Аудио-трансляция

Мы долж­ны жить на зем­ле так, как ко­ле­со вер­тит­ся – чуть толь­ко од­ной точ­кой ка­са­ет­ся зем­ли, а ос­таль­ны­ми неп­ре­мен­но стре­мит­ся вверх, а мы как за­ля­жем на зем­лю, так и встать не мо­жем.

преп. Амвросий

О спасении в богатстве

Подлинно, трудно спастись среди изобилия, или яснее, в богатстве; однако же, «от Бога вся возможна». А поелику богатство есть вещь сама по себе ни добрая, ни злая – средняя, то, следовательно, ничто не возбраняет богатому хранить умеренность в отношении нужд в жизни, никто не препятствует ему посильно трудиться, милосердствовать и пребывать в глубоком унижении духа. Богоугодна мысль, что достаточный превосходит бедного одним своим имением; в порядке же вещей он тот же прах и пепел, нисколько не далек по законам естества от каждого смертного, не менее подлежит видимой и непредвидимой превратности земнородных, как и самый нищий, – от него не отнято: «Смиряй себя вознесется».

О спасении в богатствеТакая мысль хранит спокойствие чувств и духа, она есть благодетельница внутреннего христианина во всяком роде жизни; она есть хранительница непоколебимости ума во всяком случае, как бы мудрый всадник, управляя стремлениями страстей, ограничивает оные от непрестанных движений и колесницу тела нашего, возимую иногда свирепыми (и тщетными) склонностями, благополучно управляет к чаемой цели, или и самую душу к Отечеству Небесному. Так убо имейте смирение и, уповая на Бога, будьте великодушны. Сколько можно старайтесь о добродетели, о сердечной преданности себя судьбам Всемогущего, соединяя оную с молитвою. Удовольствиями не увлекайтесь и в горестях не унывайте.

Итак, ни богатство не обвиняйте, ибо судьбы Всевышнего привели вас в жизнь такого семейства; и о том равно не беспокойтесь, что оно не в полной нашей воле, но храните умеренность. Любите труд посильный, милостыню, непосредственную преданность к Богу, возможную молитву, и одно изящнейшее – святое смирение, за коим да управит в прочем Господь вас и утешит сердце ваше, по мере смирения, утешением благодатным.

Из писем прп. Льва Оптинского