы их, как из уст Божиих, хотя бы они и противны были собственному их разуму, и хотя бы вопрошаемые были не совершенно духовные; ибо праведен Бог и не попустит, чтобы те души прельстились, которые с верою и незлобием смиренно покоряются совету и суду ближнего, хотя бы вопрошаемые и не весьма были разумны, но глаголющий чрез них есть Невещественный и Невидимый. Вот сколько тебе наставлений отеческих; надобно слушать их, если хочешь спастись.


...Вы должны быть покойны, а особо когда полагаетесь на волю Божию; а какая она будет, это от нас закрыто; но вы заблаговременно говорите, что "будет невыносимо, когда К. откажет". Разве так-то полагаются на волю Божию? По-вашему, видно, так: что когда положились на волю Божию, то чтобы непременно было так, как вы хотите, а не так, как угодно Ему. Ведь Он больше нас знает, что нам полезно.


Святой авва Дорофей очень просто, но весьма понятно вразумляет нас, как можно навыкнуть отсечению своей воли: начиная с малых вещей, посмотреть ли на что-либо, сказать ли что, пойти ли куда; удерживая себя от всего этого с понуждением, человек приходит в навык и в больших вещах отсекать свои хотения. О сем очень хорошо и подробно пишет св. Петр Дамаскин: "...егда же хощеши положити начало..." — прочти это и найдешь великую пользу душе своей. Есть много о сем у св. Иоанна Лествичника, у св. Симеона Нового Богослова и у прочих святых.

СВЯТЫЕ ОТЦЫ

...Обещал письменно изложить вам о сем немаловажном предмете <молитвенном правиле> рассуждение, не от своего разума или делания, — не могу ничем похвалиться, в лености бо и в нерадении скончаваю дни мои, но от учения и рассуждения святых и богомудрьгх отец, прошедших деятельную жизнь, путеводившую их к ведению и духовным дарованиям, и тако получившим спасение.


...Они опасались своим разумом и волею руководиться, дабы избежать обеих крайностей: и оскудения, и преумножения, наносящих вред подвижникам, но шли средним царским путем.


...Святые отцы при всей высоте своей имели смирение и помышляли быти себе грешных, отнюдь не обращая ума своего на добродетели и на дарования.


Посмотри на свою жизнь и поверь с жизнию и учением святых отцов. Они, прошедши страдательный путь жизни, смирением и любовию совершили оный и получили плод духовный; а мы, не говорю уже ты, ищем только покоя в жизни нашей; укоризн и досад не терпим, а отреваем от себя, и при таком бедном устроении повлачимся мнением о себе, а других укоряем, осуждаем, презираем и прочее, то каких же будем ожидать плодов духовных? Что сеем — то и жнем.

СВЯТЫЕ ТАЙНЫ

Говеть Господь да благословит тебя. Воздержание имей по силе, и обрати внимание на внутреннее делание: самоукорение, смирение, терпение, любовь; ближних не зазирай и не осуждай, свои грехи и немощи смотри.


Желаешь поговеть и неосужденно причаститься Святых Христовых Тайн: самое нужнейшее к оным приуготовление — оставлять ближним согрешения их, по слову Господню: "аще оставляете ближним согрешения их, и Отец ваш Небесный отпустит вам согрешения ваша; аще ли не оставляете им согрешения их, то ни Отец ваш Небесный отпустит вам согрешений ваших" (Мф. 6, 15); и иметь мытарево смирение; так бывает истинное покаяние, и во смирении нашем помянет нас Господь и пошлет Свою помощь в делах наших, при нашем благом произволении.


При сознании своего недостоинства и покаянии в грехах Бог прощает грехи наши, и таинства бывают нам в очищение грехов; но кто же будет столько безумен, что сочтет себя достойным таинства Причащения? Когда и святые, Великий Василий и Иоанн Златоуст, считали себя недостойными, то мы посмеем ли считать себя когда достойными? А это сеть вражия, хотящая тебя смущать. Тогда недостоинство осуждает нас, когда мы, валяясь в тине грехов и в злобе, и тако дерзаем, но с покаянием и смирением приступая, получаем прощение.


Ежели бы вы подумали или сказали, что достойно причащаетесь сей святыни, то уж и было бы знаком недостоинства вашего. Святые и великие духоносные мужи Василий Великий и Иоанн Златоуст в молитвах говорят о себе, первый: "вем, Господи, яко недостойне причащаюся пречистаго Твоего Тела и честныя Твоея Крове". А второй: "несмь доволен, Владыко Господи, да внидеши под кров души моея". Когда таковые светильники мыслили о себе столь смиренно, то как же нам не смирить себя и не считать недостойными сего дара? И когда мы сами себя осуждаем, каемся о наших грехах и приступаем с верою, страхом и смирением к сей величайшей святыне, то силен Господь потребить и огнем Божества попалить все грехи наши и очистить нашу душу от всякия скверны, ибо Он пришел не праведников, но грешников спасти.


Последовавшее с тобою искушение после причастия Святых Тайн произошло не оттого, что ты, как пишешь, без усердия ходила в церковь и в келлии молилась без внимания, а оттого, что без смирения приготовлялась; а если бы приступала, как мытарь, со смирением, и помнила, что приняла Самого Господа внутрь себя, смирившего Себя нас ради, то вся бы гордость попрана была и в прах обратилась и не могла бы подвигнуться от одного слова, сказанного сестрою; не думала бы о том, что кто на тебя смотрит. Сам Владыка удостоил посетить дом души твоей, а Ему предстоят небесные силы; но что делать! когда не могла тогда употребить в пользу того случая, то теперь укори себя, смири, приноси покаяние, и получишь милость Божию; а впредь старайся помнить свою немощь и худость и не подвигаться от слова, а чрез оное исцелять себя от гордости.


...О случившемся искушении после сообщения Святых Тайн можно полагать, что, принимая с не обыкновенным спокойствием, вознесся только мыслию, и — попущено ниспасть в смирение. А надобно иметь осторожность: не спать после обеда.


Когда приступаешь к Божественной трапезе и ощущаешь умиление и слезы, то, конечно, это есть посещение Божие: потому-то надобно приступать со страхом, верою и любовию и опасаться принимать помыслы тщеславия и отвергать боязнь, что будет в это время страстное движение; от самого сего страха оно и может случиться; однако и на это есть покаяние со смирением; когда в нас есть залог самосознания и смирения, то не можем пострадать ничего подобного; а когда с наблюдением (Лк. 17, 20) ищем в себе чего-то высокого, утешительного и увлекаемся тщеславием, то отъемлется утешение и умиление, а освящение не отъемлется. Верою бо ходим, а не видением (2 Кор. 5,7); ты сама понимаешь, что за тщеславие и заносчивость ума и гордость, во всяком случае, лишаемся душевного утешения; но и оное не всегда нам полезно, и на место оного является искушение и духовный крест, обуздывающие наше мнение.


За неимение чувств во время Причащения не смущайся, но смиряйся, будут и чувства: оные даруются смиренным, и когда мы себя совершенно осудим, не опираясь отнюдь на свое достоинство.


Частое причащение Пречистых Тайн Христовых весьма хорошо бы и спасительно, ежели бы не сопрягалось в вас с сим ропота и осуждения других за сребролюбие; вы видите в других сучец, а в себе бревна не замечаете... Посему лучше раз или два приступить, но без ропоту, нежели часто с роптанием и осуждением других... В первые века христианства приступали все к причастию Таинств в каждое служение Литургии, но после Церковь постановила непременным для свободных четыре раза в год, а для занятых работами хотя один раз приступать к причащению Таинств; первое исполняют очень редкие, да и последнее не все делают, неужели сему причиною бедность? Совсем нет! но привязанность к миру и вещам его и охлаждение в вере.

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

Я считаю вредоносными для вас сии действия: испытание разума Писаний, для нас сокровенных и недоведомых; ибо прежде времени познание оных вредит нам, и прежде делания первых познать второе не полезно, а чрез труды и исполнение заповедей, удобопонимаемых нами, откроет Бог и прочее, нами недоразумеваемое. А ежели прежде времени узнать весь разум Писаний, то, возгордившись, ум пренебрежет о деянии: и все потеряет. Что скоро и без труда приобретается, то скоро теряется и пропадает.


Деятельный разум предпочитается простому понятию и разумению Писаний, почему и сказано: разум кичит, а любы созидает (1 Кор. 8, 1). Не надобно углубляться далеко в разумение; чего иногда не понимаете, оставьте это так, ум еще не чист, не может всего обнять; будьте довольны тем, что разумеете, и постарайтесь оное исполнить; тогда и то откроется. Св. Исаак пишет: "горе предати новоначальному высокая", и в другом месте: "не пользует разумение Писаний пребывающих в страстех".


Наши умы и сердца не очищены и не могут чисто зреть таинственного смысла Священного Писания, то поне да смиримся, и Бог силен послать нам просвещение истинного разума.


Вы, делая свои заключения, основываясь на Священном Писании, нигде не предложили себе заповеди Божией о повиновении Церкви и к ней ни в чем не относили своего умозаключения, но прямо сами полагали смысл Священного Писания, и во многом погрешили. Те люди, которые установляли в Церкви порядок и определяли смысл Священного Писания, были богодухновенные пастыри и учители церковные, в них Сам Дух Святой действовал в оном деле; но вы сего о себе сказать не можете. Хотя и имеете естественный и науками просвещенный ум, но не благодатию. Знайте ж, что мудрость мира сего есть буйство у Бога (1Кор. 3,19).


Верою ищите укрепления в слове Божием; оно есть пища души и целительный бальзам душевных наших язв, в скорби сладкое утешение; оно научает нас, что: егоже любит Господь, наказует: биет же всякого сына, егоже приемлет (Евр. 12, 6). Слово Божие говорит, что пространный путь и широкая врата вводят в пагубу, прискорбный путь и узкая врата в живот вечный (Мф. 7, 13), и паки: "горе вам, насыщенным, яко взалчете, горе вам смеющимся, яко возрыдаете, а напротив, ублажает тех, кои здесь нищи духом, плачут, коих поносят и изгоняют без правды (Лк. 6, 25—26); потом притчею о богаче и убогом Лазаре показывает, что здешнее наслаждение и благоденствие лишает будущих благ, а скорби и страдание, подобно Лазарю, приобретают оные (блага), и еще то, что многими скорбями подобает нам внити в Царствие Божие.

СЕРДЦЕ

...Сердце... есть пространная нива, заросшая тернием и волчцами страстей. Как на ней сеять благие семена? Они пропадают и не приносят плода: посему и надобно на всяк день, хотя понемногу, исторгать терние страстей, не попущая (им) происходить в действие...


...Следи за движением своего сердца и низлагай возникающие страсти, а паче гордости, гнева, ярости, зазрения и осуждения ближних. Что нам плакать о чужих мертвецах, когда свой мертвец лежит перед нами, — умерщвленная грехами душа наша.


Болезнь сердца <плач духовный> нам очень нужна, о чем старец Паисий приводит свидетельство многих святых в житии его; о сем написано много хорошего в отеческих учениях, когда читаем с верою и смирением, зазирающе себя, а не других; а мы довольствуемся только одним чтением простым, оттого и душа бывает голодна и холодна.


На вопрос твой — о неизвещении сердца к некоторым людям, — христианское ли это дело? кажется, нельзя положиться на чувство сердца нашего, в страстях движимого, хотя и случается по предчувствию что-либо испытать похожее на то. Но кто в простоте сердца обращается с ближним, то Господь не попустит повредиться; разве ко искусу и к научению или к наказанию по достоинству.


Место, выставленное вами из книги Варсонуфия Великого: когда нельзя вопросить старца, то должно молиться трижды и смотреть на преклонение сердца до волоса — прилично людям, здравым в отношении души; вам же это никак нейдет, так как душа ваша сильно была потрясена прелестию вражиею и сим сердце ваше расстроено.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>