Аудио-трансляция

Сог­ла­сие с по­мыс­ла­ми гре­ха есть об­ще­ние с вра­гом, от­сю­да отс­туп­ле­ние от нас си­лы Бо­жи­ей и по­мо­щи.

преп. Никон

В по­мыс­лах са­мох­ва­ле­ния – на­до смот­реть свои гре­хи и пом­нить, что без по­мо­щи Бо­жи­ей мы ни­че­го доб­ро­го и по­лез­но­го не сде­ла­ем, на­ши од­ни толь­ко не­мо­щи и гре­хи.

преп. Иларион

Враг наш не­ви­ди­мый сам же вло­жит мысль гре­хов­ную в ду­шу че­ло­ве­ка, да тут же и за­пи­шет ее, как его собствен­ную, да­бы впос­ле­д­ствии на Страш­ном Су­де Бо­жи­ем об­ви­нить че­ло­ве­ка.

преп. Амвросий

«Идеалист»

Когда в сердце закроется клапан для восприятия мирских наслаждений, тогда открывается иной клапан, для восприятия духовных. Но как стяжать это? Прежде всего миром и любовью к ближним. «Любы долготерпит, милосердствует, любы не завидит, любы не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит. Любы николиже отпадает...» (1 Кор. 13: 4–8).

«Идеалист»Светские развлечения совершенно закружат человека, не давая ему времени подумать о чем-либо духовном. А после этого времяпровождения остается пустота на душе. Вспоминаются суетные разговоры, вольное обращение, увлечение мужчинами, а мужчин женщинами. И такая пустота остается не только от греховных удовольствий, но и от таких, которые являются не очень грешными.
А что, если среди таких развлечений призовет к Себе Господь? Слово Господне говорит: «В чем застану, в том и сужу». А потому такая душа не может пойти в обитель света, но в вечный мрак преисподней. Страшно подумать! Ведь это на всю вечность!

Когда я еще жил в миру, товарищи называли меня идеалистом. Бывало, придут звать меня куда-нибудь:
— Устраивается пикник, целой компанией едем за Волгу с самоваром и закуской. Будет очень весело.
— Сколько же это стоит?
— По десять рублей с человека. – Вынимаю деньги и отдаю за себя, чтобы не получить упрека, что уклоняюсь из корыстных побуждений. А потом в день пикника заболеваю некоей политической болезнью и остаюсь дома. Вечером иду на берег Волги. Луна, в городском саду гремит музыка; я хожу один, любуясь красотой ночи – и хорошо мне! А на утро товарищи говорят:
— Был он?
— Нет, не был.
— Ну, конечно, – рукой махнут, – ведь он у нас идеалист.
Вот этот-то «идеалист» и привел меня, в конце концов, сюда в Скит.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского