Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Ли­чи­ною доб­ра, ос­тав­ше­го­ся в пад­шем ес­те­ст­ве, враг ста­ра­ет­ся всех отв­лечь от Хрис­та, до­ка­зы­вая зло­хит­ро, что пад­шее доб­ро есть един­ствен­ное доб­ро, ибо оно та­ким и ка­жет­ся то­му, кто не зна­ет уче­ния Хрис­то­ва. Кто, нес­мот­ря на все оболь­ще­ния вра­га, бу­дет дер­жать­ся еван­гельс­ко­го уче­ния, тот дол­жен не­из­беж­но пе­ре­жить борь­бу внут­ри се­бя. Пад­шее ес­те­ст­во лю­бит се­бя и лю­бит мир сей, а Еван­ге­лие тре­бу­ет са­мо­от­вер­же­ния и люб­ви к Бо­гу. По­э­то­му сог­ла­сия меж­ду ни­ми не мо­жет быть ни­ког­да.

преп. Никон

О красоте земной и небесной

Внешний мир с его красотами благотворно действует на человека, и душа, способная наслаждаться красотою мира, есть душа возвышенная, но человек, достигший совершенства, созерцает в душе своей такую красоту, перед которой видимый мир ничего не стоит.

О красоте земной и небеснойХороша и наша северная природа… Но нынешний мир только слабое подобие мира, бывшего до грехопадения. Есть мир Горний, о красотах которого мы не имеем понятия, а понимают его и наслаждаются им только святые люди. Этот мир остался неповрежденным, но земной мир после грехопадения резко изменился. Все равно, как бы кто-нибудь лучшее музыкальное произведение, например, Бетховена, разделил на отдельные тона, тогда впечатление целого не получилось бы. Или картину, например, Рафаэля разорвал на клочки и рассматривал отдельные кусочки. Разбейте великолепную статую на части – впечатления прекрасного не получится.

Так и нынешний мир. Некоторые подвижники даже отвращали от него взоры. Известен один подвижник, который загородил иконой единственное окно своей кельи, а из него открывался восхитительный вид. Его спросили:

– Как это ты, отец, не хочешь даже взглянуть, а мы не могли налюбоваться и на небо, и на горы, и на Эгейское море и его острова.
– Отчего я закрываю окно, вам не понять, но созерцать красоты мира сего я не имею желания, – ответил подвижник.

Это оттого, что он созерцал красоту Горнего мира и не хотел отвлечь от него своего внимания. Действительно, кто познал высшее блаженство, тот нечувствителен к земным утешениям. Но для сего познания надо иметь высокую душу.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского