Аудио-трансляция

Ку­да бы мы ни на­ду­ма­ли ук­ло­нить­ся или пе­ре­се­лить­ся, ту­да же и внут­рен­ний свой ха­ос пе­ре­та­щим, ибо как сми­рен­ным ду­шам вез­де зем­ной рай, так и не сми­рен­ным вез­де бу­дет му­ка и ка­тор­га не лег­че смер­ти. Не оп­ре­де­ляй­те се­бе ти­ши­ны вне оби­те­ли сво­ей, но ищи­те ее в ду­хе сми­ре­ния Хрис­то­ва внут­ри оной и в сво­ем серд­це, об­ви­няя се­бя во всем и счи­тая от ду­ши се­бя не­дос­той­ною поль­зо­вать­ся ти­ши­ною.

преп. Антоний

Преподобный Макарий Оптинский о монастырях и монашестве (из письма)

При взгляде на нынешний образ жизни монашества, как мы далеко уклонились от того пути, который нам показан в отеческих учениях, — сердце болезнует! И вместо того, чтобы искать добраго бисера, сокровенного на селе сердец наших, довольствуемся одною внешностью; а чтобы подвизаться на страсти, мали и редцы обретаются; и чрез слабости наши бываем соблазн миру, вместо того, чтобы быть — свет миру.

Преподобный Макарий Оптинский о монастырях и монашестве (из письма) Вы изволите замечать, что охота к чтению отеческих книг начала истребляться в монахах: вот это и служит причиною к расслаблению, так как нет побуждения к деятельной иноческой жизни; может быть и есть из новоприходящих, что имеют ревность и желание спастися; но, видя примеры слабости, прежде осуждают их, потом и сами порабощаются оным, не имея верного окормления и отвержения своей воли и разума,—что могло бы привести их к смирению, как сильному оружию на все вражьи сети. Не мудрено, что и в религиозных журналах нынешнего времени проявляется что-то такое невыгодное о жизни монашества. А о других литературных изданиях нечего и говорить! И все это разливается по всему христианскому миру, который не смотрит на свои слабости, а зорко взирает на монашеские и малые недостатки.

Впрочем, мы не должны обвинять судящих нас, но находить в себе вины, смиряться, приносить покаяние, и Господь силен спасти и извести изо рва оного, виденного преподобным Пахомием, скорбьми, напастьми и болезнями. Хотя и горестно смотреть на наши слабости, но многие приходящие в обитель обретают защиту от стрел вражьих, коим могли подвергаться в мирской жизни. Только, сколько мог я заметить, неполезно и опасно слишком юных принимать, ибо они более подвергаются влиянию слабой стороны, и навыкнув худому, не скоро могут прийти к истинному пути, так что ни к монастырю, ни к миру не бывают способны.

На сих днях мне случилось слышать сравнительный пример иноческой и мирской жизни: один странник безногий ползком обошел многие монастыри, и на вопрос одного монаха, как он находит монастырскую жизнь в сравнении с мирскою, отвечал: «Не все равные обители, но думаю так: луг, когда огорожен, то и трава на нем растет хорошо; а вне ограды бывает потоптана и поедена». Простой, но разительный пример! Еще ободряет нас писанное Иоанном Карпафийским к индийским инокам утешительное слово. Надобно молить Господа: да сохранит иноческий чин в нашем любезном отечестве и подаст силу и крепость к побеждению видимых и невидимых врагов христианству и монашеству.

5 июля 1860 года.