Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Нет не­дос­тат­ка в ру­ко­во­д­стве к доб­ро­де­те­ли и бла­го­чес­тию; лишь бы толь­ко усер­д­ство­ва­ли к то­му и ле­нос­тию лу­ка­во­го ра­ба от оно­го не от­тя­ги­ва­лись. Впро­чем, все ве­дет нас к доб­ро­му. Лю­бя­щим Бо­га все пос­пе­ше­ст­ву­ет во бла­гое.

преп. Моисей

Все­объ­ем­лю­щий Про­мысл Его прос­ти­ра­ет­ся как на весь мир, так и в осо­бен­нос­ти на каж­до­го из нас.

преп. Макарий

Гос­подь по­чи­ва­ет в прос­тых серд­цах. Зо­ло­то вез­де вид­но и вез­де прог­ля­нет, нес­мот­ря да­же на уг­ло­ва­тость, а дру­гой, как ни куд­рявь­ся, все зо­ло­том не бу­дет.

преп. Амвросий

Вселенская родительская суббота

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Дорогие братья и сестры, сегодня, в субботний день, мы с вами совершаем поминовение всех от века усопших православных христиан накануне начала Великого поста. Святая Церковь переводит ныне внимание наше за пределы настоящей жизни, прешедшим отсюда отцам и братьям нашим, напоминанием о состояниях, которого и нам не миновать, расположить нас должному прохождению Сырной седмицы и следующего за ней Великого поста. И нам на путях нашего спасения важно еще раз вспомнить о христианском отношении к понятию смерти и необходимости молитвенного поминовения усопших.

«Что для человека всего ужаснее?» – спрашивает праведный Иоанн Кронштадтский. И отвечает: «Cмерть? Смерть – царь ужаса. Да, смерть, – говорит он. – Всякий из нас не может без ужаса представить, как ему придется умирать и последний вдох испускать. Но не страшитесь и не скорбите, братья, чрез меру. Иисус Христос, Спаситель наш, Своею смертью победил нашу смерть и Своим воскресением положил основание нашему воскресению; смерть истинного христианина есть не более как сон до дня воскресения или как рождение в новую жизнь».

Увы, в современном обществе, в котором мы с вами живем, я имею в виду планетарный характер, не только нашу страну, так как его нередко называют постхристианским, потому что оно все больше и больше отказывается от традиционных ценностей и тем более заветов Христа. Считается в обществе дурным тоном, моветоном, поминать в общении вопрос о смерти, дабы не досаждать живущих этим и не мешать тому удовольствию, которое они хотят получить от жизни. Но иное восприятие этого вопроса у православных. Святой Иоанн Лествичник так говорит, что «память смертная столь же необходима человеку, как необходим хлеб, и как без хлеба нельзя жить, так и без памяти смертной невозможно управить жизнь свою. Без хлеба человек слабеет телесно, без памяти смертной – духовно. Хлеб укрепляет жизнь добровольную, у кого есть хлеб, тот с голоду не умрет, кто всегда имеет память смертную, тот не умертвит своей души смертью духовною, не согрешит смертно».

Вообще, наша жизнь, каждого из нас, похожа на луч фонаря, у которого есть начало и у которого нет конца – мы бессмертны. Бог вызвал нас из небытия в бытие, чтобы, проходя жизнь временную, познав и соединившись с истиной, что есть сам Христос, мы обрели вечное и были уже здесь, на земле, причастниками Царствия Небесного. Митрополит Филарет (Дроздов) говорит: «Забвение о будущей жизни ведет к забвению всех добродетелей и обязанностей и превращает человека в скота или зверя». Грешнику «страшно впасть в руки Бога живаго», как говорит апостольское послание. Всякий содеянный человеком грех есть свидетельство отвержения им любви Божией, разрыва узов любви к нему, есть свидетельство добровольной привязанности к дьяволу. «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил», – как говорится в посланиях от Иоанна, ведь всякий грех, отторгая нас от Бога, связывает нас с дьяволом и порабощает ему. «Что же делать несчастному грешнику?» – спросим мы. Спаситель говорит всем: «Ибо нет человека без греха». Когда заканчивается Литургия, то поются слова: «Един Свят, един Господь, Иисус Христос». Покайтесь и веруйте в Евангелие, покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное.

Преподобный Амвросий Оптинский дает конкретные советы, как поминать усопших: «Мы не язычники, которые не имеют никакой надежды касательно будущей жизни, а христиане, имеющие отрадное утешение и за гробом, касательно получения будущего блаженства вечного. Этой отрадной мыслью должно уметь нам скорбь нашу утолять. Только должно принять приличные к тому меры: первая, – говорит он, – поминать душу на Бескровной Жертве, на чтении Псалтири и в домашних молитвах, и о душе его полезную творить посильную милостыню». И святой Григорий Нисский говорит: «Не просто так, а промыслом Божиим на человеческую природу наслана смерть, чтобы после очищения от зла во время отделения души от тела, человек через воскресение снова был воссоздан здоровым, бесстрастным и чуждым всякой примеси».

С древнего языка, протоязыка, санскрита, не даром слово «смерть» переводится не иначе как «благо». И само понятие «мертвец», «мертвый человек» в Православии имеет совсем другой смысл, нежели у неверующих людей. «Мертвец» в нашем понятии – это нераскаянный грешник, носящий в себе дух смерти, причастник Христа, Его благодати, небожитель еще здесь, на земном поприще. И это отражается не только в нашем мировоззрении, но и в нашей культуре, у наших классиков. Так, Екатерина, героиня произведения «Гроза» Островского говорит: «Не то мне страшно, что я умру, а то какой ответ я дам Богу на Страшном суде». Писатель Николай Гоголь, который посещал часто нашу Оптину пустынь, сетовал, что его так и не поняли многие в произведении «Мертвые души», ибо мертвыми были не покупаемые Чичиковым души почивших христиан, а действующие персонажи, живущие без Бога, в страстях, пороках и грехе. Пожалуй, лучше всего в христианском отношении к смерти сказал апостол Павел в послании к Филиппийцам: «Ибо для меня жизнь – Христос, а смерть – приобретение». Обратите внимание: не потеря, не худшее, а богатство, приобретение!

И, продолжая эту мысль, вспомним удивительные и пронзительные слова святителя Феофана Затворника. Он говорит: «Я всегда был той мысли, что по умершим не траур надо надевать, а праздничные наряды, и не заунывные петь песни, а служить благодарственный молебен». Одна женщина у меня спрашивает: «Батюшка, я похоронила мужа, три месяца не могу прийти в себя, что мне делать, чтобы это покинуло меня?» И мы ей говорим: «Ты же знаешь, ничего в нашей жизни без Бога не происходит, отслужи благодарственный молебен, и ты почувствуешь, как сердце твое изменится. И после этого молись о упокоении своего мужа, чтобы Бог, в чем он не успел покаяться, по твоим молитвам и по предстательству Церкви помиловал его и дал ему вечные блага».

Посмотрите, братья и сестры, ведь даже то, как христиане хоронят, резко отличается от того, как хоронят безбожники. В первом случае, у безбожников – это безудержная тоска, дух безысходности, крушение всех надежд, а порой и истерика, усугубляющаяся похоронной музыкой духовного оркестра. Кто был на похоронах благочестивых людей, стяжавших благодать Духа Святаго, тот видит, что это – Пасха, Пасхалия наступает, и ты чувствуешь ее состояние. «Сердечное поминовение – главное с нашей стороны, а со стороны Божией Церкви – Бескровная Жертва» – говорит святитель Феофан Затворник.

Очень часто задают вопрос: а зачем? Протестанты и прочие, так называемые христианские конфессии: «А зачем вообще поминать усопших? Разве Бог, как Всемогущий, не знает их имена и нужды каждого? Вы же сами об этом говорите». Вопрос этот связан с церковной традицией и самим пониманием смерти в христианстве. Попробуем хотя бы кратко об этом сказать. Есть много литературы, в которой доказывается, зачем поминаются умершие, но мне особенно нравится краткое и удивительное высказывание святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Отчего искренняя молитва друг за друга имеет великую силу на других? – говорит он. – Оттого, что я прилепляюсь во время молитвы к Богу, делаюсь един дух с Ним, а тех, за которых я молюсь, соединяю с собою верою и любовью, потому что Дух Божий, действующий во мне, действует в то же время и в них, ибо все собой исполняет, и мы многие одно тело и один дух».

И можно много приводить примеров о том, как поминовение усопших благотворно действует на их участь, на их судьбу, но мы приведем один из самых красочных примеров, который связан с жизнью святителя Василия Великого, о том, насколько важно поминать наших усопших, и особенно на Литургии. Как-то был один священник, который по обстоятельствам скудной жизни влез в большие долги, кредиторы стали, наконец, требовать от него возврата денег, иерей обратился за помощью к одному знакомому пожилому купцу. Тот вручил ему 500 золотых монет. 500 золотых монет! Поставив условия, чтобы священник всю свою жизнь поминал поименно на проскомидии его сродников живых и мертвых, чтобы каждую Литургию, которую он служил, он поминал его. Получив деньги, священник расплатился с долгами и вскоре умер, успев совершить только одну Литургию. Узнав о кончине иерея, купец опечалился, ибо рассчитывал на многолетнее поминовении имен его и его сродников, и скорбел о пропаже своих денег. Купец пришел к матушке покойного иерея, страсти в нем возобладали, и он стал жестоко требовать возвратить деньги, данные им на поминовение, потому что условия, как он говорил, не были выполнены. Грозил ей судом, а судья у него был знакомый, и он был уверен, что чаша весов обязательно склонится на его требования. Матушка, убитая горем мужа, требованием возвратить денег, коих у нее было, поведала о случившимся святителю Василию Великому. Тот, выслушав ее, сказал, улыбнувшись: «Завтра я буду служить Литургию, приходи ко мне вместе с купцом с весами. Взвесим одну частицу, вынутую из просфоры о здравии и спасении его и его сродников. И сколько будут весить эти частицы на весах, столько пусть положит купец золота на другую чашу весов, и тем золотом уплатит себе за одну Литургию, совершенную покойным иереем». Обрадовался купец: ну сколько может весить маленькая, крохотная частичка, вынутая из просфоры о здравии этого человека? Матушка пошла к купцу и передала слова святителя Василия Великого, купец обрадовался и наутро пришел в храм, захватив с собой весы и золото – свои весы, чтобы никто его не обманул. Совершая проскомидию, святитель Василий Великий, вынимает частицу из просфоры о здравии и спасении купца и его сродников и кладет ее на весы, купцу приказывает класть на другую чашу весов золото. Но сколько не кладет купец золото на весы, чаша весов с частицей, вынутой из просфоры, все ниже и ниже опускается. Купец, видя великое и благодатное чудо, пришел в страх и умиление и затем просил прощения у святителя Василия Великого, ибо он понял, что Бог обличает его за жестокосердие, и что нет такой цены в мире и во всей Вселенной даже за одно поминовение человека на проскомидии.

Вот насколько велика милость Божия к падшему человеку, ибо мы с вами поминаем и спасаемся благодаря Ему. И что за заслуга наша перед Богом? То, что мы просим, молимся ему: «Со святыми упокой, прости всякое согрешение». Ужели за эти, подумаем, наши молитвенные слова, Бог так и сделает умершим, даст им просимое? Но молясь об умерших, мы просим, чтобы Бог помиловал их не ради нас, не за наши к Нему моления, не за наши слезы и воздыхания, а ради заслуг перед ними Господа нашего Иисуса Христа. Дай милость Божию и Царствия Небесного, и прощения грехов, заслужил всем у Бога Отца Единородный Сын, Господь наш Иисус Христос, Своим страданием, Своей смертью. Если бы Иисус Христос не пострадал, не умер, никогда бы не было им от Бога никакой милости, и никому бы из людей не было в Царствие Небесное войти, всем бы нам вечно мучиться. Но Бог милостив, и Он ищет, как говорят святые отцы, не причину, а повод, чтобы нам спастись.

Иеромонах Серафим (Панич)