Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Мо­на­ше­ст­во есть внеш­нее и внут­рен­нее. Ми­но­вать внеш­нее нель­зя, но и удов­лет­во­рить­ся им од­ним то­же нель­зя. Од­но внеш­нее без внут­рен­не­го да­же при­но­сит вред. Внеш­нее мо­на­ше­ст­во мож­но упо­до­бить вспа­хи­ва­нию зем­ли. Сколь­ко ни па­хай – ни­че­го не вы­рас­тет, ес­ли ни­че­го не по­се­ешь. Вот внут­рен­нее мо­на­ше­ст­во и есть се­я­ние, а пше­но – мо­лит­ва Ии­су­со­ва. Мо­лит­ва ос­ве­ща­ет всю внут­рен­нюю жизнь мо­на­ха, да­ет ему си­лу в борь­бе, в осо­бен­нос­ти она не­об­хо­ди­ма при пе­ре­не­се­нии скор­бей и ис­ку­ше­ний.

преп. Варсонофий

«Взят дух от тела». Из послереволюционной Летописи Скита Оптиной Пустыни

Я назвал Скит тихой и мирной пристанью для немощных душ человеческих… Поистине, отцы и братия, здесь тихая и мирная пристань для спасения душ людских... Совершаются величайшие мировые события. Некогда могучее наше государство, занимавшее шестую часть всего мира, видимо разлагается, как разлагается мертвый безжизненный организм. Ум пытливый в смущении стоит и спрашивает: где причина сему? Отчего так быстро рушится такое великое государственное тело?.. Видел я, отцы и братия, мертвые тела, начавшие вскоре же после смерти разлагаться и спрашивал тогда ум мой: что за причина такого быстрого распада организма и сам же отвечал: взят дух от тела, оттого и распадается оно…

«Взят дух от тела». Из послереволюционной Летописи Скита Оптиной ПустыниСие мыслю и по отношению к отечеству нашему. Мысленно пробегаю всю его историю, начиная со Св. Владимира и до последних времен и ищу в теле Отечества нашего духа, скрепляющего и утверждающего его могущество и силу и славу его, и нахожу сию живительную силу, сию душу государства нашего. Что, как не святое Православие зародило, вырастило и укрепило землю русскую? Какие тяжелые времена приходилось переживать нам. Татарское иго… Полная государственная разруха после Грозного Иоанна, когда столица – Москва была уже занята врагами нашими. Войны Великого Петра. Частые перевороты в высших сферах правления после смерти этого гиганта преобразователя – Императора. Война 1812 года. Севастопольская кампания и много, много других горь и бедствий народных. Но не ослабили они могущества нашего, не расшатали сил наших, а всегда после них были и радости и крепло и росло государство наше… Отчего же было это? Оттого что весь народ был в Православии. 

Вся душа его была пропитана Православием. Как ни грязен, ни темен был он душой своей, а он все-таки был православным, а Православие сообщало духу его смирение и кротость. Это-то смирение и кротость и делали народ наш великим пред Господом, оттого Он и посылал ему свое благословение и была наша Держава Великая и Могучая... Но враг рода человеческого, ненавистник всякого добра, посеял в умах и сердцах народа нашего горделивые мысли самомнения, и стали все думать, что каждый знает много и знает правильно, и стал каждый возрастать в гордости. Злое семя дало богатый урожай. Народ настолько помутился в разуме от гордыни сердца, что свергнул с престола своего законного повелителя – царя, но он не остановился на этом. Бог попустил ему идти дальше. Из гордыни родилась злоба, а из той и из другой родилась ненависть к святыне народной – святому Православию, и о ужас, позор, вскормленные и вспоенные духовною материю Святой Православною Церковью, ея чада возстали, движимые духом антихриста на св. Церковь. Народ забыл Бога, но не ложно слово псалмопевца: рече безумен в сердце своем: несть Бог (Пс. 13, 1).

Поистине безумен стал народ и в безумии стал рубить корни дерева-государства, от которых оно – государство и питалось. Стал гнать Церковь Божию. Вот отчего случилась такая разруха на нашей земле. Вот отчего столь великое государство падает в один год. Таковы законы Всевышнего. До неба вознесшийся, до ада низвергается, и все от того, что в сердце своем возрастил семена диавола: гордость, самомнение, злобу и разврат... Теперь время гонений на Церковь Божию. Кругом чувствуется, что близко, близко то время, когда верные побегут в горы по слову тайнозрителя…

Летопись Скита Оптиной Пустыни, 1918 год