Аудио-трансляция

Страсть тщес­ла­вия унич­то­жа­ет ве­ру в серд­це че­ло­ве­чес­ком.

преп. Никон

Уголок рая

Скит Иоанна Предтечи полон благодатной жизни, отрады и утешения. Это чувствует всякий человек, приходящий сюда.

Где-то людские толпы удивляются великолепным дворцам, построенным знаменитыми архитекторами, расписанным великими художниками, но нет большего благоговения и сердечного умиления для православного человека, чем при взгляде на небольшие домики Скита, где жили преподобные старцы: это и домик скитоначальников, где жили святые отцы наши Макарий, Анатолий (старший), Варсонофий и «хибарка» старца Амвросия, приютившая после него преподобного Иосифа, а затем преподобного Нектария. Сколько здесь перебывало жаждущих вечного спасения людей всех сословий… Сколько здесь было пролито слез, сколько прозвучало чистосердечных исповедных признаний, сколько разорвано было бесовских пут, сколько надежд возродилось!

Уголок рая В разное время в прошлом среди гостей Скита были Гоголь, тайная мечта которого о монашестве, о жизни в смирении возле старца Макария, не исполнилась. Иван Васильевич Киреевский, православный философ, много помогавший старцу Макарию, своему духовному отцу, в издании святоотеческих творений. Великий князь Константин Константинович Романов с детьми; писатели, сановники, благочестивые купцы…

В храме, как и в былые времена, идут тихие, размеренные службы, читаются скитские правила. Шумит вокруг таинственный сосновый бор. Отражаются ночные звезды в маленьком пруду. Здесь – сердце Оптиной Пустыни.

Легко вырубить плодоносный сад, но много надо положить трудов на то, чтобы снова заблагоухали цветы. Еще труднее взрастить сад духовный – сад души.

Земные цветы, столь нарядно одетые Господом, и вся цветущая красота прежнего <при старцах> Скита – все это было как бы зримой притчей, иносказанием о саде духовном. Это красота прежде всего духовная, овеянная молитвой. Недаром посетители Скита или впервые вошедшие сюда будущие его насельники не столько глазами, сколько душой воспринимали открывшуюся им райскую, по словам старца Варсонофия, красоту. Поэтому даже к простому яблочку из Скита отношение было особенное. «Посылаю тебе три заветных яблока, – пишет преподобный Анатолий (Зерцалов), – больше недели они лежали у меня за стеклом и глядели на Скит, и на птичек, и на все скитское»…

Молитвенная тишина не покидает этого удивительного места.


Из книги В.Афанасьева «Оптинские были»