Аудио-трансляция

В тер­пе­нии ва­шем стя­жи­те ду­ши ва­ша (Лк. 21, 19). По­э­то­му не ос­ла­бе­вай, не уны­вай, ес­ли встре­ча­ет­ся слу­чай стя­жать свою ду­шу. Стя­жать ду­шу свою – зна­чит дать ей то зна­че­ние и мес­то, ка­кое ей наз­на­че­но Бо­гом, т.е. быть царствен­ною, бо­го­по­доб­ною, пре­по­доб­ною, свя­тою. А от­пасть от се­го – зна­чит по­гу­бить свою ду­шу. Кая поль­за че­ло­ве­ку, аще и мир при­об­ря­щет, и от­ще­тит ду­шу свою (ср.: Мф. 16, 26). И по­то­му всег­да на пер­вом пла­не имей поль­зу ду­шев­ную свою о дру­гих, а по­том уже не­об­хо­ди­мое те­лес­ное, удоб­ства, спо­кой­ствие и, по­жа­луй, вре­ме­нем уте­ше­ние.

преп. Анатолий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

ПЕСНОПЕНИЯ ЦЕРКОВНЫЕ

Тоска о потерянном блаженстве сквозит в произведениях великих писателей и художников, но нигде эта скорбь, растворенная, впрочем, утешением, не выражается так сильно, как в наших церковных песнопениях и молитвах. В них слышится то рыдание о потерянном рае, то глубокое сокрушение о грехах, то радостная и победоносная песнь о нашем Искупителе. Взять хотя бы Пасхальный канон, как он величествен и сладостен, как умиляет и утешает душу, еще не потерявшую вкус к духовному.

Ныне вся исполнишася Света,

небо же и земля и преисподняя,

да празднует убо вся тварь

востание Христово,

в немже утверждается.

Пение древнее и партесное

Теперь даже в церковь проникают театральные напевы и мелодии, вытесняя старинное пение, а между тем это последнее часто бывает высоко художественным, но его не понимают.

Как-то я был у обедни в одном монастыре и в первый раз слушал там так называемое столбовое пение. Херувимская, Милость Мира и др. произвели на меня сильное впечатление. Народу было мало, я стоял в уголке и плакал, как ребенок. После обедни я зашел к Игумену и рассказал ему о своем впечатлении.

— А вы, верно, никогда не слышали столбового пения? – спросил меня Игумен.

— Нет, – отвечаю, – даже названия не знал.

— А что такое столбовой дворянин?

— Ну, это значит имеющий древний род.

— Так и столбовое пение – это древнее пение, мы заимствовали его от отцов, а те – от греков. Теперь оно редко где встречается, забывают его, много появилось новых напевов – Алябьева, Львова и других. Правда, и из новых есть необычайно талантливые: Турчанинов, например. Его напевы известны не только в России, но и за границей, даже в Америке, и то оценили его по достоинству.

Недавно регент спрашивает меня:

— Благословите запричастный спеть "Воскресения день".

— Бог благословит, – отвечаю, – это и нужно.

— Только новым напевом.

— Каким же? Пропойте хотя бы на один голос. – Он пропел.

— Ну, – говорю, – такой напев может вызвать только слезы уныния, а совсем не радостное настроение. Нет, уж пойте по-старинному. – Так и спели.

Напев Пасхального канона составлен Иоанном Дамаскиным, и так дивно, величественно составлен, он возвышает душу и исполняет духовной радости, по мере восприимчивости каждого.


Нынче в церкви поются дивные песнопения:

Христос раждается, славите,

Христос с небес срящите,

Христос на земли возноситеся,

Пойте Господеви вся земля,

И веселием воспойте, людие,

Яко прославися.

Что означают эти слова?

"Христос раждается, славите" – не языком или легкими, но прославлять Христа нужно своею жизнью.

"Христос с небес срящите", т.е. встречайте Его верою и добрыми делами, неразрывно связанными с верою: «вера, аще дел не имать, мертва есть о себе» (Иак. 2, 17).

"Христос на земли – возноситеся" – это не то, чтобы возноситься над другими, гордиться; нет, это означает, что необходимо отрывать свое сердце от всего земного, суетного, тленного.


Нотами поющий связывается по рукам и ногам. Нет свободного творчества, чувства. Как только появляются на сцену «картессы-паспартесы» – все пропало. Мне говорил преосвящ. Никон (бывший у нас), что он не любит нотного пения и не позволяет петь по нотам у себя, разве только сочинения Львова и Турчанинова.

на молитве необходимо вникать в смысл песнопений

Слова церковных песнопений, тропарей, канонов могут наполнить душу блаженством, не совсем еще погрязшую в житейском море. Но чтобы пение церковное производило должное впечатление, необходимо вникать в смысл этих песен, и тогда не оторвешься от них, а если многие бесчувственно стоят в церкви, позевывают, и только ждут, когда окончится служба, то это потому что не понимают они смысла церковных песнопений. Особенно трогают душу старинные церковные напевы. У нас в монастыре, конечно, этого нет. Поют пять-шесть иноков, как им Бог на душу положит, уж простите, чем богаты, тем и рады. А есть храмы с очень хорошими певцами. Но для спасения жизни нужно петь Господу не голосом, а самой жизнью своей.

В Св. Писании жизнь во Христе называется пением. "Крепость моя и пение мое Господь и бысть ми во спасение" (Пс. 117, 14), "Воспою Господеви в животе моем" (Пс. 103, 34; 145, 2).


Под день памяти свт. Петра пошел к всенощной в храм Христа Спасителя. В церкви царил полумрак, особенно в куполе. Пение мне не понравилось, я начал чувствовать усталость, нетерпение и решил уйти в другую церковь, поискать хороших певчих. Рядом со мной стоял какой-то господин.

— Скажите, пожалуйста, есть ли у вас в Москве храм с хорошими певчими? – спросил я его.

— Да ведь и здесь прекрасный хор.

— Но мне совсем не нравится.

— А это потому что нет самого регента. Он, вероятно, скоро придет. Потерпите.

Я подумал: собираюсь идти в монастырь, надо привыкать к терпению. И остался. В это время запели ирмос: "Христос раждается, славите". Я вдруг почувствовал, что это относится именно ко мне, как и дальнейшие слова: "вознесый рог наш"... Но что же это такое? Пение совершенно изменилось: оказалось, пришел регент. В невыразимом духовном восторге, которого никогда не испытывал раньше, достоял я всенощную. Насколько первая ее половина была томительна, настолько вторая – торжественна и радостна. На другой день отправился к обедне, не знаю, в какой храм, и когда вошел туда, священник, держа Чашу, возгласил: "Всегда, ныне и присно, и во веки веков". Хор запел: "Да исполнятся уста наша хваления Твоего, Господи...". К празднику я был в монастыре. Уже впоследствии я понял значение того, что раньше казалось мне простой случайностью. Всенощная в Москве была изображением моей жизни, сначала печальной и тяжелой, затем радостной о Христе.

ПОГОЖЕВ Е.Н. (ПОСЕЛЯНИН)

Сегодня как раз был у меня человек, которого сильно обмануло счастье: это Евгений Николаевич Погожев, пишущий под псевдонимом "Поселянин".

Евгений Николаевич происходит из старинного дворянского рода, получил хорошее образование, но сначала был неверующим. Привел его к Господу такой случай: однажды он с тетей собрался в Крым, а та перед этим путешествием захотела побывать у батюшки о. Амвросия.

— Нет уж, тетушка, вы заезжайте, а я вас в Калуге подожду, – решительно заявил он.

— Да почему же? Поедем вместе, мне веселее будет, а к Старцу ты можешь не ходить.

Евгений Николаевич согласился. Приехали. Тетка предлагает ему, не сходит ли он хоть разок к о. Амвросию, но племянник решительно объявляет:

— Нет уж, не просите, к о. Амвросию я ни за что не пойду. Он замучает меня текстами.

Так и не пошел. Тетка же была и рассказала о нем о. Амвросию.

— А нужно бы ему ко мне зайти, – сказал Батюшка, передайте ему, что грешный Амвросий просит его зайти к нему на шесть, на десять минут.

Он пошел и вышел от о. Амвросия другим человеком. С тех пор начал посещать Оптину и просился в монастырь, но Батюшка возразил:

— Нет, сначала окончите университет, а там я скажу вам, что делать.

По окончании университета Евгений Николаевич приехал к о. Амвросию и спрашивал его, что же теперь ему делать.

— А теперь, – сказал Батюшка, – пишите в защиту веры, Церкви и народности.

Погожев – художник в душе, и это отражается на его произведениях.

Прошло несколько лет, о. Амвросий умер, и Евгений Николаевич осиротел. Приезжал он по привычке в Оптину, но ни к кому из старцев не обращался, т.к. по его словам, никто не мог заменить ему батюшку о. Амвросия. Гребцов много, и хорошие гребцы, а кормчего нет. Правда, был кормчий, который поджидал его к себе, и, наверное, беседа с ним принесла бы Евгению Николаевичу большую пользу, – это покойный батюшка о. Анатолий, великий старец и приемник о. Амвросия, но Погожев не пожелал к нему обратиться. Однажды зашел он ко мне, я тогда был еще послушником. Разговорились мы с ним.

— Вы – идеалист, Евгений Николаевич, – сказал я ему, в миру вам не место, ступайте в монастырь, все равно какой, хотя лучше бы в наш, конечно, где хранятся заветы старцев. Пять лет пребывали бы послушником, десять лет монахом, пять – иеродиаконом...

— Ну, а потом?

— Потом вы были бы старцем, как о. Амвросий. Вы теперь внешний художник, а тогда сделаетесь внутренним. Вспомните слова Пушкина:

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Хотя Пушкин говорил это про поэтов, но эти слова больше относятся к монахам. Поступайте в монастырь и найдете мир и радость души.

Не согласился.

— И в миру можно приносить пользу, – ответил он.

— Да, конечно, можно, но в миру и множество соблазнов. Знаете ли вы историю индийского царевича Иоасафа? Царь Авинир, отец его, устроил сыну великолепный замок и хотел, чтобы сын жил у него в роскоши и неге, беззаботной веселой жизнью. Но старый Варлаам обратил юношу ко Христу, и он совершенно изменился. Отец, желая вернуть сына к язычеству, привез ему красавицу Рояйлю, на которой хотел женить его, но Иоасаф не соблазнился красотою невесты, отверг все удовольствия мира и наследовал Царствие Небесное. Как бы и вас не соблазнила Рояйля во дворце.

Не знаю, отчего я это ему сказал, но через несколько лет я узнал, что Евгений Николаевич женился на дочери одного известного сановника, и великий князь Константин Константинович устроил им во дворце свадьбу. Выбор невесты был неудачен: через полгода они разошлись, и развод скоро кончится. Она была женщина практическая и совсем не понимала его. Скоро они возненавидели друг друга. Я не видел Евгения Николаевича двадцать лет; сегодня он приезжал ко мне. Я говорю ему:

— Кончится развод, поступайте в монастырь, я дам вам келью, и успокоится душа ваша после всех житейских треволнений.

— Поздно!

— Ко Христу никогда не поздно, Евгений Николаевич, вспомните разбойника, кажется, и жить-то осталось ему несколько минут, а он возопил: "Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си" (Лк. 23, 42) – и спасен! – Задумался. Не знаю, на что решится, а жаль мне его. Полагайтесь во всем на волю Божию; кто жаждет спасения – вопиет ко Христу: спаси меня, Господи, как Ты Сам знаешь. Того Господь спасет.


Вы себе представить не можете, какая громадная разница между теперешним его лицом и прежним. Ничего нет общего... Я помню, был он у нас в Скиту за трапезой лет 15-17 назад. Я сидел в уголке около портрета о. Паисия (Величковского), а он сидел на первом месте около иеромонаха. Я залюбовался им. Не подумайте, что я говорю про телесную красоту, нет, я говорю про внутреннюю красоту, которая выступала наружу в выражении его лица, и даже во всех его движениях. Было лето, окна в трапезе были растворены. Он сидел как раз перед окном, спиною к читающему. Помню, подали уже второе, или третье, он скушал 2-3 ложки, и положив ложку, устремил свой взгляд в окно и чувствуется мне, что смотрит он на храм, на чудные сосны, затем поднимает все выше и выше, в голубые небеса с мыслью о великом и бесконечном Боге. Господи, – думаю я, – какой же должен быть внутренний мир этого человека?.. До тех пор я уже знал его по его сочинениям, а тогда я просто полюбил его. Я попросил у о. Иосифа благословения познакомить меня с ним. О. Иосиф прислал его ко мне в келью, и там была у нас беседа первая и последняя...

Вот я ему и говорю теперь, когда он был у меня:

— Вы помните тогдашнюю нашу беседу?

— О, да, она вся у меня здесь, – он прижал руки к сердцу.

— Помните, я тогда говорил о внутреннем, или как иногда называют, о мистическом монашестве, которое вам, собственно, и нравится... Так вот, поступайте к нам в Скит, вам еще не поздно. Но только не думайте, что сразу нужно на небо взлететь и мертвецов воскрешать. Нет, сначала нужно упражняться во внешнем монашестве, перешагнуть его, и приступать сразу ко внутреннему нельзя, нужно потерпеть всякие скорби, унижения и озлобления и внутри себя от диавола, и совне от неразумных собратий. Сначала нужно пройти весь искус. Иногда даже будете чувствовать отвращение и ненависть к монашеской жизни. Нужно испытать борьбу со страстями, стяжать смиренное о себе мнение и многое другое... Поступайте к нам в Скит, дам я вам келью. Будете ночью выходить любоваться чудным звездным небом... И сами посудите, что принес вам мир? Какую получите вы от него пользу?

— Хорошо. Теперь я буду приезжать в Скит. Ну, а если я поступлю в Скит, то меня заставят бревна таскать, а я этого не могу...

— Нет, вас не заставят бревна таскать, прежде всего потому что вы не сможете ни одного бревна поднять. Послушание всегда дается сообразное с силами...

Видите, вот в этом у него дикие понятия о монашеской жизни, хотя про монашество он всю жизнь писал. А почему? Потому что не проходил опытом личным монашеской жизни.

ПОМОЩЬ БОЖИЯ

Смотрит Господь на сердце человеческое, и если видит сильное желание исполнить Его Святую волю, то помогает ему ими же Сам веси судьбами. Желает, например, человек уйти в монастырь и там служить Господу и далеко от людей прячет свое намерение, а Господь-то видит его желание и помогает ему.

Беда, если кто понадеется на свои силы

Обратись к Господу: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную, и помоги мне стерпеть!" Попробуй так сказать, и на опыте увидишь, что из этого выйдет. И так во всяком трудном положении обращайся к Господу, и поможет. Исполняй заповеди Его и проси Его помощи. Беда, если кто понадеется на свои силы и вздумает сам, не прибегая к Божественной помощи, исполнять заповеди, кто вздумает обойтись без смирения.


Все, о чем говорил сейчас всечестнейший отец наш священноархимандрит Ксенофонт, о тех трудах, которые мне пришлось перенести, я не приписываю своим силам, но благодати Божией, "немощная врачующей" и "оскудевающая восполняющей". По святым молитвам вашим, всечестнейший о. Архимандрит, и всей братии до одного, Господь помогал мне. Иначе, моими немощными силами я ничего не мог бы сделать.

Господь ждет, когда мы призовем Его

Действительно, из Житий святых известно, что бесы могут наносить человеку и телесный вред. На прп. Антония бесы часто нападали чувственным образом и били его. Однажды, явившись во множестве, они стали бить Преподобного скорпионами, т.е. ремнями, оканчивающимися острыми зубами, которыми вырываются из тела куски мяса. Это была страшнейшая из пыток у римлян. Св. Антоний ощутил нестерпимую боль и воззвал: "Господи, Господи!" Бесы исчезли. Весь окровавленный лежал Святой без движения, и вдруг явился Спаситель. Одним прикосновением Он исцелил его.

— Господи, где же Ты был? – воззвал прп. Антоний, – отчего допустил так надругаться над рабом Своим?

— Здесь был, – ответил Господь, – но не явился тебе раньше, чтобы ты сам посрамил бесов.


Недавно была у меня девочка лет семи, с матерью. Спрашиваю девочку, как меня зовут.

— Вар-со-но-фий.

— Верно. Ну, а тебя?

— Ва-лен-ти-на.

— Валя, – добавляет мать.

— Ну, Валя, не вались, – говорю ей.

Сам не знаю, отчего я это сказал, только сегодня пришли они ко мне опять.

— Батюшка, – говорит мать, – а знаете, что с Валей-то случилось? Был у нас в полу погреб открыт, моя девочка не заметила, да, оступившись, упала прямо в погреб, а он глубокий. Мы с мужем в ужасе думали, что она разбилась насмерть: а она осталась жива и невредима. Вот чудо! Ну и вспомнились нам ваши слова: "Валя, не вались"!

Ведь вот враг стремится погубить человека, а благодать Божия спасает. Да спасет Господь и нас от страшного и мрачного погреба, который есть различные вражеские козни, всюду расставляемые нам врагом.


Нам, т.е. стоящим на таком посту, несущим такое послушание, нельзя отдыхать. Сегодня я очень плохо себя чувствовал и думаю: надо отдохнуть, лягу. «Брат Никита, – говорю я, – сегодня не будем отпирать женскую половину, в первый раз за 3 года. А я лягу и часов до 3-х не будите меня». Лег, а помысл говорит: «А, может быть, там пришла какая-нибудь раба Христова со скорбию, или другой какой насущной нуждой своей, – как же так? Надо отпереть»... Позвал брата Никиту, сказал, чтобы он открыл, а сам встал. Вскоре вся слабость прошла. А там действительно пришли, которых надо было принять. И вот как Господь подкрепляет в таких случаях...

Господь исполняет даже тайные желания души

Давно еще, кажется, при батюшках Льве и Макарии это было. Однажды в Оптину приехала молоденькая девушка, именем Варвара, красавица собой. Ей очень понравилась Оптина. Но все же нужно уезжать, и она поехала со своей матерью из Оптиной. Едут, а по дороге из Козельска несут на кладбище гроб. В гробу лежала молодая девушка. Тогда был обычай, едва ли он теперь сохранился, что девушку на кладбище всегда должны нести тоже девушки. С этой целью, когда умирала девушка, собирали отовсюду девушек, одевали их в белые одежды, украшали цветами тоже белыми. Они все вместе брали на руки гроб, тоже белый и украшенный белыми цветами, и несли его сами на кладбище. Так вот, такая похоронная процессия и встретилась на дороге этой девице Варваре. Она, полная восхищения от этой картины, воскликнула: «Вот счастливая! Вот счастливая». Мать удивилась этим восклицаниям и говорит: «Что ты, глупая. Я тебя повезу в Москву, Петербург. Там ты будешь у меня первой красавицей на балах...». Но дочь не слушает ее, пораженная этой белой похоронной процессией.

Приехали они домой, но чистая девушка почувствовала себя чужой, среди блеска и роскоши, и захотела опять в Оптину. Наконец, отпросилась и поехала. В Оптиной она поговела, приобщилась и собралась было уже ехать домой. Села в тележку и поехала, но когда стала спускаться к р. Жиздре, лошадь вдруг понеслась и прямо в Жиздру. И, когда выловили девушку, она уже была мертвая.

Собрались на совет старцы, что делать и где хоронить эту девушку, и решили похоронить ее за главным алтарем, дав ей первое место в своей Пустыни за ее великую любовь к Оптиной. Вот такая эта девица Варвара. Видите, как Бог слышит молитву и видит восторг чистой, невинной души, не огрубевшей в земных удовольствиях. Она сочла только счастьем, а Господь исполнил ее желание...

Помощь угодников Божиих

Когда я принимал настоятельство от о. Иосифа, он вручил мне 100 рублей денег, из которых велел заплатить 54 рубля одному Козельскому торговцу, у которого он брал для Скита рыбу и другие припасы. Следовательно, осталось только 46 руб. на содержание Скита. Сначала мне приходила на ум мысль, как буду на такие средства содержать Скит? Но затем я успокоился, положившись на волю Божию. Ведь Скит-то не мой, а Иоанна Крестителя, он нас прокормит, чего мне смущаться? И, действительно, Иоанн Креститель не оставил Скит, и в настоящее время он вполне обеспечен. Мы ни в чем не нуждались. Рекой лились пожертвования. В Скиту у нас пища простая, но вкусная и питательная, всего вдоволь. Не знаю, как в духовном отношении, а во внешнем все хорошо.

ПОКАЯНИЕ И ПРОЩЕНИЕ

Страшное слово: «вечные муки»; впрочем, только ожесточенным нераскаянным грешникам, умершим во грехах своих, нет надежды на помилование, что же касается тех людей, которые, хотя и грешат, но каются во грехах и не надеются на свои добрые дела, того Господь помилует.

Например, преступник обращается к Царю с просьбой: «Ваше Величество, я приговорен к каторжным работам за мои преступления; знаю, что справедливо осужден, но ведь ты царь и можешь меня помиловать». А царь отвечает ему: «Так как ты обратился ко мне с верою, что я могу это сделать, то я не только тебя прощаю, но еще даю тебе землю для дома и деньги на обзаведение, только не делай больше зла». Так и Господь поступает с кающимися. Грешник говорит: «Господи, я ничего не имею: блуждает мысль моя, чувства мои и дела мои противны Тебе. Тяжко согрешил я пред Тобой, но помилуй мя, яко Бог». А Господь отвечает: «За то, что ты веруешь в Меня и просишь Моей помощи, то Я не только все тебе прощаю, но еще дарую Царствие Небесное. Только остави свои беззакония, умри греху: если был горд, то умри для гордости через смирение, пусть умрет в тебе злоба и заменится любовью; пусть умрет скупость и вместо нее да насадится в сердце твоем милосердие».


В настоящее время многие оставляют Христа, вот это ужасно: фарисеи, упрекая исцеленного слепорожденного, говорили: «Ты ученик еси Того, мы же Моисеовы есмы ученицы» (Ин. 9, 28). А ныне многие уж и не Моисея ученики, а назовут вам сколько угодно ученых имен и считают себя их учениками, только не Христа. Мы же ученицы Христовы, хотя грешные и недостойные, но все-таки желающие идти за своим Господом. Не унывайте, я всегда во всех беседах стараюсь убедить вас, чтобы вы не приходили в отчаяние. Верьте, что спасетесь, если только будете верить во Христа Спасителя, и войдете в Царствие Небесное. Грехи не помешают. Господь беспредельно благ. Приди, скажи на исповеди в чем согрешила, и вот все грехи уже прощены и забыты Господом. В Св. Церкви много примеров, как за покаяние грешницы не только получили прощение, но Господь возводил их в свободу славы чад Божиих. Кто, например, была преподобная Мария по началу своей жизни? – блудница. А теперь не только Восточная, но и Западная Церковь взывает к ней: «Преподобная мати Марие, моли Бога о нас». А Моисей Мурин был разбойник, который грабил, жег, убивал и какого-то преступления не совершил, а ныне: «Преподобне отче Моисее, моли Бога о нас». Беседа 26 февраля 1912 г. (42)

Истинное покаяние спасет и без добрых дел

Чтобы стяжать жизнь вечную, нужно воспитать в себе покаянное чувство, без которого все поклоны, посты, молитвы – ничего не стоят.

Господь требует от нас сокрушенного сердца: «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50, 19), – говорит псалмопевец.

Искреннее покаяние спасет и без добрых дел. Некогда жил один разбойник, отличавшийся такой свирепостью, что наводил ужас на всю область, где он совершал свои злодеяния. Но вот он смертельно заболел. Почувствовав приближение смерти, разбойник пришел в себя. Хотя он вел порочную жизнь, но веры в Бога, в загробную жизнь и в справедливое воздаяние за гробом не потерял. Страх напал на разбойника. Еще, может быть, несколько часов – и душа его должна сойти во ад на вечное мучение. И начал горько плакать, умоляя Господа о помиловании.

— Господи, – говорил он, – я, конечно, конечно, грешнее всех людей на свете и недостоин имени Твоего Святого произнести скверными устами моими, но, услыши меня, Господи, в этот страшный час и помилуй ради милости Твоея и ради бесценных заслуг Спасителя моего.

И долго, долго плакал разбойник, так что платок его сделался совершенно мокрым... И Господь простил его. Как уж воздал ему Господь – неизвестно, но он был избавлен от вечных ук. Но не следует надеяться на покаяние перед смертью, это весьма опасно, так как можно умереть и внезапно, а если на душе есть смертные грехи, не омытые покаянием, то они повлекут человека в ад. По совершении грехов, особенно смертных, надо, не откладывая, приносить покаяние.


Возьмем с одной стороны человека неверующего, но старающегося жить хорошо, а с другой стороны злодея, но не отвергающего Христа. Умер первый, и Господь отверг его: "Я тебя не знаю, ты не признавал Меня во время земной жизни, а Я отвергаю тебя в жизни вечной". Такова поистине плачевная судьба невера. Ну, а злодей? Много совершил он всевозможных преступлений, но вот приблизился его смертный час: "Господи, Господи, что будет со мною, хуже меня нет ни одного человека в мире"! Зовет он священника, открывает ему свои прегрешения, которые, действительно, очень велики, тот накладывает епитрахиль, читает разрешительную молитву, и все грехи бывшего злодея потопляются в море милосердия Божия. А затем он сподобляется принятия Св. Таин и отходит ко Господу оправданный, идет в рай.

Как стяжать покаянное чувство

Будем стараться исправить свою жизнь и непрестанно каяться в грехах своих. Но является вопрос: а как стяжать покаянное чувство? Единственно – непрестанною Иисусовой молитвою. Будем творить эту молитву по силе своей, и Господь не оставит нас. Он будет нашим Помощником и Утешителем, и введет нас в Свое Царство.

Не следует надеятся на покаяние перед смертью

Не следует надеяться на покаяние перед смертью, это весьма опасно, так как можно умереть и внезапно, а если на душе есть смертные грехи, не омытые покаянием, то они повлекут человека в ад. По совершении грехов, особенно смертных, надо, не откладывая, приносить покаяние.

Был такой случай. Шел один человек ночью по улице и встретил богато одетого господина в нетрезвом виде. И вот вложил ему диавол мысль: «У господина, наверное, с собою много денег, убей его – и поправишь свои все дела: у тебя и жена-то больная, и дети голодные». Послушавшись этого лукавого навета, подошел он к незнакомому, ударил кулаком в висок, и тот тотчас же упал без признаков жизни. Вынул бедняга бумажник у убитого и пошел домой. Но скоро проснулась в нем совесть и стала сильно упрекать его, да и страх напал... «А что, если сейчас умру, пойдет моя душа во ад на вечные мучения». Охваченный такими мыслями, он идет к священнику. Звонит. Его сначала не хотят пускать, но он настаивает. Вышел священник: «Что вам угодно?» – «Мне нужно сейчас же исповедоваться». – «Что за крайность ночью, приходите завтра утром». – «Если вы теперь же не станете меня исповедовать, то будете перед Богом отвечать за мою душу». Страшный ответ. Священник соглашается. После исповеди пришедший вручает священнику деньги, которые взял от убитого и говорит: «Делайте с ними, что хотите, – человека, которому они принадлежали нет уже в живых». Он уходит и внезапно умирает на лестнице. Будет ли Господь судить его как убийцу и вора? Конечно, нет – он покаялся. Нет греха, побеждающего милосердие Божие, но страшно грешить сознательно, надеясь, что Бог простит, надо помнить, что Бог поругаем не бывает.

Искренним покаянием омываются даже смертные грехи

Преподобный Иаков своею равноангельской жизнью достиг такой святости, что совершал великие чудеса: больных исцелял, прокаженных очищал, бесов изгонял, мертвых воскрешал.

Но вот однажды нашло на него искушение. Ночью постучалась в его келью женщина, прося приюта, так как сбилась с пути. Прп. Иаков сжалился над ней; и, боясь, как бы не разорвали ее дикие звери, пустил к себе ночевать. После скудной трапезы Святой ушел в свою внутреннюю келью, но лукавый помысел начал смущать его, он вошел снова и, увидев женщину обнаженной, впал с нею в грех против ее воли.

Когда же грех был совершен, диавол начал внушать Иакову убить женщину, чтоб не огласился его грех, и не подвергнуть нареканию все монашество. Слушаясь этих злобных внушений, прп. Иаков совершил и другой смертный грех – убийство.

После этого он впал в отчаяние, бросил свою келью и пошел в мир. Но Господь не восхотел его погибели. На пути прп. Иаков встретил какого-то Старца-инока, исповедовал ему свои грехи; и тот убедил его поселиться в некоей пещере, обещаясь приносить туда пищу. – "У Господа – море милосердия, ужели для одного тебя не хватит", – говорил Старец. Двенадцать лет безвыходно подвизался Преподобный в этой пещере, и Господь отпустил грехи его.

Однажды в городе, ближайшем к этой пещере, где подвизался прп. Иаков, сделалась сильная засуха. Епископу этого города, человеку святой жизни, явился во сне Господь и повелел ему и всему народу отправиться к пещере Преподобного и просить его святых молитв. Епископ объявил народу о своем видении и все пошли к Святому. Когда начали просить его молитв и говорили о явлении Господа, то прп. Иаков отвечал: "Вы ошиблись, это не ко мне Господь послал, так как я – великий грешник". Епископ же молил его, говоря: "Не противься велению Божию, подними преподобные руки и помолись об нас". Когда Святой начал молиться, пошел сильный дождь, и понял преподобный Иаков, что Господь простил его.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>