Аудио-трансляция

Про­тив не­чис­тых по­мыс­лов меч ду­хов­ный упот­реб­ляй – имя Бо­жие. По­ка­я­ние на­до при­но­сить Гос­по­ду; не долж­но и от ду­хов­но­го от­ца скры­вать. Объ­яв­ля­е­мые стру­пы ско­ро ис­це­ле­ют.

преп. Иосиф

Обрезание Господне

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодня мы празднуем Обрезание Христово. Этот праздник, есть воспоминание того, что случилось со Христом в восьмой день, когда по закону Моисея Он был принесен в Храм и обрезан. Обряд обрезания был дан Богом иудейскому народу. Еще праведному Аврааму Он заповедал в знак Завета с Ним, т. е. договору с Богом, обрезать крайнюю плоть всех его домочадцев, слуг и домашних.

Обрезание для иудеев означало вхождение в Богоизбранное общество израильского народа — народа, с которым был заключен Завет. Завет о том, что Бог будет помогать защитникам израильского народа, дарует им обетованную землю, а народ израильский будет служить Богу, исполнять Его Заповеди и Установления.

Легко понять, что обрезание являлось прообразом будущего христианского Крещения. Ну как через обрезание иудеи стали принадлежать израильскому народу, так и христиане через Крещение присоединяются к Христовой Церкви — становятся христианами. Это первый смысл этого праздника. Второй заключается в том, что всякое обрезание, которое для иудеев совершалось плотски, для христиан современных становится духовным знамением, знамением того, что христианин должен «обрезывать» не только свои чувства, свою волю, но и нечто большее.

Господь в Ветхом Завете неоднократно упрекает иудеев, называя их народом «жестоковыйным», называя их «людьми с необрезанным сердцем» (Деян. 7, 51). Сердце необрезанное — это сердце, потакающее своим страстным желаниям, своим греховным побуждениям; сердце, которое легко подчиняется греховным соблазнам; сердце, которое уходит от служения Богу к служению идолам. Именно таких людей называл Господь в Ветхом Завете «людьми с необрезанным сердцем».

И вот, обрезание для нас христиан должно совершаться духовно. Это обрезание нашей страстной воли, обрезание наших греховных стремлений и побуждений, ибо в каждом сердце живут страсти. Страсти — это нечто принадлежащее лично нам. У каждого свои страсти, хотя они, конечно, схожи между собой и называются одинаково.

Но, помимо страстей, которые мы носим в самих себе, есть еще страсти, которые неким странным образом пронизывают собой весь мир и человеческую культуру. Страсти людские как бы отпечатались на человеческой культуре — на том, что человек сделал, сотворил, написал, если это касается литературы; снял, если это касается кинематографа; это касается музыки, самих человеческих отношений, экономики, политики.

Еще Апостол Иоанн Богослов в первом веке сказал, что: «Мир во зле лежит» (1 Ин. 5, 19). С тех пор эта истина, можно сказать, удесятерилась — мир лежит во зле, потому что он является как бы хранилищем, как бы картиной, на которой эти страсти предствлены для человеческого сердца в своем полном развитии. Сегодня мир поклоняется страстям и поэтому христианин должен не только обрезывать свою волю, но и обрезывать те связи с миром, которые его соединяют.

Заповедь об отвержении мира одна из первых, которую мы видим, читая произведения великих отцов аскетов. Они ставят ее краеугольным камнем нашего спасения — Заповедь об отвержении мира и того, что в мире. Апостол Иоанн Богослов говорил, что: «Не любите мира, ни того, что в мире: ибо в ком есть любовь к миру, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: есть похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Ин. 2, 15 - 16). Святые отцы всегда напоминали христианам об этой истине, о которой во все времена христиане с легкостью забывали.

Касается это и нашего времени: человек сегодня находится в такой информационной среде, что он постоянно слышит, видит, читает о разных событиях, которые происходят по всему миру, о положении дел в экономике, в политике, о терактах, санкциях и прочее, прочее. Это постоянно тревожит, беспокоит его, это постоянно включает его, как некую единицу, вот в это мирское житие. Человек начинает воспринимать себя, как некое существо экономическое, существо, которое постоянно зависит от всех вот этих вещей, которые происходят зачастую за тридевять земель.

Даже родился новый термин — вслед человеку разумному, «хомо сапиенс», некоторые называют современного человека «хомо экономикус», т. е. человек, как его определяют социологи, который во всех своих делах, поступках и целях преследует свою максимальную выгоду. Эта выгода, как правило, выражается в денежном отношении, но кроме того, во власти, славе, почёте.

И вот, человек, по-видимому христианин, отвергаясь каких то самых явных страстей, грехов, стараясь их не совершать, тем не менее всей своей душой живет вот этой экономической философией. Часто даже перепады настроения у такого человека связаны с теми событиями, о которых ему сообщат — есть ли рост экономики, нет ли его; идут инвестиции, не идут; отменят санкции, не отменят. И человек постоянно пребывает в этой тревоге, беспокойстве, постоянно соотносит свою жизнь и бытие вот с этими событиями, часто совершенно абстрактными экономическими показателями, которые напрямую на него не влияют.

Во все времена человек жил в своих трудностях, лишениях, тяготах, но христиане призваны к тому, чтобы во всем этом круговороте мирской жизни хранить свое сердце, хранить его неоскверненным от мира, от того, что мир пытается нам внушить и чему нас стараются научить.

Христианин, если он искренний христианин, он ищет Бога, стремится к Нему, он должен быть постоянно в такой легкой конфронтации с миром. В легкой, потому что напрямую сегодня бороться с миром, как-то противоречить ему, очень трудно и опасно.

Мир сегодня — этакое чудовище, которое подобно киту, старается проглотить каждого христианина. И вот, как кит проглотил в свое время Божьего пророка Иону и три дня держал его внутри себя, так и мы, как этот Иона, должны молиться Богу, чтобы Он отстранил от нас вот эту любовь к миру, отстранил от нас вот это миролюбие, которое проникает в нас постоянно, каждый день. Мы должны блюсти свое сердце, помнить, что эта заповедь совсем не случайна: что можно казаться благочестивым христианином, можно стараться делать добро и творить заповеди, но если мы ясным образом не поставим перед собой в душе цель отвергаться мира и того, что в мире, с иронией, где-то с горькой иронией, воспринимать то, что мир нам предлагает как благо, то мы никогда не сможем преуспеть в своей духовной жизни.

Апостол Иаков говорил, что: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! разве вы не знаете, что дружба с миром означает вражду с Богом? И тот, кто старается стать другом миру, тот неминуемо становится врагом Божьим» (Иак. 4, 4). У святых отцов нет нигде указаний на то, что компромисс с миром возможен. Святые отцы учат нас мудрости. Сам Господь говорит: «Будьте мудры, яко змии, и просты, яко голуби» (Мф. 10, 16). Он призывает нас к такой мудрости, когда мы смогли бы, не растеряв свою жизнь, не растеряв свою ревность, постоянно противоборствуя конфликтам суду мира сего, смогли в то же время сохранить в своей душе истинное христианское настроение.

Мир желает, чтобы христианство стало «сервильным», т. е., чтобы служило ему. Мир готов оставить христианам такую вот нишу, считая, что христиане способны и должны помогать миру в его тяготах: мы должны служить нищим, помогать убогим, заботиться о больных, о престарелых, и вот таким подвигам мир рукоплещет, всячески одобряет, но мир не терпит, когда христиане своим поведением или словом противоречат ему, когда они выталкивают его из состояния вот этого комфорта, самоуспокоенности, вот этой тепло-хладной мудрости, которой мир пытается нас научить.

Мы сами должны постоянно молиться и бдеть над своим сердцем, стараясь, чтобы вот это миролюбие не стало основным фоном нашей жизни, на котором как бы сверху будут написаны Христовы Заповеди. Ибо миролюбие не может дать христианству укорениться в нашей душе, оно все время выталкивает его каким-то внешним делам, внешним обрядам.

Миролюбие всегда будет нашей настоящей религией, если мы не постараемся изгнать его из своего сердца. Причем это касается не только монахов, это касается и мирян: им гораздо сложнее отвергнуться мира в своей душе и жить по-христиански в мире, который живет совсем по-язычески.

Однако же, эта цель и задача не снимается ни с кого из нас! Христианин должен стараться постоянно вспоминать о том, кто он есть, к чему он призван, что то, что происходит в мире, в экономике, в политике на самом деле миф и ложь, что это так влияет на нас. Миф и ложь, что миром управляют какие-то экономические показатели, какие-то процессы, которые объективно не зависят от нас. Всем управляет Господь! Господь, который сказал: «Не пецытеся ва­шею душею, что ясте, или что пиете: ни телом вашим, во что облечетеся. Не душа ли есть больше пищи, и тело одежды?» (Мф. 6, 25).

Итак, Господь благословляет нас уложить весь помысел, все упование на Него, помня, что именно Он Управитель и Правозгласитель мира, что «ни один волос с главы нашей не упадет» (Мф. 10, 29 – 31). В любой ситуации христианин проживет, если будет уповать на Бога, невзирая на все катаклизмы в экономике и политике, которые сегодня стали почти что нормой. Аминь.

Иеромонах Димитрий (Волков)