Аудио-трансляция

В праздности — грех время проводить. И службу церковную и правило для работы упускать грех.

преп. Амвросий

Четверг 1-ой седмицы Великого поста

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Дорогие отцы, братья и сестры, Церковь Христова распахнула перед нами эти двери божественного милосердия, которые всегда отверсты для кающегося грешника. Но сугубо отверзаются они для нас с вами в эти благодатнейшие дни Великого поста. В дни, когда мы с вами словно бы обновляем свою первую любовь, свое трепетное отношение с Богом, имея возможность вновь войти в эту стихию божественной любви, божественного милосердия, которое с такой непостижимой силой во всей необъятной красоте открывается нам и в Богослужениях великопостных, в самом строе этих служб. Но, прежде всего во внутреннем сердце человека, когда человек имеет возможность в эти дни Великого поста, словно бы перенастроить себя, войти во внутрь своего сердца, в свою клеть сердечную, испытав свое сокровенное желание сердечное, проверив свои мысли, словно бы проводя там генеральную уборку, перекладывая то, что нужно на правильное место, выбрасывая то, что давно залежалось и лишь копит на себе пыль, занимая место и отягощая полки нашей души ненужным хламом. И вот нам дана такая возможность вновь проверить себя, провести эту словно бы ревизию своей души.

Пост дается нам не только как обновление наших отношений с Богом, но он, словно бы час смерти настигает нас внезапно, вроде бы и ожидаемый, но в своей строгости отсекая всю эту вольницу, всю суету широкого мятущегося житейского моря, вновь поставляя нас, как некогда поставит перед нелицеприятным Судьей – Богом и нашей собственной совестью. Пост дает нам возможность, отринув все ненужное, дать тот единственный ответ, который мы можем дать Богу в своем сердце – с кем я, как я живу, чем живет мое сердце, чем оно наполняется, как исполняю я все то, что заповедал мне Творец в Своем божественном учении, заповеданном нам в Евангелии. И вот эта возможность дается нам также Великим постом, как великая милость Божия кающемуся грешнику.

В наши дни так много мы имеем, так много печатается святых отцов. Мы имеем такое обилие православной литературы. Все, что можно было издать, уже издано и даже сверх того. Но, тем не менее, почему-то душа человека не оживает зачастую от прочитанных слов. Словно бы наш ум так немощен, как слабый желудок, не способный удержать качественную пищу, так и наш ум и наше сердце не в состоянии удержать эти великие божественные вдохновенные слова святых отцов. Почему же так происходит? Почему оскудевает вера словно бы? Почему эта житейская суета с такой ненасытимостью поглощает нас с вами, интернет-пространство и открывшиеся возможности безграничного общения при помощи современных технологий и коммуникаций? Потому что та главная связь и главное общение, которое даровано нам Богом, – это общение с Ним, с источником бессмертия, с живым Богом, Богом-Личностью утрачивается нами, как способность реализации нашей с вами веры, как та глубинная существенная практика нашей веры, в которой только мы обретаем Бога, и в Нем обретаем самих себя. И обретаем подлинную глубину и ценность отношений с нашими ближними. Не в том верхоглядстве, поверхностности, которая так свойственна современному человеку, той неисчислимой толще пустых, бессмысленных и бесценных слов, бесконечных улыбок, повторения и тиражирования пошлостей, бессмысленности, зубоскальства, цинизма порой, которое так наполнило современное пространство, умы и сознание людей.

Нам дана возможность приобщиться к тем бессмертным словам, чистым словам вечности, которую дарует нам Господь, и даровали святые отцы. И только в молитвенной практике, в практике смирения и трезвения прежде всего открывается нам глубина веры, когда все то, что написано нашими предшественниками, то, что заповедано нам, мы стараемся в жизни своей на деле исполнять. Когда эти слова святых отцов для нас не отвлеченная литература и какие-то философствования и богословствования, но та единственная возможность нашей с вами жизни, в которой только и открывается сущность нашего бытия, его полнота, его бесконечная драгоценность и великий божественный смысл. Трагедия современного человека, нас с вами, что в нас нет этой обращенности друг к другу, которая есть в лицах Пресвятой Троицы. Это тайна жизни трех Лиц нашего Божества в том, что Они обращены друг к другу в любви, в приятии, в согласии, в бесконечном согласии в Их божественной святой воли.

И нам с вами дана такая же возможность в этот пост обратить свои очи, свое лицо на своего ближнего и прежде всего на Творца всяческих. И в Нем уметь разглядеть бессмертную личность каждого из тех, кто находится рядом с нами, не отвращая свои очи, не закрывая свое сердце, но расширить свой горизонт, свои мысленные границы на то, чтобы иметь возможность выйти из этого удушливого затхлого своего человеколюбивого «Я», из своего теснящего нас эгоизма. Выйти, чтобы научиться видеть боль, страдание и нужды других людей так, как они могут стать, будто бы они наши с вами и боль, и страдание, и нужда. И только бессмертный Бог, общение с Которым нам даруется в этой земной нашей с вами христианской жизни, в дни Великого поста может научить нас этому, если наша вера будет реализована в нашей внимательной трезвенной покаянной молитве. Ведь добрые дела не существуют сами по себе, но неизбежно становятся проявлением той любви, которую способен человек обрести лишь в этой молитвенной, внимательной, созерцательной и трезвенной практике. Иначе эти добрые дела могут быть вымучены нами и, наоборот, являться скорее способностью и желанием рассеяться, проявлением словно бы несостоятельности нашей души, чтобы заполнить ее хоть бы чем-то, как оно и бывает зачастую в современном мире. Но наши с вами добрые дела, без которых наша вера, конечно же, будет мертва, должны проистекать от этого желания быть с Богом и желания уподобляться Ему.

И вот этот пост, это поприще поста, в которое мы только лишь вошли, которое объяло нас, и есть драгоценный дар от Бога для нас с вами, дается нам, как возможность ко всему этому приобщиться. Но враг рода человеческого, конечно же, не дремлет. Он будет пытаться осуетить нас и в эти благодатные великопостные дни, обессилив нас, нашей нерешительностью, нашим маловерием, нашим малодушием следовать за Христом, пытаясь лишить нас этой радости и благодатного озарения в эти великопостные дни. Поэтому не будем расслабляться, но будем сверять свою жизнь с жизнью Евангелия, с жизнью святых отцов, постараясь в эти великопостные дни хоть чуточку стать лучше. В чем мы это можем сделать? Больше посещать Богослужений, чем мы это обычно делаем в обычные дни, прочитывая что-то из святых отцов и из Священного Писания, пытаясь также узнать и толкования, которые являет нам Церковь в своей внутренней жизни, в жизни святых отцов, и что-то из этого на деле хотя бы капельку применить, пытаясь найти время наконец-то заметить тех маленьких, которых мы так мало порой замечаем. Не тех, к кому страстно тянется сердце, не тех, с кем интересно, с кем почетно, с кем выгодно, но тех, с кем как раз и непочетно и не интересно и не выгодно, но тех, кому надо. Посетить тех нуждающихся, посетить вниманием письмом ли, звонком ли или просто желанием поинтересоваться, как человек живет, и выслушать хотя бы какие-то его малые беды, малое горе. И это уже будет шаг навстречу не только этому человеку, но и прежде всего Богу, Который соотносит Себя с каждым из малых сих.

И вот эта возможность нам также дается Великим постом, чтобы все наши пощения не выражались лишь только в воздержании от яств, но в воздержании нашего сердца. Чтобы в эти дни Великого поста мы отказались от каких-то излишних развлечений, от привычных соблазнов, которые в таком изобилии предлагает нам современный мир. И это будет тоже наш пост. И будем помнить о той вершине поста, к которой мы стремимся, чтобы дни Страстной седмицы не обрушились на нас внезапно, как это часто с нами бывает. Обрушились к нам неготовым, вновь осуетившимся, с трудом способным войти в страдания Христа, в это осознание соучастия в этих страданиях.

И дай Бог, чтобы мы с вами этот пост понудили себя что-то в себе изменить и достичь этих святых дней в трезвении, в покаянии, в радости духовной, чтобы через них войти в Пасху, не только празднуемую каждый год, но в Пасху вечную и нетленную.

Аминь.

Иеромонах Назарий (Рыпин)