Аудио-трансляция

От­се­че­нию во­ли сво­ей от од­них слов без про­ли­тия кро­ви, то есть без тру­дов, в ко­рот­кое вре­мя на­вык­нуть не­воз­мож­но, по­е­ли­ку преж­няя на­ша жизнь до­се­ле тек­ла в сво­е­во­лии.

преп. Антоний

Димитриевская родительская суббота

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?» Господь победил смерть. И благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом. Апостол Павел говорил: для меня жизнь — Христос, а смерть — приобретение. Но плоды этой Христовой победы мы увидим только после второго пришествия и воскрешения всех умерших, когда последние враги — смерть и ад будут брошены в огненное озеро. Последний же враг истребиться — смерть. Так написано в Священном Писании.

А до этого момента смерть является нашим врагом, разлучителем со всеми нашими близкими для всех без исключения людей, независимо от того, богатые ли они, бедные, добрые или злые, хорошие, плохие. Для всех смерть — разделение. И поэтому даже христиане плакали на могилах об умерших праведниках, таких как святой мученик Стефан-перводьякон, зная, что не будут иметь с ним общения вплоть до воскрешения в теле. Только не имеющий надежды на продолжение вечной жизни, настоящей жизни по смерти, сетуют и печалятся во все дни своей жизни. Верующий же человек напротив надеется, что загробная жизнь есть. И надежда эта и ожидание загробной жизни служит для него источником утешения.

Вообще существование жизни после смерти — это один из самых главных вопросов, который должен человек сам для себя решить, верит он в это или не верит, надеется на это или не надеется, и знает ли он об этом. Потому что это и отличает нас от всего неверующего мира. Потому что весь мир живет сиюминутными удовольствиями и благами, которые рассеиваются в прах и в дым. И только человек верующий относится к этому, как учил преподобный Амвросий Оптинский, как к колесу. Одной точкой колесо касается земли, а всеми остальными точками колесо устремляется в небо. Так и мы должны жить. То есть мы живем в этой жизни временно. Мы должны это прекрасно понимать.

Важно ответить для себя на такие три вопроса: есть ли душа у нас;  душа эта вечна; а если она вечна, то куда она идет после смерти тела, в котором она живет на этой земле? Вот эти три извечных вопроса. И вот как раз существование жизни после смерти это третий важный вопрос для человека. И когда человек отвечает для себя на эти три вопроса, ему легче жить, ему радостнее жить, потому что он знает, ради чего он живет и терпит все находящие скорби, которые претерпевает в этой жизни, ибо непорочна и суетна наша жизнь. И ее вроде бы ясное течение часто неожиданно омрачается тучами житейских бурь. И поэтому наши маленькие радости смешаны огромным количеством этих самых туч. Тут у нас и нищета, и нездоровье, и бедность, и горе, и скорби, и предательство и много-много чего, что мы встречаем, к сожалению, от таких же людей, которые имеют такие же души в таких же телах, но почему-то не хотят нам делать добро, а почему-то делают зло. Ну как говорит человек: своя рубашка ближе к телу, поэтому каждый заботится о себе.

Да, среди нас есть люди, которые не жалеют свою жизнь, отдают свое время и даже жизнь за других людей. Поэтому зная, что такие люди будут, Господь дал нам заповедь: нет больше подвига, чем положить душу свою за други своя. То есть это напоминание нам, путь и направление, по которому нам надо идти. Да, не хочу я это делать; да, не хочет муж вынести ведро с мусором, но надо ради жены, которая его об этом просит. Много чего мы не хотим делать, но надо это делать, потому что это тоже маленький подвиг. А откуда мы знаем, может быть этот маленький поступок будет великим и зачтется для нас. Потому что одно дело, когда человек совершает что-то с мыслью: ну, подумаешь, вынес ведро. А если гордец великий смирил себя и со спокойным сердцем сделал это, может быть ему это будет вменено в великий подвиг. Кто это знает, только один Господь. И вот люди, которые живут чаяниями этого века, к сожалению большому живут безутешно, потому что не могут они иметь себе утешения ни в дорогих часах, ни в дорогих машинах, ни в охоте, ни в рыбалке, ни в чем, потому что утешение может быть только у Господа. Больше нигде его нельзя найти на этой земле.

И вот сегодня у нас родительская суббота, которую принято называть Димитровской Родительской Субботой. Она перенесена на сегодняшний день, а должна была совершаться четвертого ноября, но вы все знаете, что четвертого ноября великий праздник Казанской иконы Божьей Матери. И поэтому Церковь перенесла этот праздник поминовения всех усопших от века православных христиан, и всех на поле брани за веру и отечество живот всех положивших, всех воинов и военачальников, которые умерли, находясь в православном воинстве. И вот сегодня мы поминаем всех воинов и мирян, которые положили душу свою ради своего отечества и ради нас с вами. Мы, живые, должны совершать молитвы за усопших с твердой верой в то, что наши сродники живут той же разумной жизнью там, только без тела. Человек оставляет этот мир, не исчезает бесследно. То, что мы видим в умирающем, это грубое тело, которое разлагается. И тело само, само наличие у нас тела, которое болеет. Вот человек такой большой, какая большая площадь его тела. Маленькая заноза, которая видна только под микроскопом, сколько неудобств доставляет нашему телу. И человек говорит: все мне возможно, все позволительно, все я могу. А даже эту занозу не может вытащить без специальных приспособлений. О чем же можно говорить, что он может все сделать.

Тело самостоятельно жить и действовать без души не способно. Мы все это прекрасно понимаем. Душа же бессмертная продолжает свое существование и без тела. Поэтому наши сродники, находясь без тела там с душой, нас слышат и, быть может, нуждаются в нашей молитве. Нет человека, который бы не согрешил. Даже человек, проживший один день на этой земле, уже наверняка чем-то согрешил. Хотя зачастую слышишь на исповеди, приходит человек первый, второй раз в жизни и говорит: батюшка, я не знаю, в чем каяться, нет у меня грехов, нет. Ну, конечно, это ложь. Поэтому задача священника по-доброму, с лаской объяснить человеку, что это не так, что он не все знает в этой жизни, хотя бы он думал, что знает все и про всех. И вот мы объясняем, что есть грехи. И поэтому надо их исповедовать, надо в них каяться и жить другой жизнью. Человек не может жить, не согрешив, потому что мы находимся в теле, которое обладает кучей страстей. И вот, многие из нас, и даже мы каемся и причащаемся святых Христовых Таин, но едва успеваем покаяться, как тут же почему-то опять бежим и грешим, потому что мы всегда находимся во грехах. Мы должны всегда считать себя неоплатными должниками перед Господом.

И вот сегодня мы совершаем поминовение усопших и может быть хоть сегодня задумаемся о вечной жизни. Каждый из нас без исключения однажды появившись на этом свете, должен его покинуть. И в этом законе Божьем нет исключения ни для кого. И вот на этой земле радости наши смешаны с горем, от богатства недалеко нищета, здоровье может быть в любой момент прервано внезапной болезнью. И время наше неудержимо и скоротечно, так что не заметим, как пролетят наши дни. И вот один случай рассказывает нам о том, как близки наши молитвы, как важны наши молитвы для умерших наших. В житии святителя Филарета Московского описан такой случай. У одного дьякона в Троице-Сергиевой Лавре заболела очень сильно голова. Это случилось сразу же после службы, и у него тут же кровоизлияние в мозг, и он тут же скоропостижно скончался. И с этого дня святитель Филарет Дроздов начал сразу же за него молиться, и молился сорок дней. И вот на сороковой день является ему этот дьякон и говорит ему: я благодарю тебя за те молитвы, которые ты возносил за меня с момента, когда я умер. А он его спрашивает: откуда же ты знаешь, что я возносил за тебя молитвы? Ведь я это делал все тайно, не на людях и даже здесь в келье у себя, а иногда на ходу в своем сердце. Дьякон же ему ответил так: вы, живые здесь на земле, не знаете, что мы, усопшие, видим каждого, кто читает за нас молитвы когда, в какой час, и в каком состоянии и сердечном расположении. Мы все видим вас в это время. Вот какое видение было святителю Филарету Московскому.

И будем же, исходя из этого, дорогие братья и сестры, всегда усердно исполнять свой важнейший христианский долг перед нашим предками: возносить наши маломощные, но нужные молитвы им и нам, поминая усопших. Будем стремиться к тому, чтобы самим вести жизнь не зазорную, чтобы сподобиться всех благ, которые уготовал Господь всем любящим Его. Аминь.

 

Иеромонах Силуан (Межинский)