Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Ког­да за­ме­тишь, что ка­кая-ни­будь мысль дол­бит пос­то­ян­но и серд­це к ней при­леп­ля­ет­ся, вот тог­да это ужас­ная опас­ность; ско­рее на­до бо­роть­ся, что­бы выб­ро­сить ее; мо­лит­вой Ии­су­со­вой про­го­няй, а ес­ли все же не в си­лах, ис­по­ве­дуй стар­цу.

преп. Никон

Гос­подь ждет: ку­да скло­нит­ся на­ше серд­це – сох­ра­нит вер­ность Ему или пре­даст Его из-за вре­мен­ной слас­ти гре­ха. Ска­за­ли свя­тые от­цы: „От­се­ки по­мы­сл – от­се­чешь и все". Очень важ­но пом­нить, что вся­ким сог­ла­си­ем с гре­хом, а че­рез грех и с бе­са­ми, мы пре­да­ем Гос­по­да, пре­да­ем Его за мер­зо­ст­ную це­ну гре­ха. Ко­го и на что мы про­ме­ни­ва­ем?! Лич­ное не­сог­ла­сие на грех и борь­ба про­тив не­го мо­лит­вою и ис­по­ведью – не­об­хо­ди­мы.

преп. Никон

Гор­дым и са­мо­на­де­ян­ным по­мыс­лам о со­вер­ше­н­стве про­ти­во­пос­тав­ляй край­нее сми­ре­ние пред Бо­гом и людь­ми, выс­тав­ляя се­бе пря­мо на вид, что ты и уст­ной мо­лит­ве еще не на­у­чи­лась, и ке­лей­но­го пра­ви­ла не ис­пол­ня­ешь. От­ку­да же вдруг яви­лось со­вер­ше­н­ство?

преп. Амвросий

«Игуменская должность всяких вериг тяжелее»

Преподобный Антоний Оптинский писал, что «игуменская должность всяких вериг тяжелее» – «одна игуменская должность достаточна сокрушить и смирить сердце».

Из истории Оптиной пустыни известно, что многие духовные чада оптинских старцев, пройдя искус монашеской жизни, впоследствии возглавили обители, благоукрасив их внешне и укрепив внутреннюю духовную жизнь.

А с 1864 по 1869 годы настоятельницей Тульского Успенского монастыря была игумения Макария, в миру Серафима Павловна Болотникова. Первоначально она поступила в Великолукский Вознесенский женский монастырь, где прожила семнадцать лет. В 1853 году была переведена в Белёвский Крестовоздвиженский монастырь, который находился недалеко от Оптиной пустыни и сестры которого имели возможность часто бывать у оптинских старцев.

Тульский Успенский женский монастырь

Монахиня Флавиана, келейница м. Серафимы, вспоминала: «Батюшка любил во всем простоту. Вошел он однажды к нам в келью и увидел, что на подушках у нас покрышки с оборочками. Взял, да и побросал их на пол. Никогда он не позволял нам ни шерстяного подрясника и ничего цветного сделать. Очень не любил батюшка, чтобы сестры ходили по кельям. Иногда, бывало, со вздохом скажет: “Ах, девочки, девочки! Если бы вы знали. Какой грех по кельям ходить! Ты пойдешь чашку чая выпить; а там празднословие и осуждение. И за одну чашку столько греха наберешься!” Приехал однажды батюшка к нам в монастырь. В это время две монахини поссорились из-за стройки келий и просили батюшку прийти рассудить их. Когда же он пришел, они стали вперебивку обвинять одна другую. Долго стоял батюшка между ними молча, опершись на свой костыль. Потом вдруг стал живо повертываться то к той, то к другой и скороговоркой говорить: “Ты какова? А ты какова? А ты какова?” Все присутствовавшие тут рассмеялись; тем суд и окончился».

В начале 1860-х годов м. Серафима была пострижена в мантию с именем Макария. В 1864 г. назначена настоятельницей Тульского Успенского монастыря.

Старец Макарий несколько раз предсказывал ей настоятельство:

– Ты игуменией будешь.

– Ну, батюшка, куда таких дураков в игумении ставить.

Преподобный Иларион Оптинский также предсказывал болезненной м. Макарии ее будущее игуменство. Вот как об этом вспоминала ее сестра м. Михаила: «...сестра (м. Макария), издавна болезненная, одну зиму хворала более обыкновенного, но по желанию повидать старца, с трудом собрала силы, добралась до Оптиной и говорит батюшке о. Илариону:

– Должно быть, мне, батюшка, уже недолго жить!

А батюшка отвечал:

– Нет, ты не умрешь, а мы тебя еще игуменией сделаем.

По возвращении в Белёв сестра узнает, что наша м. игумения получила известие о неожиданной кончине Тульской игумении, а потом вскоре и о том, что владыка назначил больную сестру нашу на ее место. К этой внезапной скорби сестры владыка еще приказал, чтобы назначенная в игумении к св. Пасхе была уже в Туле. Это было Великим постом, – самая бездорожица. Сестра с этой неожиданной двойной скорбью опять приезжает к батюшке и говорит, что она теперь, по болезненному своему состоянию, не в силах выдержать такой дурной дороги, а батюшка, успокаивая ее, отвечал:

– Зачем теперь? Когда будет сухо и тепло, тогда мы и повезем Макарию.

Так и случилось. Владыка отложил потом приезд новоназначенной игуменьи до просухи: ее повезли в мае, и батюшкино предсказание сбылось».

Преподобный Иларион Оптинский

В одном из писем преподобный Иларион Оптинский писал о должности настоятеля: «Святые угодники Божии, когда избирались на высшие степени, смирялись и считали себя того недостойными, так и ты поступи, если же все твои объяснения в резон не примутся, тогда уже должна принять: противиться не следует. А как сохранить равномерность ко всему богоугодному? Понуждать надо себя всегда; Бог поможет, придешь в навык и утвердишься в добродетелях».

Новая игумения прибыла в Тульский монастырь 25 мая 1864 года. Хотя игумения Макария настоятельствовала недолго, однако оставила заметный след в истории обители. При ней в 1866 году была устроена богадельня для призрения престарелых и не имеющих средств к содержанию себя сестер. За это указом Cв. Синода от 22 Марта 1868 года за № 892 игумении Макарии было преподано благословение Св. Синода.

Впоследствии преподобный Иосиф советовал вновь назначенной настоятельнице монастыря: «В делах умудряйся, по возможности во все сама входи, за всем смотри, все знай, может быть, и дело пойдет лучше. Побеждай все неурядицы терпением, снисходя немощам ближних, но и слишком не распускай. Особенно старайся от душевного вреда охранять сестер».

Главное свое внимание игумения Макария обратила на устройство внутренней жизни обители. Некоторые сестры вслед за настоятельницей стали руководствоваться советами оптинских старцев. Вот как об этом писал оптинский старец Иларион Александре Алексеевне Стренгольц: «До управления ее в Тульском монастыре жили слабо. Она, приняв начальство над монастырем, обратила на это особенное внимание и старалась остановить это, и некоторых, не живших как надо, выслала из монастыря. И в продолжении пятилетнего управления много сделала для обители в духовном и внешнем отношении полезного: в духовном, указывая и направляя их во всем следовать отеческому пути, изложенному в святоотеческих писаниях; иногда некоторым сестрам для большего вразумления их указывала на нашу обитель. Во внешнем – по церкви и монастырю – ею тоже блюлись хорошие порядки: завела больницу и общую для сестер трапезу, и дом, до нее занимавшийся детским приютом, был ее старанием обращен для помещения сестер».

В 1869 году игумения Макария по состоянию здоровья была уволена от настоятельской должности на покой с переводом в Белёвский Крестовоздвиженский монастырь, куда она выехала 2 сентября того же года, передав управление Тульским монастырем вновь назначенной избранной сестрами рясофорной послушнице Магдалине. По возвращении из Тульского монастыря, как и предсказывал о. Иларион, игумении Макарии еще раз предлагали место настоятельницы, но она отказалась. Почила о Бозе матушка Макария 14 февраля 1884 года.

В.В. Каширина