Аудио-трансляция

К смер­ти мы всег­да долж­ны го­то­вить­ся по­ка­я­ни­ем, действи­тель­ность ко­е­го из­ме­ря­ет­ся не чис­лом пок­ло­нов, а сер­деч­ным усер­ди­ем. Пом­ни, что жерт­ва Бо­гу дух сок­ру­шен: серд­це сок­ру­шен­но и сми­рен­но Бог не уни­чи­жит (Пс. 50, 19), и по­то­му, ког­да не ис­пол­нишь пра­ви­ла, по сла­бос­ти ли сил или по дру­гой ка­кой при­чи­не, за­ме­няй сей не­дос­та­ток са­мо­у­ко­ре­ни­ем и сми­ре­ни­ем.

преп. Макарий

Спе­ши отк­ры­вать яз­вы ду­шев­ные пред Гос­по­дом и ищи раз­ре­ше­ния и про­ще­ния. И ес­ли по про­ще­нии па­ки в то же впа­ла, па­ки при­бе­гай к по­ка­я­нию, и так до кон­ца. И Бог, ви­дя твой труд, твое по­ка­я­ние, не ос­та­вит те­бя без Сво­ей по­мо­щи и ми­лос­ти. Ес­ли Он нам за­ве­щал про­щать ка­ю­ще­му­ся бра­ту седмь­де­сять раз сед­ме­ри­цею, то не боль­ше ли Сам по­даст нам про­ще­ние, ког­да мы при­бег­нем к Не­му с по­ка­я­ни­ем. А что страс­ти не отс­ту­па­ют, то сие по смот­ре­нию Бо­жию. Пи­шут свя­тые от­цы, что страс­ти и па­де­ния сми­ря­ют че­ло­ве­ка, при­во­дят его в сок­ру­ше­ние сер­деч­ное и тем прив­ле­ка­ют ему Бо­жие ми­ло­сер­дие.

преп. Иосиф

Имей об­щее по­ка­ян­ное чувство. Имей сми­ре­ние. Тер­пи все, что те­бе по­сы­ла­ет Гос­подь, и Он, Ми­ло­сер­дый, при­мет твое по­ка­я­ние и по­ми­лу­ет те­бя.

преп. Никон

История о небесных плодах

В одном монастыре жил инок именем Феодот. Был он из малороссов, неграмотный, уже старец лет семидесяти. По послушанию колол дрова, носил воду, разводил очаг. Повар монастырский отличался вспыльчивым характером, часто, рассердившись, бил о. Феодота чем попало: кочергой, ухватом, метлой. Никогда никто не видел, чтобы о. Феодот рассердился на повара или сказал ему обидное слово. Иногда кто-нибудь из братии участливо подойдет к нему: «Больно тебе, отец Феодот?» — «Ничего, по горбу попало», — ответит он, и его старческое лицо осветится детской улыбкой.

История о небесных плодахОднажды один иеромонах этой обители заснул на молитве и видел сон: видел он обширный сад, наполненный деревьями необыкновенной красоты, деревья были покрыты плодами, испускающими тонкое благоухание. «Кто обладатель этого чудесного сада?» — подумал иеромонах и вдруг видит о. Феодота.

— Отец Феодот, как ты здесь? — воскликнул он.

— Господь дал мне сие — это моя дача. Как сделается на душе тяжело, я ухожу сюда и утешаюсь.

— А можешь ты мне дать райских плодов?

— Отчего же, с удовольствием, протяни мне твою мантию. — Иеромонах протянул, а о. Феодот насыпал в нее множество чудных плодов. В это время иеромонах увидел своего покойного отца, бывшего священником.

— Тятенька, тятенька, и ты тут! — радостно воскликнул он и протянул к нему руки; конец мантии выпал из рук, а с ним и плоды упали на землю, и иеромонах проснулся. Было утро. Иеромонах подошел к окну своей кельи и услышал крик:

— Ах ты, негодяй! — кричал повар. — Опять мало воды принес, надо чтобы все ушаты были наполнены. А ты и не заглянул во все, скотина! — ругаясь, повар тузил о. Феодота кочергой, сколько у него сил хватало. Иеромонах вышел.

— Оставь его, — обратился он к повару. — Отец Феодот, пойдем ко мне пить чай. Тот пошел.

— Где ты сейчас был? — спросил его иеромонах.

— Да заснул немного в поварне и по старческой памяти позабыл воды принести в достаточном количестве, чем и навлек на себя справедливое неудовольствие отца повара.

— Нет, отец Феодот, не скрывай от меня. Где ты сейчас был?

— Где я был? — отвечал о. Феодот. — Там же, где и ты. Господь по неизреченной Своей милости уготовил мне сию обитель.

— А что было бы, если бы я не уронил плодов? — спросил иеромонах.

— Тогда они остались бы у тебя, и ты, проснувшись, нашел бы их в мантии, но только я тогда оставил бы монастырь, — отвечал о. Феодот.

Вскоре после этого о. Феодот скончался и навсегда переселился в уготованную ему обитель.
Да сподобит и нас Господь вселиться во святые Его дворы со всеми благоугодившими Ему!

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского