Аудио-трансляция

Гос­по­ду Бо­гу все воз­мож­но есть – не то­чию от­ча­ян­но­го боль­но­го ис­це­лить, но и мерт­во­го воск­ре­сить. А по­се­му все упо­ва­ние свое воз­ло­жи­те вы на Гос­по­да Бо­га, у Ко­то­ро­го и для вас, как и для всех, ос­та­лось ми­лос­ти мно­го.

преп. Антоний

Кто креп­ко на Бо­га упо­ва­ет, то­му Бог во всем по­мо­га­ет.

преп. Антоний

О до­маш­них и на до­маш­них не скор­би. Пош­ла к Бо­гу – и жди от Бо­га. Он на­деж­нее всех кня­зей и сы­нов че­ло­ве­чес­ких. И нас­то­я­щею жизнью не ув­ле­кай­ся. Спо­кой­на – бла­го­да­ри Бо­га, скорб­на – опять бла­го­да­ри Бо­га. И жди всег­да ми­лос­ти Бо­жи­ей.

преп. Анатолий

Всякая чистая душа стремится к уединению


Всякая душа имеет, в большей или меньшей степени, стремление к уединению, к пребыванию внутри себя. Только низменные души удовлетворяются блеском и треском суетной жизни и полагают все свое удовольствие в несмолкаемых разговорах, смехе и во всевозможных развлечениях.

Всякая чистая душа стремится к уединению

Господь Иисус Христос был истинным Богом, но и человеком, а потому, воздавая должное человечеству, естеству, и Он по временам уединялся от окружающего шума и суеты. В Евангелии сказано, как Господь «... взыде на гору един, – для чего? – помолитися...» (Мф. 14, 23; Мк. 6, 46; Лк. 6, 12; 9, 28), и если нуждался в уединении Господь, тем более нуждаются в нем люди. Все святые стремились к уединению. Некоторые из них оставляли всех и вся и уходили в непроходимые дебри и пустыни, чтобы быть наедине с Богом и, очищая свое сердце от всяких привязанностей и страстей, готовить себе блаженную вечность.

Ученые для отдыха уезжают за границу, под южное небо Сицилии, а мы углубляемся в свое сердце, в коем заключен целый чудный мир, может быть, многим неизвестный. Но как войти в него? Единственный ключ – Иисусова молитва, которая открывает нам дверь в этот мир. Но чтобы углубиться во внутренний мир, необходимо уединение. Некоторые святые бежали для этого в глубочайшие пустыни и оставляли всех, чтобы только упражняться в Иисусовой молитве. Известный подвижник Лука Элладский бежал в пустыню для усовершенствования в молитве, т.к. постоянные толпы народа, приходившие за советом и утешением, мешали ему сосредоточиться. Поступил он подобно Арсению Великому, который был научен Самим Господом: "Бегай людей и спасешься".

Является вопрос: законно ли поступил Лука, оставив народные массы для спасения своей собственной души? Вполне законно. Ученые, чтобы издать какой-нибудь научный труд, удаляются от общества и углубляются в свою работу. Ученик, приготовляясь к экзамену, уходит в отдельную комнату, а если нет таковой, то часто, закрыв уши, чтобы не слышать чего-либо постороннего, зубрит свои предметы. Не тем ли более святой для приготовления себя к вечной жизни имеет право на уединение. И удаляется от людей не по ненависти к ним, не в силу своего эгоизма, но и там, в пустыне, служит тому же миру молитвой о нас ко Господу.


Из бесед прп. Варсонофия Оптинского