Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Страсть тщес­ла­вия унич­то­жа­ет ве­ру в серд­це че­ло­ве­чес­ком.

преп. Никон

Тщес­ла­вие, ес­ли его тро­нуть паль­цем, кри­чит: ко­жу де­рут.

преп. Амвросий

Для гор­де­ли­вых уко­ре­ние – нож ост­рый, а для сми­рен­ных – на­ход­ка бо­га­тая.

преп. Антоний

Проповедь в четверг 1-й седмицы Великого поста

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Дорогие о Господе братья и сестры, ныне, сегодня, мы с вами сподобились встретить уже четвертый день первой седмицы Великого поста, одной из самых строгих недель в богослужебном году, встретить, собравшись в храме здесь, в нашей святой обители, в благословенной Оптине. И это великое к нам Божие благословение, Божий дар, потому что особо эти дни проживаются, прочувствуются именно здесь, в монастыре, и особенно – в Оптине. Потому что наш монастырь – он как бы оторван от мира: нет рядом шумного города, ты выходишь за его стены, а вот эта благодатная молитвенная тишина – она продолжается. И вот нас здесь всех собрал Господь. И за этим стоит великая Божия тайна. Наш преподобный старец Варсонофий сказал такую фразу. Он говорил паломникам, приезжающим сюда к нему в то время: «Не думайте, что вы сюда приехали сами, вас сюда привел Бог, а вы просто не сопротивлялись».

Если мы откроем Священное Писание, мы там найдем удивительные слова. Апостол Павел говорит: «Разве вы не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас» и «Кто этим Духом водится, тот воистину сын Божий». И Господь сказал: «Я уйду, но я пошлю другого утешителя, Духа истины, который вас наставит на всякую правду». И вот Он сошел в день Пятидесятницы, в 50-й день после Воскресения Христова, и до сего дня Церковь живет под руководством благодати Святаго Духа. Когда собрался первый Апостольский Собор, они написали такое определение: Изволися Духу Святому и нам.

В богослужении Церкви мы видим следующие слова святых отцов, которые подвязались в пустыне. Там есть такие слова: Когда на тебя нашло наитие Святаго Духа, тогда ты встал и последовал Христу. То есть ты начал подвизаться и трудиться, потому что на то тебя призвала благодать Святаго Духа. Наш великий мыслитель Алексей Степанович Хомяков дал определение Церкви следующим образом, что это общество людей, соединенных в Божией благодати, и которые этой Благодати покоряются, – то есть живут в ее послушании. И вот так же Великий пост – это время особой Божией благодати. И Великий пост – за ним тоже стоит некая тайна.

Один Афонский монах рассказывал такое свое переживание: в Прощеное воскресенье вечером он остался в храме после того, как Чин прощения уже закончился, все разошлись, а он остался еще посидеть и помолиться. И вот ему было такое видение… В храме собрались бесы, и один, ну, некто среди них главный, сказал: «Собирай всех, завтра идем на войну». И вот мы знаем, когда читаем Евангелие, что Христос, когда подвизался в пустыне и когда Он взалкал – то есть, когда Он захотел есть, – тогда приступил дьявол и начал искушать Его. Вот это важно помнить для того, чтобы правильно воспринимать то, что с нами происходит во время Великого поста. Начинается руководство особое Божией благодати.

Церковь требует от нас, просит, умоляет в богослужении, чтобы мы совершили особое напряжение сил: воздержание в удержании чувств, языка, глаз, слуха, в творении добрых дел. И вот, когда здесь милостью Божией и силой Божией совершается это особое напряжение сил, вот тогда подходит дьявол и начинает искушать нас. И мы этого не видим, это незримо для нас, хотя святой Иоанн Кронштадтский сказал, что: «Если бы Господь хотя бы на 10 секунд приоткрыл человеку духовное зрение, чтобы он увидел, что происходит вокруг него, он тотчас бы сошел с ума, потому что, – как он сказал, – бесы – это как пчелиный рой, который пребывает рядом с нами».

И вот в нашей жизни, бывает, начинается искушение: одно происходит, другое, третье. Знаете, как иногда все переживают такие мысли, что как будто прям вот сговорились, сразу всем от меня что-то надо, сразу что-то не получается и тут же я заболел. И человек думает: «Может быть, Господь меня наказывает?» Да, Господь наказывает, но правильный перевод слова «наказание» – «научение». Господь не наказывает, Господь учит. Поставляет каждого из нас в особые обстоятельства жизни, совершенно особые. Нет никогда никакого шаблона: кто-то скорбит, кто-то радуется, кто-то пользуется полным здоровьем, а кто-то еле ноги передвигает, кто-то доживает до 90 и, в принципе, относительно своего возраста полон сил, а кто-то в 30 лет уже еле живой. У всех всё по-разному.

Чему же Господь нас хочет научить? Об этом говорит наш преподобный старец Макарий. Он говорит: «Рассуждай, всегда рассуждай, думай, чему же Господь тебя хочет научить в поставленных тобой обстоятельствах». И дает такой ответ: «А Господь хочет научить только одному, очень простому. Он хочет научить человека смирению». У Святого Исаака Сирина есть такие удивительные слова, он говорит: «Господь не награждает человека за добрые дела, Он даже не награждает человека за добродетели, Он награждает человека за смирение, которое рождает добродетель».

Вот Великий пост – он всегда призывает к тому, чтобы пободрствовать над собой, чтобы напрягая вот эти силы на воздержание, на молитву, на посещение храма, на особое доброе отношение к тем, кто рядом с нами, на прощение, внимательно посмотреть, что же внутри тебя, когда ты совершаешь все эти внешние дела, – что же внутри тебя происходит. Вот, у нашего убиенного отца Василия, которого все очень почитали, в воспоминаниях о нем его близкие друзья, да и многие, кто его знали, много чего ему пророчили. Ему пророчили, что он, наверное, будет старцем, что он будет святым. Он всех удивлял своей собранностью, молитвенностью, таким подвижническим духом. И вот в его дневнике такие удивительные слова. Отец Василий (Росляков) говорит: «Cмотрю на себя и понимаю, что, если я буду поставлен в очень тяжелые жизненные обстоятельства, и передо мной встанет выбор отречься от Христа или быть верным Ему, – он говорит такие страшные, но очень честные слова, он говорит, – я вижу, что я отрекусь». А дальше говорит: «А если я потенциально готов отречься, значит это отречение всегда живет во мне». И говорит: «Господи, молю тебя, избави меня от этих тяжких обстоятельств». Вот правильный взгляд на себя человека, который подвизается.

Но кто-то может сказать: «Ведь наш убиенный отец Василий – он же все-таки в лике преподобных не прославлен. А мы же обычно руководствуемся мыслями святых отцов». Так они совпадают с мыслями святых отцов. В патериках есть такие удивительные слова, их мало кто сможет понять. Пимен Великий сказал такие слова, он сказал: «Братья, поверьте, где будет сатана, туда буду ввергнут и я». Сисой Великий, когда умирал, его спрашивали: «Отче, что ты видишь?» – Он говорит: «Я вижу ангелов, которые пришли за мной». – Они говорят: «И что же?» – Он говорит: «А я их прошу: дайте мне еще время на покаяние. Дайте еще мне время».

Преподобный Паисий Афонский сказал, что если любому человеку, абсолютно любому – высокой духовной жизни, невысокой, средней, – если бы в один момент Господь показал бы, кто он есть на самом деле, неподготовленный бы человек закончил бы жизнь самоубийством. В такое бы отчаяние он пришел. Но Господь хочет нам прийти в разум истины, чтобы мы спаслись, поэтому нашей жизнью руководит очень деликатно, и всё посылает по силам, потихонечку. Для того, кто желает спастись, потихонечку приоткрывает, кто он такой. Потому что Господь сказал: «Без Меня не можете творить ничего. Кто будет во Мне и Я в нем, тот сотворит много плода». И еще у апостола есть удивительные слова, что: Благодатью – то есть силой Божией, Святым Духом – мы спасены. И это не от вас. И дальше говорит: Это Божий дар. И не от дел, чтобы никто не похвалился. Не похвалится перед Богом никакая плоть. Никто не похвалится.

Когда человек думает, что он что-то значит, это говорит, что человек пребывает в прелести. А в прелести, если мы честно на себя посмотрим, пребываем мы все, потому мы думаем, что мы что-то значим. Как это проверить? Да очень легко. Надо просто нам сделать замечание; или, например, сказать нам грубое слово; или, например, чтобы в нашей жизни произошла какая-то скорбь. И тогда сразу открывается, кто мы такие. Поэтому, дорогие братья и сестры, желаем, чтобы вот в это такое время очень благодатное, но, бывает, очень-очень непростое, Господь по-настоящему помог взглянуть на себя. И чтобы взглянув на себя, мы все-таки смирились. И тогда Божья благодать пришла бы в нас и дала бы нам такую силу, чтобы у нас получалось то, что даже нам раньше когда-то бы и казалось бы невозможным. Божией помощи всем. Аминь.

Иеромонах Филофей (Магеррамов)