Аудио-трансляция

Кра­е­у­голь­ный ка­мень ино­чес­ко­го жи­тия есть сми­ре­ние. Сми­ре­ние и пос­лу­ша­ние по­мо­га­ют при­об­рес­ти раз­лич­ные доб­ро­де­те­ли, осо­бен­но в те­лес­ном от­но­ше­нии, но ес­ли есть гор­дость – все про­па­ло. По­доб­но то­му, как по­ги­ба­ют, де­ла­ют­ся ни­чем пя­ти­сот­руб­ле­вые кре­дит­ные би­ле­ты, бро­шен­ные в огонь. По­ка они вне ог­ня, они име­ют ог­ром­ную сто­и­мость, но лишь толь­ко по­па­ли в огонь – прев­ра­ща­ют­ся в пе­пел, ни­че­го не сто­я­щий. Или еще, че­ло­век с ве­ли­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми, но гор­дый – по­до­бен ог­ром­но­му ко­раб­лю, наг­ру­жен­но­му вся­ки­ми дра­го­цен­нос­тя­ми, но не вхо­дя­ще­му в прис­тань, а гиб­ну­ще­му сре­ди мо­ря. Так с од­ной сто­ро­ны ве­лик и ги­бе­лен по­рок – гор­дость, а с дру­гой – так спа­си­тель­но сми­ре­ние. На ко­го воз­зрю, толь­ко на крот­ко­го и сми­рен­но­го, тре­пе­щу­ще­го сло­вес Мо­их (ср.: Ис. 66, 2),– го­во­рит Гос­подь.

преп. Варсонофий

О «царском пути» подвижничества

Может быть, спросит здесь кто, отчего святые Отцы делали большие подвиги, как например: постились, безмолвствовали, носили вериги (последнее хотя и редкие), – отвечается: всякому духовному возрасту сообразна пища духовная. 

О «царском пути» подвижничестваСвятые Отцы прежде исполнением заповедей очищались от страстей; и когда очистились, сделались так духовны, что иногда забывали, аще в теле суть, или вне тела, не ощущая его потребностей, как говорит св. Макарий Александрийский: «Вы еще плоть, и требуете пищи, а я не требую ныне»; ибо он был духовен и оправдывал на себе сказанное: Не о единем хлебе жив будет человек, но о всяком глаголе Божием, из уст Его исходящем (Мф. 4, 4). Ибо Бог, как Господь естества, соделывает человека, в коем обитает, превыше естества, коим мы, плотяные, яко страстные и немощные, необходимо покоряемся. И каково было их притом смиренномудрие, когда, и достигнув совершенного бесстрастия через непрерывное понуждение себя к добродетелям, все еще почитали себя страстными и, не преставая в сем подозревать себя, продолжали удручать тело свое подвигами? По сей-то причине и муж «в себе Христа имевший» говорил: Умерщвляю тело мое и порабощаю, да не како, иным проповедуя, сам неключим буду (1Кор. 9, 27).

Теперь видно, кажется, почему святые Отцы предпринимали великие подвиги, хотя также в иных излишних подвигах неприметно. Сими словами никак не намерены мы сказать, что большие посты, молитвы, коленопреклонения и прочие подвиги, коими тело удручается, вовсе не нужны, но желаем только склонить вас к благоразумной умеренности в них, которую и святые Отцы восхваляют, называя ее «царским путем», и притом хотим обратить ваше главнейшее внимание на исполнение животворящих и необходимейших заповедей Иисусовых.

Из писем прп. Льва Оптинского