Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Спа­се­ние на­ше сос­то­ит в ве­ре и в упо­ва­нии на ми­ло­сер­дие Бо­жие, пре­да­ние в Его свя­тую во­лю се­бя и всех нас.

преп. Макарий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Празднословие

...Я писал не об уединении, а обуздании языка от празд­нословия и вредных от сего последствий, рассеяния и помрачения ума; уже не так будет приятно чтение после рассеянности (преп. Макарий).


Хотелось бы мне сказать несколько слов о рассеянности жизни вашей келейной и бываемом празднословии, что оно охлаждает сердце и душу тщу (бесплодной) дела­ет, как святой Исаак пишет и прочие... (преп. Макарий).


...Живя в одной келье с другими и слыша праздные и бесполезные слова, тверди больше свой урок, т. е. мыс­ленно взывай к Богу: Господи, Иисусе Христе, Сыне Бо­жий, помилуй мя грешного — и спасешься от праздно­словия (преп. Антоний).


...Должно иметь любовь друг к другу и удаляться празднословия. Пророк Давид сказал: «не стало праведного...» (Пс.11, 2). Почему же оскудел? Потому что — «уста льстивы, говорят от сердца притворного» (Ср.: Пс.11, 2—3), потому что не говорят о душеполезном, а повсюду празднословие, потому что только и говорят о пустяках... Одному иноку было видение. Стоят несколько монахов и празднословят, и видит он, что между ними и кругом их бегают грязные кабаны. Это были бесы. Потом увидел он монахов, говорящих назидающее душу, и между ними стояли Ангелы светлые. Потщимся, братия, не погублять своих тру­дов за послушаниями празднословием, а более всего по­тщимся стяжать смирение (преп. Варсонофий).


Только помни мое слово: ешь пирог с грибами, а язык держи за зубами. Всегда будь осторожна в разгово­ре. А то подует ветер с противной стороны, и ты поту­жишь, да не воротишь... Больше всего помни, что смире­ние и без дел может спасти, а дела, как бы они ни были велики, не спасут (преп. Анатолий).


Оставь празднословие, будешь умница, хорошая монахиня; мы будем любить тебя и заботиться о спасении твоем. Только смирись. Считай себя хуже всех, и будешь лучше всех! (преп. Анатолий).


Разговоров избегай, и вообще всякого греха, а поползнешься, кайся, и Господь поможет тебе, и будешь искуснее и осторожнее. А главное, никогда не смущайся (преп. Анатолий).


...Не люблю тех, кто в церкви говорит. Ну, от помыс­лов не уйдешь, а за язык-то кто тебя тянет? И других соблазняешь. Спасайся! (преп. Анатолий).

Остерегайтесь шуток и неосторожных слов в обраще­нии друг с другом. Это оговаривание и пустословие может обратиться в привычку (преп. Никон).


...Братия монахи, в ожидании старцева приема, разго­варивали между собой о нужном и ненужном. Старец, про­ходя, мимоходом скажет: «Народ! Не разевай рот» (преп. Амвросий).


Рад, что ты мирна, будь и скромна, т. е. не возносись, ничем не пренебрегай, будь осмотрительна, осторожна, знай, что одно слово иногда может разрушить счастье, и недаром живет пословица: слово не воробей, выпус­тишь — не поймаешь, (преп. Анатолий).

Праздность

Пишете вы об Е., что находит на нее тоска и скучает. Что ж с этим делать, надобно терпеть, молиться Богу, про­сить от Него помощи, заниматься рукоделием и не быть в праздности, от которой не только скука, а многие пороки происходят... (преп. Лев).


Спрашиваешь моего мнения о службе, на которую же­лает поступить твой сын. Мое мнение такое: хотя служ­ба эта не хороша, но праздность еще много хуже; лучше служить и быть при деле, чем в бездействии проводить время в кругу таких людей, о которых он упоминает в своем письме (преп. Амвросий).

Превозношение

...Враг не борет тебя ими <страстями>, но влагает высокоумие, всех других пороков тягчайшее. Когда он сам, будучи бестелесен, за один сей грех низвержен с неба, то тщится оным и других запять. И потому Премилосердый Господь попущает нам иногда падать и какими-нибудь душевными страстями запутываться, чтобы видеть свои не­мощи и грехи и о них пещись, а не смотреть других грехи и неисправления, а паче когда они нам еще не поручены (преп. Макарий).


...Думаю, попущено врагу на вас вооружаться сильно за то, что вы возомнили о себе, что стяжали мир (преп. Макарий).

Предопределение Божие

О предопределении церковные учители ясно указы­вают, что предопределение бывает по предведению Божию, а не просто предопределяется человеку; Бог видит наши дела, и не содеянные еще, и по оным предопределяет наказание или награду. Но этим самовластие человека не стесняется. На что нам входить в дела Божии? Они для нас непостижимы... (преп. Макарий).


Что делать? — достигло и ваш край посещение болезнью, и в обитель вашу проникла; непостижимые судь­бы Божий вся на лучшее устраивают. Нам должно благого­веть и в ничтожестве нашем повергаться пред Ним, ища умирения совести покаянием, а не паническим страхом ужасаться смерти. Смерть необходима для всех: но рано или поздно кто умрет, или паче переселится в будущ­ность, состоит в предопределении Божием; тот только отойдет отсюда, кому предопределено в настоящее время кончить предел здешнего странствования. Старайтесь успокаивать себя (преп. Макарий).

Предчувствие скорбей

Пишешь, что тебя тяготила тоска и предчувствие ка­кого-то неожиданного сильного прискорбия. Ничего не должно предугадывать вперед, а должно все, что Господу угодно будет послать, принимать и считать за великую милость Божию (преп. Иларион).


Что же касается до вашего предчувствия, что имеете страх или боязнь в сердце, то, кажется, к вашей любви неоднократно писал, что... таковых чувств понуждаться не должно, а когда кто и понуждал себя, то впадали во иску­шения... (преп. Лев).

Прелесть

...Изволите ли знать, что есть прелесть; прелести суть разнообразные имеют действие, по мере возношения ума и сердца помрачается ум и пленяется в мнение и от занятия собой, и само мышление верует мнениям и мечтам, пред­ставляемым ему от всеобщего врага — диавола, и сим изступает и произносит те нелепости, как ему представляется от мнения и мечт, и сие значит прелесть (преп. Лев).


Главная причина прелести во всяком случае есть гор­дость и самочиние (преп. Макарий).


Жаль бедную девушку, что она впала в такое омраче­ние, считает ненужным молиться, потому что молится толь­ко устами, а сердце холодно, и никак ее не убедишь, а все находится в своем мнении; кажется, это прелесть. Она, верно, имела теплоту в молитве и увлеклась оною, что за­метно из слов матери, ибо она говорила ей, что ничего бы так не желала, дабы только быть свободною и молиться Богу. Должно быть, наказательное попущение, но силен Господь и помиловать ее, и дать ей чувство смирения... (преп. Макарий).


О молитве повторяю вам, что самое то, что думать иметь действие благодати от теплоты, уже есть и прелесть: «Цар­ствие Божие не приходит с соблюдением» (Лк.17, 20). Исполнением заповедей Божиих уготовляйте сердце ваше, очищая оное от страстей, и нисходите в глубочайшее сми­рение, познавая и видя свою немощь, и когда будете иметь залог смирения в сердце вашем, то оное будет уже бе­зопасно от обольщения вражия, и сама благодать Божия напишет в нем свои законы. Святые, имевшие благодать в себе, считали не у достигших себя оной, и самое это смире­ние сохраняло их в безопасности, а кто думал иметь бла­годать, тот был водим гордостью и обольщался... (преп. Макарий).


Тебе же хочется видеть, что ты хорошо живешь и спасаешься, а не понимаешь, что от сего рождается прелесть, а немощи-то нас смиряют (преп. Макарий).


Что толку из того, что ты сидишь одна, и дверь на крючке заперта? Ты молишься и думаешь, что тем спасешься; желаешь мантии, и будто только одного этого недостает. А что с тобою стало случаться? Уже предведение, сонные видения и явные явления, кои ты все прини­мала за благо, и обольстилась своею святынею до того, что и явно стал враг являться. Какие это плоды? Плоды гордо­сти, а ты все принимала за благо, да и теперь думаешь, что за подвиги твои враг на тебя восстает, а того не понима­ешь, что за гордость наказывается от Бога (преп. Макарий).


Сну твоему потому только нельзя допустить дать веры, что он тебя смутил; я тебе и так пишу всегда, что смуще­ние твое происходит от козней врага, для чего ж нужно еще сонное подтверждение? может быть, у врага та метода, дабы, обольстив тебя правильными снами, после ввести в совершенную прелесть. Оставь лучше и не веруй снам, у нас есть слово Божие и советы — святых отцев учение, а в недоумениях имеешь матушку Игуменью, сестру, и я греш­ный, по вере твоей, что-нибудь напишу... (преп. Макарий).


Ты пишешь о неотступно находящейся при N. молитве и о прочем; надобно узнать, нет ли у нее тайного мнения о сем, и оттого увеличиваются ее немощи; надобно молить­ся Господу, да не попустит впасть в прелесть (преп. Мака­рий).


На высокое не простирайтесь, а более смиренными водитесь, ибо прелесть опаснее самых слабостей, и неудобь исцеляема (преп. Макарий).


...Бедная, идет своим путем, летит прямо на небо с молитвою от сердца, хотя и мечтает, что много окормляется, но я опасаюсь за нее — как бы не впала в прелесть... (преп. Макарий).


...Вас более смущает то, что вы не можете в церкви при всех мирно молиться, выходя из оной, чувствуете, что совсем не были, а дома молитесь лучше и возносите умилен­ные молитвы. Вы не понимаете, что это есть сильная пре­лесть, лишающая вас спокойствия; когда вы, молясь уеди­ненно, думаете, что хорошо молитесь, то будьте уверены, что оная молитва Богу неприятна, хотя бы были и слезы, и чувство умиления; когда все сие не имеет глубокого сми­рения, то есть прелесть. В церковной же молитве вы, ища такого ж чувства и не находя оного, считаете себя немо-лившеюся и смущаетесь, а это есть последствие или плоды домашних ваших молитв; враг возводит вас до небес и низводит до бездн; там возвышает, а здесь низвергает и причиняет смущение, что и доказывает о основании молит­вы вашей на высокоумии. Вы молитесь просто, не ища в себе высоких дарований, считая себя недостойною оных, то будете и спокойны, и хотя видите хладность молитвы своей, тем паче имейте в чувстве смирение, что «я недо­стойна», но без смущения, то, верно, оная принята будет у Господа лучше той, о коей вы мните, что молитесь хоро­шо... Совет мой вам: не оставлять церковной молитвы, но смиренно во оной молиться и не смущаться о том, что будто бы «не молилась и не была», и сию мысль от себя отвергать, а о домашней не возноситься, то и будете мирны. Знайте, что плод гордости и возношения есть смущение и неуст­роение, а плод смирения есть мир и спокойствие; от гордости произошло все зло, а от смирения все благо... (преп. Макарий).


Мавра ваша, как видно из вашего описания, находится в прелести. — Что делать? Это и у нас иногда случалось и случается. Таких прельщенных покойные наши старцы определяли в черные труды. Так как прелесть есть следствие гордости и самомнения, то черною работою хотя несколько сбивается проклятая гордость. Не мешало бы и вам свою Мавру заставить в кухне хоть что-нибудь помогать по ее силе, например, картофель чистить или посуду мыть и про­чее. А уединенную жизнь разрешить ей ни под каким видом не следует. Ибо, как вы заметили, от этого она должна со­всем с ума сойти. — Часто сообщаться Святых Тайн ей также не следовало бы. Пусть бы духовник ее сначала скло­нял ее к смирению и самоуничижению (преп. Иосиф).


Из разговоров ее с тобою заметны в ней признаки прелести. — Слова ее «зачем избирать в руководителя человека, разве Дух Святый не может без посредства людей научать всему нас» — показывают мудрование лютеран­ское. И что руководствует ее во всем Царица Небесная — это признаки прелести, показывает в ней самонадеянность. Бывать тебе у ней не мешает и, чем можно, при помощи Божией помочь ей. Дай прочесть ей в 1-й части «Добротолюбия» «О трех образах молитвы» и 5-е Поучение Аввы Дорофея и посмотри, как она понимает, а лучше бы всего ее сюда к нам направить (преп. Иларион).


Частое повторение в твоих строках «прельщенная» ни к чему хорошему не ведет, а пожалуй, через это еще кичение может быть, приятное врагу. Не повторение нуж­но, а сознание в чувстве, окаивание себя и исправление. Не велика честь быть прельщенной, столько лет живши под руководством старца (преп. Иларион).


Ты верно понимаешь, что хотя мы и должны друг за друга молиться, но не должны своим молитвам приписы­вать чудодейственную силу, думая, что просимое нами будет Господом непременно исполнено. Такое мнение исходит от гордости и ведет к прелести (преп. Иларион).


...Сестре Е. за молитвы ваши и отец наших, кажется, по-видимому, пооблегчается в ней действие прелести, и Господь силен и всемогущ подать ей Своею благодатью помощь и чувство к отсечению своей треклятой воли, ко­торую употребляя и всякие помыслы принимая, ввергнула сама себя в ров пропасти; равно и кто начнет нудить себя, и повинуясь, по преданию святых отец, и отсекая свои хотения, даруется ему смирение, изгоняет гордыню и со оною прелесть! (преп. Лев).


...Бесовское наругание, попущенное ради твоего высокоумия, а цель его всегдашняя — смутить и отвлечь чело­века от смиренного молитвенного состояния. И благоуха­ние иногда, и иногда смрад — все это прелесть вражия, по слову святого Симеона Нового Богослова. Враг возводит тебя до небес и низводит в бездну, и то и другое ради твоего высокоумия (преп. Амвросий).


Потребно нам иметь более всего смирение искреннее пред Богом и перед всеми людьми и более бояться и остерегаться самомнения, и тщеславия, и самого тонкого, что мы стяжали нечто духовное. Особенно бойся верить внешнему и внутреннему свету и искусительным блистани­ям. Малейшее в нас сомнение показывает уже, что это с противной стороны. А другие признаки, погрубее, явно уже доказывают, что это не вино духовное, а уксус вражий, который вскоре после показывает свое действие в различ­ных страстях (преп. Амвросий).


И слишком радостью не увлекайся. Святой Петр Дамаскин учит: «Когда придет радость, представляй печаль, а когда обыдет печаль, возбуждай радость». Так и будешь сохранена от прелести и от отчаяния (преп. Ана­толий).


Господь да сохранит нас от всякого зла, и особенно от прелести вражией, которой явный признак — беспорядочное смущение и внушение самомнения и вслед за тем студные помыслы, или пожелания мирские, или чувство гне­ва и раздражительности (преп. Амвросий).


Ты... так увлеклась своеразумием и своечинием, что, презирая совет и действуя по-своему, дошла будто бы до самодвижной молитвы сердца во время сна. Это бывает у редких и из святых людей, которые достигли крайнего очи­щения от страстей. Люди же еще страстные, как поведал нам некто, сам это испытавший, прислушиваясь в полусонии к подобному внутреннему движению, как твое, услышали — что же? Услышали «мяу» — кошачье, хитро произносимое наподобие слов молитвы. Сестра! Надобно смириться. Мера наша еще очень маленькая. Как бы не попасть в сети врага, и особенно в тонкую прелесть, потому что подверженные прелести вражией бывают неудобоврачуемы. Скорее вся­кого грешника можно обратить к покаянию, нежели пре­лестного вразумить. А ты уже и пишешь, что не понимаешь, в чем состоит покаяние (преп. Амвросий).


Прелести вражией более всего бойся при слезах и ра­дости, по совету Лествичника, отвергая приходящую ра­дость, как недостойная, чтобы не принять волка вместо пастыря. Не вотще сказано: «работайте Господеви со страхом, и радуйтеся Ему с трепетом» (Пс.2, 11). И о мироносицах пишется, что они бежали от гроба со страхом и радостью. Все это показывает, чтобы мы были осторожны касательно мнения о себе, когда покажется нам, что будто бы что-нибудь стяжали духовное и благодатное. Такое мнение везде выставляют началом и виною прелести богомудрые и богодухновенные отцы, особенно преподобный Марк Подвижник и Исаак Сирин пишут, что нет доброде­тели выше покаяния, и что покаяние до смерти потребно не только грешным, но и праведным, потому что и правед­ник седмижды в день падает, и что самое совершенство совершенных несовершенно. По этой причине и все святые всегда смирялись и имели себя под всею тварью, потому и пребывали непадательны (преп. Амвросий).


Видения, бывшие тебе и представлявшиеся, не истин­ны, как-то: видение Воскресшего Господа, видение Божией Матери и другое прочее подобное. Вперед не верь ни снам, ни видениям. Все это опасно и обольстительно и не увен­чивается добрым концом. Самые плоды настоящей твоей жизни могут служить тебе ясным доказательством, что ты был обманут и увлечен самомнением от бывших пред­ставлений и мнимой чистоты, и светлости ума, и случавши­мися слезами, и умилением. Все это питало в тебе тайное и тонкое кичение и обольщение вражие, от которых про­изошли потом горькие плоды. Впрочем, отчаиваться не должно. Несть грех побеждающ человеколюбие Божие. Силен Господь поправить твои душевные обстоятельства, если понудишься положить новое начало с истинным пока­янием и искренним смирением. Прежний образ молитвы оставь и не дерзай восходить умом на небо и представлять непостижимое Божество во образе. Благоговейно покло­няйся на иконе образу Святой Троицы, но не представляй умом Божество в таком виде — это опасно, по учению святых отцев, Григория Синаита и других. По краткости теперь нет возможности распространяться о сем. Если хочешь поправить испорченное дело, то подражай в молитве мытарю, о котором Сам Господь говорит, что он не смел и очей телесных возвести к небу, а об уме и говорить нечего, т. е. никак не дерзал умом восходить на небо, а стоял пред Богом со страхом и смирением, как зримый свыше от Гос­пода, и прося помилования: Боже, милостив буди мне грешнику, и не дерзая спорить с фарисеем, который явно уничижал его. Вот образ покаяния и возвращения на правый путь для всех согрешивших. И ты ни с кем не спорь и никого не учи, а только внимай своему покаянию и исправлению собственной жизни, во страхе Божием, со смирением и самоукорением, не оправдываясь и не отвергая укоризны со стороны, кольми паче никого не судя и не осуждая (преп. Амвросий).


Послушница Евстолия, молитвенница, боится впасть в прелесть. Пусть она держится боголюбезного смирения, считая себя в чувстве сердца грешнейшею всех людей, и тогда в прелесть не впадет. Ибо, по замечанию святых отцев, «смирение непадательно». Правило ночное с покло­нами пусть определит себе сама по своим силам и дер­жится его. Если пятьсот поклонов класть необременитель­но, пусть кладет. А то можно и уменьшить. Только чтобы держала умную молитву с сердечным смиренным располо­жением евангельского мытаря: Боже, милостив буди мне грешной! (Лк. 18, 13). Послушания своего — чтобы успо­каивать странных и сестер, пусть не оставляет. Они — молитвенницы ее. Разве если бы почувствовала перерыв молитвы. Тогда можно бы несколько уединиться, дабы возгреть молитву. За делами ей приходится опускать службы и келейное правило и нарушать пост. Пусть за это укоряет себя пред Господом и кается, но отнюдь да не смущается. Послушание паче поста и молитвы. Во время ночной мо­литвы враг наводит на нее разные страхования. Это — обычная демонская уловка. Но, по замечанию преподобно­го Иоанна Лествичника, при молитве и крестном знамении не следует сего бояться, а должно все это презирать (преп. Иосиф).


Пишешь, что сама ты не понимаешь своего душевного устроения. Ты, как видно, от неопытности и самочиния, по причине самомнения и скрытности характера подверглась прелести вражией. Поэтому молись Господу о избавлении: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, прельщенную! Гос­поди, не попусти врагам до конца поругатися над созда­нием Твоим, которое Ты искупил Честною Твоею Кровию». Когда будешь так молиться, то сама увидишь действие этой молитвы, как душевным врагам это будет неприятно и они будут смущать душу твою и отвлекать, чтобы ты так не молилась, да и самолюбию твоему будет неприятно счи­тать себя прельщенною. Но ты понуждайся так молиться и просить от Господа помилования и вразумления. При этом должны быть и еще путаницы душевные, но заочно неудоб­но изъяснять. Ты прежде и лично была скупа на объясне­ние, скрывала сама не знала что и для чего. В скрытности и самочинии основание прелести вражией, от нее же да из­бавит нас Господь (преп. Амвросий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>