Аудио-трансляция

Мо­лит­ва, пост и бодр­ство­ва­ние над со­бою, т.е. хра­не­ние сво­их мыс­лей и чувств, де­ла­ют нас по­бе­ди­те­ля­ми вра­гов на­ше­го спа­се­ния. Са­мое труд­ное из этих трех дел есть мо­лит­ва – веч­ная доб­ро­де­тель, ко­то­рая всле­д­ствие уп­раж­не­ния об­ра­ща­ет­ся в на­вык, а мо­лит­ва до са­мой смер­ти тре­бу­ет по­буж­де­ния, сле­до­ва­тель­но, под­ви­га.

преп. Варсонофий

Чертог небесной славы

В светоносную ночь, после прочтения полуношницы, бывает торжественное исхождение и обхождение храма священнослужителями и всеми верными с возжженными свечами, при несении креста и святых икон и звоне колоколов. Это церковное действие прямо указывает на Евангельскую притчу о десяти девах, в полуночи пробужденных воплем: Се, жених грядет, исходите в сретение его. Тогда восташа вся девы тыя и украсиша светилники своя... и изыдоша в сретение жениху (Мф. 25: 1 - 7). Девы эти — души верующих. Жених — Христос. Ночь — жизнь века сего. Светильники — вера и добрые дела... Как Евангельская притча, так и торжественное обхождение храма верными при звоне колоколов изображают всеобщее воскресение при конце мира, когда глас трубы Архангельской возбудит всех мертвых, и верующие в Господа, подобно Евангельским девам, изыдут в сретение Ему со светильниками своими, каждый по достоинству своему.

 

Когда совершается это торжественное шествие около храма, двери церковные затворяются. Идущие верные видят в храме свет, а на пути перед собой и около себя — непроницаемый мрак, и так приходят в преддверие храма к затворенным дверям. Не означается ли сим, что все, воскресшие во всемирное воскресение, издали узрят чертог небесной славы, но не все внидут в оный, а только достойные, у которых светильники, как у мудрых дев, не угаснут при встрече Жениха - Христа. Остальные же, у которых, как у юродивых дев, светильники угаснут, тщетно будут повторять начало церковного стиха: «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам да вниду в онь».

В преддверии храма, перед затворенным оного входом, первенствующий служащий, сотворив обычное пасхальное начало прославлением Святой Троицы и пением: «Христос воскресе», с крестом в руках, отверзает двери церковные и первый входит в храм, а за ним входят, без различий, и все прочие христиане, поющие радостную церковную песнь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав». Непрестанно являются служители алтаря в блистающих одеждах, непрестанно зрим Крест Христов, и поклоняемся сему знамению спасения нашего, непрестанно осеняемся курением священного фимиама; у всех в руках возжженные свечи; в устах же у всех, и служащих, и поющих, и предстоящих, только и слышится радостное: «Христос воскресе!»

Так празднуется временная Пасха Христова на земле и к сему празднованию допускаются все христиане, достойные и недостойные, потому что настоящая жизнь подлежит изменению: нередко достойные делаются недостойными, и наоборот — недостойные делаются достойными, что явно показано на Иуде и разбойнике. Первый был в лике избранных дванадесяти апостолов Христовых, три лета следовал за Христом, непрестанно слушая учение Его, и имел дарование изгонять бесов и исцелять многоразличные болезни. Но наконец, обезумев от нерадения и сребролюбия, предал Христа, и погиб навечно. Разбойник же более тридцати лет был в шайке закоренелых злодеев, но, вразумившись на кресте, исповедал волею Распеншагося Сына Божия Господом и Царем, и первым вошел в рай. Примеры эти да содержим всегда в памяти, чтобы воздержаться от греха осуждения, хотя бы мы видели кого-либо и при конце жизни грешащим, как убеждает нас святой Иоанн Лествичник.

Но иной будет порядок празднования на Небеси Пасхи вечной после всеобщего воскресения и суда. К празднованию оной будут допущены только одни избранные, достойные. И кто единожды допущен будет в чертог Небесный к празднованию Пасхи вечной, тот навечно и останется в лике празднующих оную, во гласе радования. Кто же окажется недостойным участия в этом праздновании, тот пребудет в вечном лишении и вечном отчуждении. Все мы, христиане, пока живы, должны быть осторожны и внимательны к своему спасению. И мнящиеся из нас стояти, по слову апостольскому, да блюдутся, да не падут, памятуя всегда ужасающий пример погибшего Иуды. Немощные же из нас и падающие да возбуждаются надеждой исправления, видя утешительный пример благоразумного разбойника, наследовавшего рай.

«О Пасха, велия и священнейшая, Христе! О мудросте, и Слове Божий, и сило! Подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего».

Из писем прп. Амвросия Оптинского