Аудио-трансляция

По­э­ты и ху­дож­ни­ки, ко­то­рые удов­лет­во­ря­лись толь­ко вос­тор­га­ми, по­лу­ча­е­мы­ми от ис­ку­с­ства, по­доб­ны лю­дям, до­шед­шим до пор­ти­ка Царс­ко­го двор­ца, но не во­шед­шим внутрь чер­то­га, хо­тя им и пред­ла­га­ли.

преп. Варсонофий

Вся­ко­му, толь­ко по­мыс­лив­ше­му всту­пить на пра­вый путь, при­хо­дит­ся пе­ре­но­сить мас­су все­воз­мож­ных ис­ку­ше­ний. Бла­жен­ны и преб­ла­жен­ны всту­пив­шие на пра­вый путь.

преп. Варсонофий

При на­ча­ле приз­ва­ния к жиз­ни ду­хов­ной Гос­подь по­се­ща­ет бла­го­да­тию Сво­ею и раз­лич­ны­ми уте­ше­ни­я­ми, но пос­ле от­ни­ма­ет оные и ввер­га­ет в огнь мно­го­об­раз­ных ис­ку­ше­ний и скор­бей, что­бы са­мо­лю­би­вое и сла­во­лю­би­вое на­ше уст­ро­е­ние со­вер­шен­но ис­пе­пе­ли­лось ог­нем ис­ку­ше­ния, и не име­ли бы на­деж­ды на се­бя и на свои де­ла, но на ми­лость и че­ло­ве­ко­лю­бие Бо­жие. Сми­ре­ние ве­лие бла­го!

преп. Макарий

Иисусова молитва – необходимое оружие в деле спасения

Однажды я возвращался от батюшки Амвросия и на пути заехал в Васильсурск. Остановился в знакомом монастыре, и мне предложили посетить послушника монастыря брата Василия, жившего отшельником в лесу. Постучался я, сотворил молитву. Старец с любовью меня принял.

— Кто ты такой будешь? — спросил он меня.
— Я — воин Павел, благословите меня, батюшка.
— Какой я батюшка, я — простой послушник.

Разговорились мы с ним. Стал я расспрашивать, как он живет, как угождает Господу.

Иисусова молитва – необходимое оружие в деле спасения— Жить в лесу — от людей спокойно, — сказал старец, — вот только с бесами воевать приходится. Каких только страхований не нагонят они! Однажды среди белого дня вдруг вижу, едет к моей келии множество саней, в которых сидят чуваши. Остановились, стучат в дверь. "Отвори скорее, — говорят, — мы иззябли". Отец настоятель запретил мне пускать кого-либо без молитвы, вот я и говорю: "Сотворите молитву". "Какую там молитву, — отвечают, — отвори". — "Скажите: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас". За дверью раздался смех. Затем все сели в сани и уехали. Вышел я на улицу посмотреть, вижу — никаких следов на снегу, сугробы кругом моей калии огромные, следовательно, все это было призрачное. А то покойник приходил по ночам, стучит кулаком и ревет что есть мочи.

— Да, такие искушения были и у преподобного Серафима, — сказал я.
— То — преподобный, а то — я, и молитва у меня слабенькая, а все-таки Господь помогает. Больше всего упражняюсь в Иисусовой молитве.

Я попросил указания, как ее совершать.

— Страшная это молитва, — отвечает пустынник, — очень не любит ее сатана и старается всеми силами отомстить тем, кто ее совершает. Без руководства эту молитву проходить опасно. Если хочешь начать, то начни с небольшого. Возьми четки — у тебя есть? По четочкам сто молитв Иисусовых в день с поклонами, хочешь земными, хочешь поясными, все равно.

…Много и других искушений пришлось вытерпеть старцу. Иисусова молитва есть необходимейшее оружие в деле нашего спасения. Но кто берется за нее, должен ожидать искушений и приготовиться к борьбе внутренней, к борьбе с помыслами. Бесы не любят Иисусовой молитвы и всячески мстят человеку, бьющему их этим бичом. Они начинают нашептывать ему (конечно, невещественными устами) всевозможные сомнения: как это доказать, какой смысл в этом, это неправда, этому никто не верит, это обман и т.д. Чем же бороться подвижнику с этими помыслами? Непринятием их? Но легко сказать — не принимать помыслы. Выполнить это дело настолько нелегко, что борьбу с помыслами Господь принимает за мученичество.

Хотя молитва Иисусова требует от человека труда, она же несет с собой высокие утешения.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского