Аудио-трансляция

Про­щенья про­сить труд­но то­му, кто горд. Ди­а­вол то­же не уме­ет и не лю­бит про­сить про­щенья.

преп. Анатолий

Ес­ли силь­но про­яв­ля­ют­ся гнев, ро­пот, то это вер­ный приз­нак ду­ши гор­дой. Сми­рись, уко­ри се­бя, и си­лен Гос­подь по­дать ру­ку по­мо­щи и уте­шить.

преп. Анатолий

Есть гре­хи смерт­ные и несмерт­ные; смерт­ный грех это та­кой грех, в ко­то­ром, ес­ли не по­ка­ешь­ся и в нем зас­та­нет смерть, то идешь в ад, но ес­ли ты в нем по­ка­ял­ся, то он тот­час же про­ща­ет­ся. Смерт­ным он на­зы­ва­ет­ся по­то­му, что от не­го ду­ша уми­ра­ет и ожить мо­жет толь­ко от по­ка­я­ния. Грех то же для ду­ши, что ра­на те­лес­ная для те­ла. Есть ра­ны, ко­то­рые мож­но вра­че­вать, ко­то­рые не при­но­сят те­лу смер­ти, а есть ра­ны смер­тель­ные. Так же и гре­хи. Смерт­ный грех уби­ва­ет ду­шу, де­ла­ет ее нес­по­соб­ной к ду­хов­но­му бла­же­н­ству. Ес­ли, нап­ри­мер, сле­по­го че­ло­ве­ка пос­та­вить на мес­то, с ко­то­ро­го отк­ры­ва­ет­ся чуд­ный вид, и спро­сить его: „Не прав­да ли, ка­кой чуд­ный вид, ка­кая кра­со­та", то он, ко­неч­но, от­ве­тил бы, что не чувству­ет этой кра­со­ты, так как у не­го нет глаз, нет зре­ния. То же са­мое мож­но ска­зать о нес­по­соб­нос­ти ду­ши, уби­той гре­хом, к веч­но­му бла­же­н­ству.

преп. Варсонофий

О спасительности среднего пути

Поставленные на ратном поле века сего воины ни о чем более не думают, как о том, чтобы одержать победу над врагами. Так, отвергшиеся мира должны о том токмо и помышлять, чтобы при помощи Божией соделаться совершенными победителями. Но как в сражении с внешними врагами есть две крайности: сильная стремительность — и недеятельность, так точно и в духовной брани.

О спасительности среднего пути Стремительность часто преступает пределы благоразумия и отстраняется от истины иногда слишком далеко, а потому не только иногда не получает успеха, но еще в горшую впадает опасность. Так, например, полководец пылкого духа нередко, не испытав собственных сил и твердости и вверяясь одной своей запальчивости, сильно устремляется на врагов своих, но не выдержавши борьбы, когда пройдет его жар, или совершенно погибает, или остается в посмеянии у врагов.

В духовной брани случается то же, ибо сильная стремительность к победе нередко возрождает в человеке дух самонадеянности. От сего и утвердившиеся в подвигах веры крепкие мужи иногда ослабевали, особенно когда благодать Божия на некоторое время оставляла их, дабы испытать их и показать им собственную их немощь. Ап. Петр, сильно желавший и в темницу и на смерть идти со Христом, в опасности троекратно отвергся Его и убоялся даже рабы архиереевой. Из сего мы должны научиться, что во брани с внутренними врагами не должно слишком спешить,​ впрочем, и не оставаться в бездейственности. Ибо само собою разумеется, что недеятельные то же, что и безоружные, которых, пришедши, враг поемлет в плен без сопротивления.

Следовательно, в духовных подвигах должно держаться святой, непадательной середины. Стезя средняя есть самая наилучшая и вернейшая стезя спасения, на которую мы с вами почти что попали. Бодрствуйте же, стойте, укрепляйтеся, говорит Апостол.

Из писем архимандрита Александра Арзамасского прп. Моисею Оптинскому